Франсуаза Саган (Françoise Quoirez)

Франсуаза Саган (Françoise  Quoirez)

Годы жизни: с 21.06.1935 по 24.09.2004

Однажды, в парижском монастыре, Франсуаза Куарэ поклялась победить этот открытый город и искупаться в нем в лучах славы. Даже потеря черновика первой книги не сломила ее. И слава не заставила себя долго ждать, но, намного позже, она подтвердит, что «слава – это сверкающий траур по счастью». Она никогда не перечитывала свои романы, так как боялась не успеть прочесть множество неизвестных книг. Она жила на большой скорости, ибо верила, что скорость – это не признак жизни, не вызов ей, а порыв к счастью. Вихрем она врезалась в «большую игру» дороги, чтобы снять остроту любовных переживаний. За зеленым столом она пыталась позабыть о песочных часах быстротекущего времени, позабыть бремя денежных проблем и цепкие «щупальца» общества. Извлекая из авторучки чудесную гармонию слов, она нуждалась в своих героях, как и они в ней. Она писала между встречами – когда думала об книге, – разговорами – когда думала об книге, – диалогами – когда думала об книге…

Настоящее имя именитой писательницы – Франсуаза Куарэ. Родилась французская романистка 21 июня 1935 года, в городке Карьяк, департамента Ло. В начале Второй мировой войны ее семья переехала в Лион. Ее отец, Пьер Куарэ, был богатым промышленником.

Несмотря на то, что родом она была из богатой семьи, она не усвоила ни болезненной страсти матери к светской жизни и роскоши, ни расчётливого благоразумия отца. Её мать, признанная красавица Мари Куарэ, поражалась собственной дочери: она постоянно ходила в растянутых свитерах, неприглядных парусиновых юбках и потёртых брюках, кое-как причёсанная, но, тем не менее, без конца рассуждающая о литературе, поэзии и о новых веяниях в них, то и дело упоминая имена лидеров авангардных направлений – Марселя Пруста, Артюра Рембо и Поля Элюара. Жизнь в доме богатых родителей дала Франсуазе блестящее книжное образование – она могла читать всё, что только хотела, и имела доступ ко всем новинкам книжного мира.

Франсуазу отправили на учебу в элитный католический пансион. Жизнь в пансионе, с прогулками строем по улицам Пасси, была ужасна; единственной забавой было – чей-нибудь ухажер, следующий за строем на мопеде. Франсуаза притворялась, что учится, а на самом деле читала, старалась понять, предчувствовать и предвкушать чудесное будущее.

В тринадцать лет Франсуаза прочитала книгу «Яства земные» Андре Жида, которая стала для нее библией, а ее автор – крестным отцом. Это была первая книга, указавшая ей, кто она есть в глубине души и чем хотела, чем могла стать.

В четырнадцать лет знакомство с произведением «Человек бунтующий» Альбера Камю перевернуло ее религиозные взгляды. Книгу «Озарения» Артюра Рембо Франсуаза взяла на пляж лишь для красивого антуража. Так, совершенно случайно, она открыла для себя гения; книга сразила ее наповал, как ударом молнии, но гром был куда оглушительнее, его воздействие было необратимо: она окончательно решает «схлестнуться с литературой, вступить в единоборство со словами, ее рабами и господами».

В шестнадцать лет ее литературным кумиром стал Жан Поль Сартр. Для Саган Сартр стал «властителем дум», учителем, заводилой, выдернувшим своими манифестами юную благообразную католичку из традиционной буржуазной среды.

Позже Франсуаза признается, что всю сложность и смысл иерархии в писательском деле она познала благодаря Марселю Прусту, ему она обязана всем.

Завалив июльские экзамены, после двухнедельного перерыва, Саган возвратилась в поджидавшую «тюрьму бакалавров». А вот весь октябрь был только ее – она посещала спонтанные вечеринки, отправлялась с какой-нибудь шумной компанией на правый берег Сены, – на джазовые концерты, просто, на танцы.

Когда выдавалась минута, Франсуаза бежала в бистро, для того чтобы писать и переписывать… Так появилась голубая тетрадка, которая три года спустя, по настоянию подруги, была отдана ей на хранение. Вскоре подруга тяжело заболела, и Франсуаза не осмелилась попросить записи обратно. Мать умершей подруги, – само воплощение зла, способная на все, как говорила сама писательница, – так и не отдала тетрадь. Ощущение, что она оставила ребенка у людей, не умеющих любить, не покидало ее. Этим «ребенком» был ее первый роман, который позже Франсуаза с большим трудом восстановила.

Выйдя из пансиона, Франсуаза, одержимая страстью к литературе, поступает на филологический факультет Сорбонны – Парижского университета, в предвкушении новой, взрослой жизни. В маленьких уютных парижских кафе она встречается с художниками, писателями и артистами. Провал экзамена по английскому языку вынудил Саган оставить Сорбонну, и теперь только литературные успехи могли спасти её от позора и презрения родителей.

Глава крупнейшего парижского издательства, Рене Жюльяр, прочитав роман «Здравствуй, грусть», предвкушал встречу с дамой, во всех отношениях искушенной. Каково же было его удивление, когда на пороге кабинета возникла девочка-подросток: маленькая, хрупкая, с острым носиком и всклокоченными волосами. Девице стоило немалых трудов убедить издателя в своей причастности к авторству.

Жюльяр инквизиторски допрашивал студентку:

– Вы уверены, что в вашем романе нет ничего автобиографического? Что всю эту историю Вы просто взяли и придумали?

– От начала до конца, – кивнула Франсуаза, протягивая в доказательство Жюльяру черновик – толстую тетрадь, исписанную стремительным, почти детским почерком.

Ловкий Жюльяр вовремя почувствовал, что на этой худенькой, востроносой девчонке можно сделать хорошие деньги. Он организовал, одновременно с выходом повести, шумную рекламу, привлекая внимание читателей к необычному факту: писательнице ещё не исполнилось 19 лет, а она уже рассуждает далеко не на детскую тему. Жюльяр потирал руки в предвкушении скандала, обещавшего пролить денежный дождь на его издательство.

Вышедший в свет роман «Здравствуй, грусть», рукописи под именем «Франсуаза Саган», – псевдоним Саган был выбран в честь княгини Саганской из «В поисках утраченного времени» обожаемого ею Пруста, – произвел настоящий фурор. В мае было продано 8 тысяч экземпляров, в сентябре – 45 тысяч, через год – 350 тысяч! Жюльяру казалось, что все это – прекрасный сон, ведь французская беллетристика до сих пор не знала подобных тиражей. В Америке, Англии, Италии и Японии книга мгновенно стала бестселлером. А в октябре 1955 года Голливуд купил права на постановку фильма по роману за 3,5 миллиона долларов.

«Критики сочли «Здравствуй, грусть» книгой увлекательной, живо и хорошо написанной, и даже обнаружили в ней оценку современной эпохи, хотя и покоробившую их, но все же интересную», – вспоминала Саган. «Книга блещет талантом с первых страниц», – именно так выразился Франсуа Мориак в передовой статье газеты «Фигаро», сразу проложив дорогу роману.

Секрет сказочного успеха книги был прост: Саган подарила молодежи то, чего она давно жаждала – новую, опьяняющую идею любви, свободной от условностей и запретов. Образ Сесиль, главной героини романа, получился настолько всеобъемлющим и глубоким, что не мог не вызывать удивления. Он как бы вобрал в себя множество частных и конкретных судеб современников писательницы, почему и возник термин "поколение Франсуазы Саган".

На дворе стоял 1954-й год, а для этого времени "Здравствуй, грусть" была вещью смелой. Ее автора Франсуа Мориак окрестил «прелестным маленьким чудовищем», после чего образ этого «чудовища» трансформировался в своеобразный миф, вызывая восхищение или презрение, отвергаемый, или, напротив, принимаемый с ходу.

Чего только не писали в газетах: "Смесь цинизма, эгоизма, лиризма, с большой долей светской легкости, несомненный талант, отсутствие таланта, один шаг до гениальности, нахалка, попавшая в литературу случайно". Если уж французы были шокированы романом, то для русских читателей, он стал откровением.

Франсуаза Саган в одночасье стала и символом скандальности и символом современности. Некоторые газеты писали, что автором является ни она, а ее отец, или некий старый писатель, которому заплатили за молчание; другие газеты подсчитывали размеры авторских гонораров и ее легкомысленные траты. Став в одночасье богатой, Франсуаза оплатила своим первым романом свой первый «великолепный», хотя и поддержанный автомобиль - «Ягуар XK - 140».

Франсуаза уже готова была разогнать свою жизнь как машину на хорошей скорости, но пока ей приходилось выполнять то, что велели старшие. А они велели отправиться в Штаты и наглядно продемонстрировать лик «прелестного маленького чудовища».

В один прекрасный день, сытая ежедневными, повторяющимися пятьюдесятью вопросами, она получила приглашение-телеграмму от Теннеси Уильямса. С самой первой встречи у них сложились очень добрые, дружеские отношения. Как-то Саган, предоставив ему свою тщательную работу по переводу его пьесы, спросила: «Скажи, а у тебя не было чувства, что тебя исказили?». «Нет, darling, я чувствовал, что меня любят. А когда тебя любят, это, понимаешь ли, важнее всего на свете», - ответил великий драматург.

Второй роман Франсуазы Саган «Смутная улыбка» укрепил ее известность. Книга по-прежнему переполнена чувствами, но теснее связанна с обычной жизнью, в этой книге есть нечто трогательное, внушающее надежду. Многие из критиков и литературоведов замечали, что мадам Саган отдает предпочтение строгим формам классицизма, она последователь Жана Расина, у которого любовные конфликты были подняты на уровень трагедии, что подчеркивало высокую значимость и ценность человеческих чувств. Саган соблюдает строгое единство действия, ее задача показать внутренний мир своих героев в моменты наивысшего психологического напряжения, хотя синтаксис ее изысканно-точных фраз всегда нарочито холоден и спокоен, здесь нет бурных выплесков эмоций, волнений, многоречивости, объемных внутренних монологов. Стиль ее совершенствуется, становится все более характерным, все более узнаваемым.

Большинство ружей опустилось… Так Саган была объявлена матерью двух своих книг. Она выдержала «испытание второй книгой» и помчалась дальше – к своему счастью.

Литература и жизнь постепенно смешивались. После выхода книги «Смутная улыбка» Саган встретила Ги Шёллера, издателя, который, помимо чувства юмора, обладал «серыми глазами, выглядел усталым, почти печальным». Желая сбежать от зарождающегося в ней чувства, Франсуаза вместе с лучшей подругой укрывается в домике с мельницей, Милли-Ля-Форе, арендованном Кристианом Диором. В этот уголок любили заглядывать многие, в том числе, и ее друзья.

Однажды Франсуаза встречала на своей машине прекрасную пару — Жюля Дассена с Мелиной Меркури. На обратном пути, попав в канаву, Саган потеряла управление: машина врезалась в откос, выбросив пассажиров. Когда Саган вытащили из-под обломков машины, она была без сознания. Так романный сюжет случился с ней самой: Франсуаза оказалась на волосок от гибели. Выздоровев, Саган комментировала ситуацию с юмором: «Пока Мелина, совсем обезумев, бежала по полю, взывая к Аиду, владыке царства мертвых, он пытался оживить меня дыханием рот в рот. Я – единственная женщина, которую Жюль Дассен, неотразимый Дассен, в течение получаса, целовал в губы на глазах у Мелины. Но я находилась в коме, увы…»

В Париже хирург Лебо отказался делать операцию, и тем самым спас писательнице жизнь.

Через месяц в клинику явился Ги Шёллер просить руки Саган. Она вручила ему ее больше чем на год, так как жизнь вдвоем не получалась: Франсуаза «слишком боялась разонравиться Ги, не могла ни писать, ни смеяться…». Позже они часто встречались тайком в укромных местечках, хотя все еще оставались законными супругами.

Может поэтому, вышедшая в это непростое время книга «Через месяц, через год», имела «лилипутский текст, двадцать страниц из которого улетели в окно». Печатные станки уже стучали – у Франсуазы Саган оставалось времени только быстро переписать рукопись. Так, третья попытка вызвала тревогу не только у критиков, но и у самого автора. Но 250 тысяч экземпляров романа разошлись за два дня – читатели решили, что это книга у Саган последняя.

Роман «Любите ли Вы Брамса?» был написан чуть позже; критики о нем отзывались так: «Большая удача. Остается лишь поздравить Саган и помолиться за ее творческое исцеление». В это время она колесила по дорогам Юга и заснеженным шоссе вместе с давним любовником и другом, журналистом Бернаром Франком. Он был близко знаком с Сартром и являлся для Саган воплощением интеллектуала. Саган, впоследствии, обронила с интонацией истинно французской женщины: «Мы жили вместе так часто, насколько позволяли наши дома, наши разные браки».

В это же время Саган приобретает единственную собственность, кроме старого «Мерседеса» – дом в Нормандии, вместе с его бесчисленными залоговыми обязательствами, «совершенно случайно, на выигрыш 80000 франков (8 миллионов старыми), благодаря ставке на «8», 8 августа, в 8 часов утра… и цена этому дому была равна 8 миллиардам воспоминаний».

Для того чтобы развеселить приунывших друзей, Саган пишет пьесу «Замок в Швеции», которую год спустя, на просьбу – «что-нибудь, что раньше не издавалось» - издателя театрального журнала «Кайе дю сезон», Жака Бреннера, отсылает. Журнал случайно попадает к руководителю театра «Ателье», Андре Барсаку. Пьеса так ему понравилась, что он попросил ее дополнить. Так, совершенно случайно, Саган открывает для себя прелести театрального успеха – выкрикивание «браво», цветы, шампанское… Люди говорили: «Она еще и пьесы умеет писать!», а ее мама со «Всем Парижем» плакала в третьем ряду.

Позже, по просьбе актрисы Мари Белль, Саган пишет пьесу «Скрипки, поющие иногда». Писательнице представился редкий случай в жизни – обрести лучшую подругу в самую тяжелую минуту, во время творческого провала. Это была Мари Белль.

Самая известная пьеса Саган - «Лиловое платье Валентины» - была поставлена Ив Робером на сцене "Дез Амбасседер".

Написав пьесу «Счастье, чет и нечет», Саган пробует себя в режиссуре. Но, как она сама отмечала, что беспорядок, любовные похождения, хохот, шум труппы за кулисами, оставили в ее жизни только память о веселом времени, но не более того…

Были и другие пьесы с разными судьбами – «Хорошая погода днем и ночью», «Лошадь в обмороке», «Пианино в траве».

Следующий роман «Сигнал к капитуляции» имел очень большой успех, особенно, после выхода на экраны быстро снятого хорошего фильма, с участием в главных ролях – Катрин Денев и Мишель Пикколи.

Через некоторое время Франсуаза предприняла еще одну попытку обрести семейное счастье. На сей раз ее избранником стал американец Роберт Уэстхофф – бывший десантник, манекенщик и несостоявшийся скульптор. Встреча с Саган стала для него подарком судьбы – оба, любители крутых жизненных поворотов, были из одного теста. В январе 1962 года Франсуаза вышла замуж за Роберта – свадьба состоялась в одном из красивейших замков Франции. Поспешить к венцу ее вынудили обстоятельства: она ждала от Роберта ребенка.

Мальчик, которого назвали Денис, родился 26 июня 1962 года. «Я теперь как дерево, у которого выросла еще одна ветвь», – говорила друзьям Франсуаза. И этот брак не продлился долго. После развода они сохранили хорошие отношения, и мирно прожили под одной крышей еще семь лет.

В день рождения сына ушел из жизни первый издатель книг Саган – Жюльяр. Впоследствии писательницы пришлось плыть по течению в компании издателя Нильсена, который к литературе был совершенно равнодушен.

С 1965 по 1968 год Франсуаза Саган ничего не писала.

В 1969 году – по возвращении из Индии – Саган опубликовала роман «Немного солнца в холодной воде». Эта книга была написана в Нормандии, где молодая семья сняла дом. В эссе «Страницы жизни» Саган пишет: «В романе «Немного солнца в холодной воде» есть нечто, внушающее мне, – впервые, – уважение к самой себе».

По этому роману вышел фильм с музыкой Мишеля Леграна, а Франсуаза Саган написала к фильму песню «Скажи мне».

Франсуаза Саган была известна и как общественный деятель, публицист, поднимающий на обсуждение в своих газетных выступлениях проблемы нравственного и духовного кризиса среди молодежи, в защиту демократии и прав человека. Ей, не понаслышке, была известна проблема наркомании среди молодежи, поэтому неудивительно, что одна из поздних ее вещей – остросюжетный роман "Ангел-хранитель", был напечатан в России, в молодежном журнале "Ровесник" – наиболее читаемом и популярном издании.

Имя Франсуазы Саган давно было известно во всем мире, но ей пришлось отстаивать свою литературную честь. Более года длилась темная история о плагиате, в котором ее обвинили некие адвокаты, ее же издатель и лжеавтор. Издатель в столь подходящий момент должен был представить текст романа, но не нашел его… Истец явно блефовал: он не представил в доказательство вины Саган той самой рукописи, которая, якобы, была первоисточником. Впервые, в истории литературы, издатель нападал на книгу одного из своих авторов после того, как опубликовал ее. Саган пришлось обратиться в апелляционный суд, где ее противники были осуждены за необоснованные обвинения. Вышедший в это время роман «Приблуда», продавался плохо; только счастливый случай с выигрышем на скачках позволил ей оплатить адвокатов и прожить в это трудное для нее время.

О самых дорогих встречах в своей судьбе Саган издает книгу «В память о лучшем». Благодаря восторженным читателям, Саган записывает свои воспоминания на диск.

Отдельную главу книги она посвящает своему главному учителю. У Франсуазы Саган было много писателей, кем она восхищалась, но единственным, кем она восхищалась, как человеком, был Сартр. В 1980 году, в газете «Эгоист», Саган опубликовала открытое письмо к Сартру, в котором назвала его самым честным и умным писателем своего поколения. Потерявшему зрение Сартру, прочитали это письмо. Спустя двадцать лет их встреча была неизбежна. Позже, по просьбе Сартра, это письмо Саган записывает на пленку. Писатель уверял ее, что прослушивает запись иногда, в одиночестве, когда падает духом. Они встречались очень часто, ужинали в скромных ресторанах, беседовали обо всем; ее учитель, несмотря на свой серьезный недуг, оставался очень интересным собеседником. После его смерти Саган скажет: «Кроме этого мужчины, сраженного бедой, у меня нет никого, кто бы мог бы меня наставить на путь истинный, никого, кому я могла бы верить».

Квартира Саган в Париже была самым известным литературным салоном во Франции. В него были вхожи дипломаты и премьер-министры.

Человеком, с которым Саган связала дружба на многие годы, стал Франсуа Миттеран – тогдашний президент Франции. Они познакомились случайно – летели одним рейсом в Париж. Президенту хватило человечности на дружбу с писательницей, чье имя не сходило со скандальных полос. Саган поражало, что Миттеран — единственный государственный деятель, который не требовал освободить для него дорогу.

Миттеран же, до самой своей смерти, оставался в числе друзей именитой писательницы. Не раз Миттерану доводилось выручать писательницу из беды: как-то в Колумбии, в Боготе, куда он, прихватив с собой Франсуазу, отправился с официальным визитом, ей стало плохо. В местный госпиталь, отменив все встречи, примчался Миттеран. Узнав, что Саган при смерти из-за разорванной плевры, президент решает немедленно отправить ее во Францию на своем личном самолете, чем спасает писательнице жизнь.

Ее последняя книга - на библейский сюжет. В 1991 году Франсуаза опубликовала небольшой роман «Давид и Бетштабе» (всего 100 страниц). Он основан на эпизодах легенды о царе Давиде. Библейский сюжет призван был придать новой сагановской истории универсальный характер, застолбить место среди богов человеческой культуры. Роман открывается предисловием известного израильского политического деятеля Шимона Переса. Книга вышла в специальном издании для библиофилов-коллекционеров: роскошные, редкие иллюстрации, пышное художественное оформление, тираж — всего 599 экземпляров, и все пронумерованы, а некоторые, лично подписаны автором. Каждый том стоил десятки тысяч франков. Из-за маленького тиража книга почти сразу превратилась в библиографическую редкость.

Последний скандал, связанный с именем Саган, разразился в 1995 году. Как-то правоохранительные органы заподозрили её в хранении и распространении наркотиков, не говоря уж об их употреблении.

Ей опять пришлось разбивать сплетни и отстаивать правоту в суде: «О том, что я алкоголичка, здесь пишут уже 20 лет, но это неправда. Я пила вино, как все во Франции. Потом десять лет соблюдала сухой закон, ничего не пила. Ни грамма. Журналистам это мешало… И они придумали, что я наркоманка. Арестовали торговца наркотиками. Я была одной из ста человек, которые купили у него какую-то дозу кокаина» (из интервью с Ф.Медведевым).

Спасла писательницу от тюрьмы только близкая дружба с самим президентом Франции – Франсуа Миттераном. Но условный срок Саган всё же получила.

В последние годы жизни французские налоговые власти обрекли Франсуазу Саган на мучительное существование. Для покрытия ее долгов не хватало никаких гонораров, хотя все книги становились бестселлерами, а в десятках театров по всему миру шли ее пьесы, при полных аншлагах, хотя были написаны в семидесятые годы.

Если бы ни помощь друзей, Саган осталась бы без крыши над головой. Ее уделом стали съемные, скромно-буржуазные парижские квартирки или номера в гостиницах.

«Я люблю деньги, которые для меня всегда были хорошим слугой и плохим хозяином», – так она говорила. При этом Франсуаза никогда не была стяжательницей: щедро раздавала деньги благотворительным фондам, своим ближним и, попавшим в нужду, собратьям по перу; внесла немало личных средств в помощь пострадавшим от аварии на Чернобыльской АЭС, покупала и тут же раздаривала дорогие машины и драгоценности.

Она вообще всю жизнь питала склонность к эпатажу – отказалась войти в состав Гонкуровской академии, отклонила лестное предложение быть избранной в члены французской Академии, а ведь такой чести за всю историю удостаивалась, лишь одна писательница.

– Во-первых, мне не идет зеленый цвет академического мундира, – смеясь, отшучивалась Саган. – Во-вторых, я всегда и везде опаздываю, и, тем самым, могу задержать работу над словарем французского языка, над которым уже много десятилетий трудятся наши «бессмертные». Наконец, я не люблю почестей, которые утомляют меня своей бессмысленностью. Что же касается посмертной славы и места в литературном пантеоне, то мне на это ровным счетом наплевать.

24 сентября 2004 года все французские телеканалы прервали передачи, чтобы сообщить: в больнице городка Онфлер, в половине восьмого вечера, умерла Франсуаза Саган. Ей было 69 лет. Отпевали ее в маленькой хуторской церкви. На похоронах были сын, Дени Уестхофф, сестра, Сюзанна, давний друг, Бернар Франк, и двести человек из числа друзей и поклонников ее таланта. Похоронена Саган в семейном склепе. После смерти Франсуазы Саган французский президент, Жак Ширак, объявил ее самой блестящей писательницей в истории Франции.

Но остались её произведения, где каждый читатель может найти для себя нечто главное. Свою книгу «В память о лучшем» Франсуаза Саган заканчивает обращением к читателю: «Надо прожить чью-то жизнь – то есть надо читать, чтобы обрести способность воспринимать собственную жизнь всеми пятью чувствами».

Интересные факты из жизни

В 1988 году мадам Саган посещает Россию, где ее книги знают и читают ничуть не меньше, чем в Европе. В одном из интервью Саган призналась, что её бабушка, со стороны отца, была русской, а потому, свою склонность к игре и авантюрам, она объясняет «русскостью». Возможно, и страстная любовь отечественного читателя к Франсуазе объясняется этим, почти забытым, фактом родства.

Награды писателя

В 1985 году удостоена премии князя Монако за вклад в литературу.

Библиография

Романы

* Здравствуй, грусть [Bonjour Tristesse] (1954)
* Смутная улыбка [Un Certain Sourire] (1956)
* Через месяц, через год [Dans Un Mois, Dans Un An] (1957)
* Любите ли вы Брамса? [Aimez-Vous Brahms…] (1959)
* Волшебные облака [Les Merveilleux Nuages]
* Сигнал к капитуляции [La Garde Du Coeur] (1965)
* Ангел-хранитель [La Chamade] (1968)
* Немного солнца в холодной воде [Un peu de soleil dans l'eau froide] (1969)
* Синяки на душе [Des bleus a l'ame] (1972)
* Неясный профиль
* Смятая постель [Le Lit défait] (1977)
* Приблуда
* Женщина в гриме (1981)
* Нависшая гроза (1982)
* И переполнилась чаша [De Guerre Lasse] (1986)
* Рыбья кровь
* Поводок [La Laisse]
* Окольные пути [Les Faux-Fuyants] (1990)
* Прощай, печаль
* Разрыв по-Римски
* Рыбалка ближе к полудню
* В туманном зеркале
* Давид и Бетштабе (1991)

Пьесы
* Замок в Швеции
* Скрипки, поющие иногда
* Счастье, чет и нечет
* Музыка к сценам
* Сиреневое платье Валентины
* Лошадь в обмороке
* Хорошая погода днем и ночью
* Пианино в траве

Эссе
* В память о лучшем
* От всей души
* Страницы моей жизни

Экранизации произведений, театральные постановки

* Здравствуй, грусть (ТВ) (1958) (1995)
* Любите ли вы Брамса? (1961)
* Замок в Швеции (1963)
* Ландрю (1963)
* Капитуляция (1968)
* Немного солнца в холодной воде (1971)
* Устав от войны (1987)
* Недвижимая гроза (ТВ) (1995)
* Удар судьбы (ТВ) (1997)

Франсуаза Саган - все книги автора в каталоге →

Франсуаза Саган: Самые популярные цитаты автора на проекте:

  • 26
    +

    «Тому, кто любит жизнь, никогда не хватит слов, чтоб её описать.»

  • 24
    +

    «Если ты пьян, можешь говорить правду - никто не поверит.»

  • 21
    +

    «Ведь все мы добиваемся только одного - нравиться.»

Франсуаза Саган - все цитаты автора →

Другие биографии