Стоунер

Купить в магазинах:

OZON.ru:
+ Подарок
405RUB руб. купить
Лабиринт: 491 руб. купить
смотреть полный список магазинов
(4.5)
(0.0)
Читали: 51    Хотят прочесть: 62

Стоунер, Джон Уильямс

Авторы:

Издательство: Corpus

ISBN: 9785170854509

Год: 2015

«Ему через слова было явлено нечто невыразимое словами»

Аннотация
Крестьянский парень Уильям Стоунер неожиданно для себя увлекся текстами Шекспира. Отказавшись возвращаться после колледжа на родительскую ферму, он остается в университете продолжать учебу, а затем и преподавать. Все его решения, поступки, отношения с семьей, с любимой женщиной, и, в конечном счете, всю его судьбу определяет страстная любовь к литературе. Отсюда и удивительное на первый взгляд признание Анны Гавальды: "Стоунер - это я".

Цитата
"Стоунер - это я"

Анна Гавальда
"Время оправдало надежды автора сверх его собственных скромных ожиданий. Прошло пятьдесят лет, и "Стоунер" стал бестселлером. Совершенно неожиданно. Бестселлером общеевропейским. Бестселлером самой чистой пробы - почти исключительно благодаря читательской любви и отзывам, передаваемым из уст в уста."

Джулиан Барнс, The Guardian
Ключевые слова
Джон Уильямс, Стоунер, Анна Гавальда, зарубежная проза.

  • Роман СТОУНЕР сначала покорил Францию, а за ней и весь мир!
  • Знаменитая на весь мир Анна Гавальда взялась за перевод "Стоунера" на французский, после чего великий американский роман, впервые увидевший свет пятьдесят лет назад, неожиданно обрел вторую жизнь в XXI веке. На обложке французского издания написано: "Прочла, полюбила и перевела Анна Гавальда". Обо всём этом и не только в книге Стоунер (Джон Уильямс)

  • мистер шекспир обращается к вам через три столетия. вы его слышите, мистер стоунер?

    33
    странно, что у нас здесь нет ещё ни одной рецензии на «стоунера». на какую-нибудь гавальду, заявившую, мол, «стоунер – это я» (и сделавшую тем самым себе комплимент, которого она, судя по ее произведениям, не заслужила) – несколько десятков, а на «стоунера» - ни одной. и прочитало-то книгу всего шестнадцать человек. хотите чего-нибудь тихого, как первый снег, острого до невольных слез, как щепотка кайенского перца в каждую ноздрю, необъяснимо чудесного и простого одновременно, как закат рядом с любимым человеком? возьмите эту книгу джона уильямса и не спрашивайте «что мне почитать?»
    у «стоунера» интересная судьба: увидев свет в 1965 году, он никого особо не заинтересовал, автор его тихо скончался через 30 лет, а ещё через почти пару десятилетий книга всплыла из небытия, удостоившись таких отзывов, как «великий американский роман», «литературный шедевр», «одно из самых сильных гуманистических высказываний» и пр.пр. . я ни разу не литературный критик и даже, простихосподи, не анна гавальда, но я готова встать в один ряд с людьми, чьи слова я здесь привожу, и повторить: прекрасный, прекрасный текст, который спустя 50 лет выглядит поразительно современным.

    у уильяма стоунера, главного героя, именем которого и названа книга, в отличие от самого романа, жизнь совсем простая. нам показывают ее год за годом, страница за страницей, жизнь человека, сделавшего единственный внезапный шаг: он бросает сельскохозяйственный факультет, куда его отправил отец-фермер, начинает заниматься изучением средневековой поэзии и навсегда остается в университете, став преподавателем после окончания обучения.
    «Я такой же, как вы. Хуже, если на то пошло. Я слишком умен для мира и не умею держать язык за зубами, а это болезнь, от которой нет лекарства. Поэтому я должен быть заперт в таком месте, где моя безответственность никому не повредит. — Он опять наклонился к ним и улыбнулся. — Каждый из нас — бедный Том, которому холодно. /…./ И вот провидение, или общество, или судьба, как хотите, так и назовите, предоставило нам этот шалаш, чтобы мы могли укрыться в бурю. Это для нас построен университет, для обездоленных мира сего; он существует не ради студентов, не ради бескорыстного поиска знаний, не ради всего того, о чем говорят. Мы творим доводы, оправдывающие его существование, и некоторые из них, какие попроще, какие понятны большому миру, берем на вооружение; но это всего лишь защитная окраска. Как церковь в Средние века, которая ни в грош не ставила мирян и даже Господа Бога, мы притворяемся, чтобы выжить. И мы выживем — как же иначе-то?»
    у слова «stoner», кроме привычного сленгового значения «укурок», есть ещё одно: неудачник. человек, который, кажется, так сильно любит литературу, что на все остальное остается чуть меньше любви и сил, чем, возможно, надо бы. человек, который укрывается от окружающего мира за стенами кампуса, который смотрит на важнейшие события своей страны и всего мира (первая мировая война, великая депрессия, вторая мировая) чуть со стороны, поразительно спокойно, но не равнодушно, оставаясь при этом, как стойкий оловянный солдатик, на своем посту. он так и не станет героем в полном смысле этого слова, не совершит ни одного подвига, кажется, все, на что он способен – преподавать, передавать то «вечное, доброе, мудрое», что ему известно, своим студентам. лишь там он способен оказывать тихое сопротивление внешнему давлению, беспомощно проигрывая окружающему миру в прочих областях жизни.
    «бесстрастно, объективно он вгляделся в свою жизнь, и она показалась ему неудачной во всем. Он хотел дружбы, близкой дружбы, способной сделать его частью рода человеческого; у него было двое друзей, из которых один бессмысленно погиб, ничего не успев, а другой так отдалился сейчас, так глубоко погрузился в мир живых, что… Он хотел брака с его определенностью выбора, с его тихой связующей страстностью; он получил и это, но, получив, не знал, что с этим делать, и все погибло. Он хотел любви; и у него была любовь, но он ее не удержал, позволил ей кануть в хаос житейских случайностей.
    И он хотел быть преподавателем, хотел и стал; но он знал, всегда знал, что большую часть жизни слишком мало вкладывал в это дело огня. Он мечтал о некой цельности, о некой беспримесной чистоте — а обрел компромисс и тысячи изматывающих мелочей обыденщины. Он уповал на мудрость — а обрел за все эти годы лишь невежество. «И что еще? — думал он. — Что еще?»
    «А чего ты ждал?» — спросил он себя.»

    недаром несколько раз делается акцент на том, что «окружающий мир» - не просто безобидная среда обитания, окружающий мир наступает на нас и вполне может легко раздавить, окружив.
    «стоунер» - гимн прекрасной человеческой душе, ее достоинству и тихой неброской красоте, ведь для того, чтобы быть воспетым, не обязательно бросаться грудью на амбразуры и создавать вокруг себя вихри страстей. книга не поразит вас неожиданными ходами и сюжетными твистами, не шокирует внезапным финалом. «стоунер» воистину удивителен как в своей простоте, так и в способности задевать за живое. все закончится так же тихо, как началось, но я уверена, что вы задумаетесь хотя бы на несколько минут, перевернув последнюю страницу:
    «наш Стоунер, мне думается, видит в университете огромное хранилище, подобное библиотеке или публичному дому, куда люди приходят по своему желанию за тем, чего им недостает, где все трудятся сообща, как пчелы в улье. Истина, Добро, Красота. Все это тут, за углом, в следующем проходе; все это найдется в следующей книге, в той, что ты еще не прочел, или на следующем стеллаже, до которого ты еще не добрался. Но доберешься в один прекрасный день. И когда это случится… когда это случится…»
    …когда это случится?

    Дар

    19
    Простая, негромкая книга о чуде - о том, как дыхание великой литературы однажды касается сознания и души простого, привычного только к тяжелому труду на земле, молчаливого крестьянского парня. И - нет, он не становится большим поэтом, не проживает удивительную жизнь, полную красок, но в нём происходит нечто, что можно сравнить только с тем, как голая мёрзлая земля оттаивает и прорастает цветами.
    Стоунер проживает внешне скромную и не очень счастливую жизнь преподавателя. У этого преподавателя не будет блестящих учеников и прославленных диссертаций. Он останется "простым человеком", всю жизнь служившим одному университету. Но книга эта о том, что не бывает "простых людей". В каждой неяркой с виду судьбе можно отыскать не пророщенные зерна чего-то великого и прекрасного, и даже если они не проросли, - они были. Зачем-то были.
    Это история о преображении, о силе непрактичных вещей, которые, как те же цветы, прорастают сквозь мёрзлую землю не для того, чтобы принести плоды, а просто так. О красоте того, что живет просто так.
    И, как все хорошие истории, эта история многослойна. Она оставляет вопросы и загадки. Зачем прожила свою жизнь жена Стоунера, какой цветок мог бы вырасти из ее души, и почему он засох, не родившись? Какую боль носила в себе эта женщина, которую мы запомним главным образом, как стерву и истеричку? Что исковеркало судьбу дочери Стоунера, девочки-ангела, казалось, родившейся, чтобы стать кем-то вроде героинь Боттичелли? Мы не знаем этого. И Стоунер так этого и не узнал. Любовь к литературе не дала ему магическую силу всё понимать и всё преображать. Эта любовь не стала в его руках инструментом - она просто пришла, как Дар. Так что это история о Даре и о Чуде, причём рассказанная очень просто, сдержанно и тихо, но в то же время великолепным языком.
    А нам, читающим, остается думать о том, кто был первым Стоунером в роду каждого из нас, от кого тянется к нам эта нить умения - или, вернее, потребности - "слышать Шекспира через триста лет".
    И два слова о языке книги. Язык этот прост, суховат, спокоен, но в то же время изысканно, утонченно прекрасен. И этому языку удается, легко ступая, мимоходом, подмечать самые сложные, неуловимые движения души и в нескольких словах схватывать самую суть сложнейших явлений - таких, как место интеллектуалов в обществе, таких, как протестантская этика, таких, как рождение и угасание любви.

    "Ему через слова было явлено нечто невыразимое словами"

    18
    Странное дело: порой автор и красивостей в книгу напустит, что архитекторам эпохи рококо не снилось, и сюжет залихватский выстроит, и любовная линия ай да ну, а что-то не складывается. Не цепляет, из памяти улетучивается почти моментально. Иной же пишет как будто нехотя, спокойно, без каких-то особых изысков, а поди ж ты – засядет текст занозой и не вытащишь. Напоминает о себе время от времени, кольнет вдруг невзначай. Таков «Стоунер» Д. Уильямса.
    Очень простая и очень понятная книга. Как небо. Как река. Как хлеб. Мы видели это всё тысячи раз, каждый день, разве можно тут чем-то удивить? Но постойте, а как же бездонность неба? И почему нельзя дважды войти в одну и ту же реку? И где начало хлеба, в каком маленьком зёрнышке, брошенном в землю много месяцев назад? Ведь если задуматься, то такие очевидные и самые привычные вещи полны глубокого смысла и своей, особой философии.
    Жил-был Уильям Стоунер. Жил просто, как вы и я. Может, именно поэтому и захотелось А.Гавальда воскликнуть: «Стоунер – это я!» Есть в романе моменты, ситуации, когда понимаешь: да, это ведь и обо мне тоже. И написано о его жизни простыми словами. В то же время за очень ясными фразами открываются настоящие парадоксы.
    «Родители были рады сыну и, похоже, не держали на него обиды из-за его решения. Но он увидел, что ему нечего им сказать; он понял, что мать с отцом уже становятся чужими ему людьми, и почувствовал, что из-за этого любит их сильнее». Кажется, должно быть наоборот. Становятся чужими – так должно какое-то охлаждение наступить, «отвычка», но оказывается – нет, бывает и по-другому. И ты не несёшься глазами по тексту, а сам себе командуешь: стоп! Остановись, подумай.
    Жил человек, который никогда не сворачивал со своего пути. Может показаться, что кроме его решения однажды выбрать литературу, сделать её делом всей жизни, всё остальное выбирали и решали за него. Так и хотелось иногда сказать ему: «Эх, Уильям, ну как же так?!» В то же время понимаешь, что это вовсе не тот маленький человек, знакомый нам по русской классике. Стоунер – это Стоунер. Он просто такой, какой есть. Живёт так, как думает, что так надо. Даже если мы с этим совершенно не согласны.
    Быть может, его фамилия – производное от stone, «камень». Попробуй пнуть его – кому хуже будет? Так и лежит себе работает Стоунер в однажды выбранном университете, живёт в раз и навсегда выбранной семье, занимается любимым делом. Но и у камня Стоунера есть душа. Ей часто бывает больно. Невыносимо больно. При всей видимой бесстрастности страсти в его душе кипят. И не раз. «Эта страсть могла быть обращена на женщину, могла на стихотворение, и всякий раз она говорила от его имени: «Смотри! Я здесь, я живой».
    Читателю тоже хочется порой воскликнуть: «Он ведь живой, разве вы этого не видите, не чувствуете?!» Немногим это было дано понять, увы.
    Кажется, что, укрывшись в своих любимых (часто древних, средневековых) текстах, Стоунер не знает жизни, не умеет чем-то в нужный момент воспользоваться. «Но Уильям Стоунер знал жизнь своим широким особым знанием, едва ли доступным кому-либо из молодых. Глубоко, глубже памяти, он носил в себе историю тягот, голода, терпения и боли».
    Жил человек, который пронес через всю жизнь свою вечную любовь, за которую он готов бороться, не отступая от своих принципов ни на шаг. «Свою любовь к литературе, к языку, к таинственному выявлению движений ума и сердца через малозначащие на первый взгляд, странные, неожиданные сочетания букв и слов, через холодный чёрный шрифт, - любовь, которую он раньше скрывал как нечто недозволенное и опасное, он стал выражать – вначале робко, потом храбрее, потом гордо».
    Жил человек, которому нечего было стыдиться за себя, но он остро ощущает неправоту другого: «…он не мог поднять на Ломакса глаз от стыда за него». Одним он может её простить и терпеть, другим – нет, может не разговаривать 20 лет.
    Горько и обидно вслед за Стоунером оглядываться на прожитую жизнь. «Бесстрастно, объективно он вгляделся в свою жизнь, и она показалась ему неудачной во всём». Где, где он ошибся, почему так несправедлива была к нему судьба? Как получилось, что однажды мир практически перевернулся, тот самый «широкий мир, который был теперь для него тюрьмой, куда бы он ни направился». А счастье было так возможно, так близко… Впрочем, так ли это? Или это очередной парадокс, над которым ещё стоит подумать?
    Вспомнились вдруг применительно к этому тихому человеку – ни больше ни меньше - слова Л.Н. Толстого: «Нет величия там, где нет простоты, добра и правды». Не был ли и Стоунер тем самым величием, которые многие просто не удосужились разглядеть?

    _________________________

    Книга прочитана благодаря рецензии die_hate


    Посмотреть все рецензии (5)
    Средний балл оставивших отзывы: 5
    • Американский писатель, университетский профессор Джон Уильямс и сам преподавал литературу в Университете Миссури. Это - его среда обитания, -рассказ о филологе ( о себе?), который своим ощущением поэта и драматурга покоряет людей, даже не имеющих никакого отношения к филологии и литературе...
      Уильямсу удалось главное - он облек в слова то, что мы и сами чувствуем и чем живем. Уильямс показал глубину переживания жизни, казалось бы рядовой. Роман написан ясным и простым языком, где все метафоры точны.
    Посмотреть все отзывы (2)
    • 2
      +

      «"Мистер Шекспир обращается к вам через три столетия. Вы его слышите, мистер Стоунер?"»

    • 2
      +

      «Каждый из нас — бедный Том, которому холодно. [...] И вот провидение, или общество, или судьба, как хотите, так и назовите, предоставило нам этот шалаш, чтобы мы могли укрыться в бурю. Это для нас построен университет, для обездоленных мира сего; он существует не ради студентов, не ради бескорыстного поиска знаний, не ради всего того, о чем говорят. Мы творим доводы, оправдывающие его существование, и некоторые из них, какие попроще, какие понятны большому миру, берем на вооружение; но это всего лишь защитная окраска. Как церковь в Средние века, которая ни в грош не ставила мирян и даже Господа Бога, мы притворяемся, чтобы выжить. И мы выживем — как же иначе-то?»

    Посмотреть все цитаты (20)
    Книгу «Стоунер» Джон Уильямс можно приобрести или скачать: в 2 магазинах по цене от 405 до 491 руб.

    Предложений от участников по этой книге пока нет. Хотите обменяться, взять почитать или подарить? Добавьте объявление первым!


    • Стоунер

      Стоунер

      Издательство: Corpus, АСТ, 2015

      ISBN: 9785170908233

      Купить данное издание можно здесь


    Интересные посты

    Интересная рецензия

    Книга-жвачка, книга-трясина

    Книга-жвачка, книга-трясина. И я откровенно недоумеваю, отчего же у этой книги столько...

    Интересная рецензия

    I believe I can fly. Заложники погоды и эгоизма

    Книга раскрывает в мельчайших деталях функционирование такого сложного механизма как аэропорт...

    Новости книжного мира

    Четырехлетняя девочка из Америки прочитала 1000 книг

    Американке Делайл Мари Арани всего четыре года, а она уже прочитала тысячу книг. Оказывается...

    Новости книжного мира

    Сегодня, 22 января, в истории

    В этот день родились: 1561 — Фрэнсис Бэкон, английский философ, историк, политический деятель...