Инверсия. (эпизод 13)

0
+

— И пою. — хвасталась Девушка.

Романенко, повернув голову в сторону, как бы спрашивал у воображаемого человечка, возвышая указательный палец ввысь: «Ты слышал?… Она ещё и поёт!..»

Девушка сняла гитару, и наигрывая знакомую мелодию, запела:

Постой

Самолёт.

Я билет

Потеряла.

Багаж

Уже — уехал — прочь…

Мне мама твердила,

А я не понимала,

Но этому

Нельзя — уже — помочь…

«Прошу простить — это была моя небрежная импровизация… Что тебе спеть?… Точнее, какие песни тебе нравятся больше?…» — осведомлялась Девушка. Романенко снова повернул голову в сторону, переспрашивая у воображаемого человечка: «Тебе какие больше нравятся?…» Затем, посмотрел Девушке в лицо, утверждая: «Достаточно, чтобы песни несли в себе смысл.»

Девушка повернула голову в сторону, как бы говоря с воображаемым человечком: «Ты слышал?.. Он хочет со смыслом песни..» И перебирая пальцами по струнам, сосредоточилась, медленно запевая:

Мы все на что-то надеемся,

Одиноко бродя в пустыне,

Веря,

Что счастье нас найдё — о — о — т…

Романенко вдавливался в спинку миниатюрного кресла, будто что-то сжималось у него внутри. Уже не слыша, о чём поёт Девушка, он увлёкся размышлениями: «Ах, если б вы знали, что такое счастье… Оно бы вас не сильно привлекло. Серость — вот, что такое счастье!.. Умение соединять в себе мрачное и светлое… Способность сосредоточиться, пребывать в этом состоянии всю оставшуюся жизнь. То ли дело — кайф… нарастающее удовольствие… бешеное ощущение… тяжелейшее сверхстарадание сменяется дикой, неистовой радостью… От которой и сердце может лопнуть… Счастье же — это блажь… одновременное протравливание страха, боли, радости через сознание… — непрерывный анализ мышления… постоянное ощущения тела в лёгком парении… ты, просто концентрируешь внимание и медленно двигаешься по жизни: здесь и сейчас… здесь и сейчас…»

Я спрашиваю себя — Дурня:

Зачем ты бродил по пустыне?…

Ведь счастье

Виднелось из под но — о — о — г…

И вдруг, оглянувшись назад

Узрел, какой путь я проделал,

Поняв,

Что это мой ито — о — о — г…

— Жаль нет второй гитары… Я бы подыграл финальный пассаж…

— Ты тоже играешь?…

— Ну… петь, к сожалению, не умею, но кое-что понимаю в самой музыке. — скромно признался Романенко.

Девушка протянула ему гитару. Тот, взяв её в руки, устроился поудобней. Зудя, поёрзал медиатором по басовой струне; затем, ударил по ней, да так сильно, что вибрация, казалось исходит от стен; и на фоне низкого вибрато пустил тоненькую трель, перетекающую из одной тональности в другую. Когда бас утих, Романенко, протягивал мелодию, как бы говоря ею. Небрежно, но едино со всей композицией, он вёл музыкальный диалог в течении нескольких минут, окончив множеством пассажей: так трудно ему было остановиться.

— Гриша, ты — гений… — произнесла Девушка, полушёпотом.

— Правда?… Я думал, что просто умею играть на гитаре…

— Вспомнилась одна история из жизни великого музыканта: шёл концерт какого-то популярного пианиста; тот сидел в зале и слушал; вовремя антракта кто-то его заметил из организаторов: рады были таким гостям… Попросили сыграть что-нибудь, как только тот закончит программу. Он согласился, и по окончании концерта, сыграл им то, что весь концерт слышалось от популярного пианиста, только в двенадцати разных вариациях.

— По-моему, это был Бах… — нет?…

— Я заметила, ты как-то странно перевоплощаешься: вначале ты мне казался жёстким и стойким… придя сюда, ты вдруг стал мягче, а потом, ещё мягче… Теперь, снова посерьёзнел…

— Здесь мрачноватое освещение… Я ощущаю некоторую беспомощность что ли…

— Глядя на мою грудь?…

— Да, и не только, на губы тоже, когда смотрю…

Девушка плавно приблизилась к нему; томно дыша поцеловала.

С минуту они жадно перехватывались губами, чмокая вкусно; затем, Романенко посмотрел на часы, сказав: «Жаль, но мне нужно сменить вахту…» Девушка смиренно кивнула головой, провожая его взглядом…

Какое-то время она стояла перед закрытой дверью, прислонив указательный палец к виску, глубоко недоумевая…

    Комментариев пока нет. Ваш комментарий может стать первым.

    Ваш комментарий к заметке: