Франкенштейн, или Современный Прометей

Купить в магазинах:

OZON.ru:
+ Подарок
153RUB руб. купить
Лабиринт: 148 руб. купить
Books.ru: 161 руб. купить
FLIP.kz: 877 тг. купить
полный список магазинов

Скачать электронную книгу:

MyBook.ru: 99 руб. скачать
полный список магазинов
(4.1)
(0.0)
Читали: 400    Хотят прочесть: 142

Франкенштейн, или Современный Прометей, Мэри Шелли
Начать читать

Авторы:

Издательство: АСТ

ISBN: 9785170925940

Год: 2015

«Горе его усугублялось оттого, что он имел время на размышления.»

"Франкенштейн, или Современный Прометей" (1818 г.) — роман, написанный Мэри Шелли в 19 лет, ставший чуть ли не самым известным фантастическим романом в истории литературы. Имя Франкенштейна уже давно вышло за пределы книги, стало предметом многочисленных переработок, подражаний, персонаж как будто перерос сам себя. Это страшная, пугающая история об ученом Викторе Франкенштейне, которому удалось постичь тайну зарождения жизни и создать существо, которое окажется монстром, безобразным, жестоким и безумным. Это творчество дорого обойдется создателю — фактически монстр разрушит всю его жизнь... Обо всём этом и не только в книге Франкенштейн, или Современный Прометей (Мэри Шелли)

«Создадим человека, по нашему образу и подобию и пусть он господствует…» (С)

17
Только разница в том, что Бог хотел создать человека, поэтому Адам не был чудовищем или порождением неведомых человеческих сил. Монстр же Виктора Франкенштейна, был исключительно творением человека, не из желания наполнить Землю, а из желания прославиться, доказать миру о своей амбициозности. Если смотреть дальше Библию, то желание прославиться, привело людей к строительству Вавилонской башни, которая в итоге была разрушена и погребла под собой своих создателей, все же остальные были рассеяны по земле. Нет ничего удивительного, что человек, который решил взять на себя обязанности Бога, оживить умершее, привёл самого себя к страданиям и гибели. Адам был прекрасен, творение же Франкенштейна было ужасно. Почему? Невозможно победить то, что не в твоей компетенции. Можно оживить человека, или вложить в неживой предмет душу, но наделить его красотой, уже невозможно. Потому что это не творение Создателя, это всего лишь творение Подмастерья. Робот, никогда не станет лучше своего создателя, он всегда будет лишь машиной. Так же как, нельзя вложить душу в некрасивую вещь и ожидать, что она станет восхитительной.
Почему же я испытываю одновременно и жалость и отвращение? Это не связано с автором книги и стилем повествования. Литература 19 века была ограничена определёнными рамками, большое значение, для временных рамок Мэри Шелли, играл романтизм. Вообще, стоит говорить о том, что для того периода было характерно отнюдь не женское творчество, огромное внимание уделялось мужской литературе. К женщинам относились со скептицизмом. Напомню, что творчество Джейн Остен не сразу было принято публикой и литературными критиками. Женщины, конечно, творили, но в большинстве своём это были любовные романы, любовная проза. Особенно Англия, где для женщины главным критерием был семейный очаг, а не литературное поприще. А тут девушка и пишет про нечто пугающее и вызывающее ужас. Не будь она замужней дамой, толпа критиков просто растерзала бы её. Но муж и история побега Мэри из отцовского дома, явно привлекла внимание к её творчеству. Для девушек, помешанных в то время, на книгах о похищениях прекрасным и таинственным незнакомцем, история Мэри Шелли была своего рода пиар ходом. Если уж в жизни писательницы были приключения, то, что уж говорить про литературу! Но это оказался не привычный для публики роман про соблазнённую добродетель, а довольно увесистый готический роман. Напомню, что «Грозовой перевал» и «Дракула» в то время ещё не были написаны. Поэтому автор стала своего рода первооткрывателем в области создания человека, порождённого силой стечения обстоятельств. Можно даже сказать, создала произведение в стиле «ужастик», «научная фантастика». Это было новым и пугающим для дам, привыкших к исключительно пылким любовным излияниям. Но я не падала в обморок при описании творения Франкенштейна. Я была в шоке, от людской жестокости.
У любого существа есть своё название. У собак и то есть клички. А у того, кого создал доктор Виктор, не было даже имени. Просто никто и ничто. «Увидев его, я понял, как он был ужасен». Но даже мастер, который изготовил бракованную вазу, пытается её доработать и переделать, он не стремиться её разбить. А Франкенштейн, увидев, что его творение некрасиво, захотел просто уничтожить и отречься от него. Это как родители, у которых рождается некрасивый ребёнок, стараются спрятать его от окружающих, не задумываясь о том, что это живое существо. Забывают они о том, что внутри есть душа, внутри есть чувства. И нельзя судить так: «Это красиво, я беру, а это некрасиво – я выброшу». Виктор создал человека, уникального человека и выбросил его как вещь. Он рассуждал о красоте, но даже монстр, так его называл Создатель, обладал большим понятием о любви, долге и чести, нежели его владелец.
Да и о какой красоте стоит больше печься? Внутренней или внешней. У Франкенштейна была красивая внешность, но когда дело дошло до спасения чьей-то жизни, он побоялся выставить себя глупцом. Нужна ли красота, когда у тебя душа зайца? И что это по сравнению с тем, что ты обрёк созданный тобой разум на жалкое и одинокое существование. Есть ситуации, когда здравый смысл излишен. Нужно просто принять решение, не размышляя о том, какой перед тобой человек. Лишив счастья своё творение, он обрёк и себя на ужасную смерть в живом теле. Это страшно, то, что Существо убило родных и близких людей своего Творца, но разве он бы сам, сам Виктор не погубил бы семью? Что-то подсказывает, что это всё равно бы произошло. Если амбиции и эмоции берут вверх над здравым смыслом, не стоит ожидать ничего хорошего в конечном итоге. Если ты подарил кому-то жизнь, то не выбрасывай живого человека, каким бы он ни был. Ведь нужно было проявить лишь толику внимания, толику жалости. Но у Франкенштейна понятие об уродстве взяло вверх. Он некрасив, он ужасен, он опасен – это приговор, который не подлежит обсуждению. А ведь то, что он создал, уже научился думать, научился чувствовать, он не собирался никого убивать, не собирался причинять зло. Нужно было просто направить в нужном направлении, дать опеку и не бояться осуждения окружающих.
Как сказал однажды Клод Моне «Почему я должен стыдиться того, что создал, лишь потому, что окружающие не понимают моей работы?» И он был прав. Мнение толпы по сравнению с собственным мнением – ничто. Ты создал ЧЕЛОВЕКА, не монстра, не урода, а ЧЕЛОВЕКА. А он смотрел всего лишь на внешность, рост и силу. Поэтому я не могу сказать, что Франкенштейн бедный и несчастный, а его Творение – исчадие Ада. Для меня раскаянье и угрызение совести после убийств находятся в равном положении, что и нежелание спасти невиновную жертву. Ведь он мог пойти навстречу, мог спасти тех, кто дорог, но Виктор не стал этого делать. Уродство незаметно, если в душе распускается цветок. Человек прекрасен не внешне, а тем, что внутри него. Так же как и красота поверхностна. Ты красив и успешен, но при первом испытании ты бежишь, поджав хвост. Вся твоя красота рушиться как карточный домик.
Кто-то скажет – жестоко то, как поступил с Франкенштейном его подопечный. Но разве не сказано, не была дана клятва – не причини вреда пациенту. А главный герой не просто причинил вред, он заставил созданное им Существо мучиться и страдать от одиночества. «Мы в ответе за тех, кого мы приручили» - так говорил Экзюпери. Но никто не хотел отвечать за то, что признано было некрасивым. Поэтому я могу сказать лишь одно – здесь нет добрых и искренних главных героев. Все добрые герои занимают второстепенные позиции. Что же касается всего остального – не стоит создавать то, за что ты впоследствии не собираешься нести ответственность. За любой поступок, за любой шаг можно понести наказание. Решения нужно взвешивать, а не полагаться на своё мнение и чувство собственного достоинства. Жизнь это не шутка, какой бы она не была – она ценна. Нельзя шутить с жизнью, нельзя выстраивать за других судьбу.
Книга довольно впечатляющая и оставляющая неоднозначные эмоции. Единственное неудобство – стилистика свойственная для начала 19 века, по большей части тяжеловесная, построенная на монологах. Читать это не всегда удобно и быстро устаёшь. Но сюжет, очень хороший и интересный, мне кажется, будет любопытен тем, кто вообще любит литературу 19 века.

Профессор кислых щей

14
Говоря о романе Шелли, нужно учитывать не только время написания (1818 г.) и возраст писательницы (19 лет), но и состояние английской да и всей европейской литературы начала XIX века. В то время господствовал романтизм и дамские романы, а такой жанр как "научная фантастика" был не просто не освоен, но даже толком не сформирован. Шелли не было никакого дела до осваивания новых жанров. Она так же, как и другие, читала сентиментальные романы, при этом балдея от мрачных немецких сказок. На стыке этих двух литературных пристрастий юной писательницы, вдохновленной к тому же экспериментами поэта и философа Эразма Дарвина, и получилась легендарная гремучая смесь под названием «Франкенштейн или Современный Прометей».

Значение для масскульта шеллевского сюжета умалять глупо, однако, читая роман, невозможно избавиться от ощущения, что держишь в руках какой-то незатейливый бульварный ужастик. Если ребенок или, на худой конец, подросток сможет принять шеллевское произведение за чистую монету, то взрослый читатель скорее всего свой заслуженный кайф уже не получит. Появятся вопросы.

Доктор Виктор фон Франкенштейн - типичный романтический герой. Возвышенный, эмоционально неустойчивый, непрестанно рефлексирующий, погрязший в самоуничижении и раскаянии в содеянном – качества, неважно согласующиеся с холодным рассудком как бы ученого мужа. Это вам не булгаковский профессор Преображенский. Проявить участие к его бесконечным причитаниям совершенно невозможно. Ими он только утомляет и раздражает читателя. Впрочем, для английской прозы 19 века это классический типаж. Вспомним «Дракулу» Стокера, написанного спустя 80 лет в 1897 году - там всё те же сентиментальные мужчины, льющие слёзы по поводу и без. Однако если у Стокера был фактурный граф Дракула, то у Шелли - несчастное безымянное чудовище, три месяца спустя заговорившее салонным английским языком. Это, мягко говоря, как-то плохо укладывается в голове, потому что, судя по серьезному тону, Шелли писала уже не сказку в стиле Гофмана, где всё возможно, а нечто более реалистичное.

Вообще, фигура доктора здесь куда более отталкивающая, нежели образ "чудовища". Франкенштейн постоянно клянет свое создание страшными словами, но не так страшен черт, как его малюют. Чудовище ужасно только внешним видом и ему хватает ума это осознавать. Его аморальное поведение понять просто. Оно логично. Первое совершенное им убийство одного из близких доктора происходит из-за гнева на своего создателя за небрежную "пластическую хирургию", второе и третье – за нарушенное обещание доктора создать ему невесту. Доктор изначально не пытался наладить контакт со своим созданием. Он долго и кропотливо корпел над ним, стоя часами у операционного стола, а когда, наконец, вдохнул в него жизнь, то отчего-то перепугался и сразу его возненавидел, после чего обрёк на весьма тоскливое существование, полное беспросветного одиночества. Тут и обычный человек слетит с катушек. Что же касается раскаяния монстра в финале, так это вообще заслуживает аплодисментов. Весьма высокий уровень сознательности у брошенного на произвол судьбы существа, которому вместо воспитания и любви вселили в сердце только злость и обиду. Это вам не булгаковский Шариков.

Круги на воде

9
Франкенштейн – и у всех в голове всплывает образ монстра-убийцы в исполнении Бориса Карлоффа. Эта история уже десятки раз рассказана всеми возможными способами. Так чего же ожидать от оригинала, написанного 200 лет назад? И тем сильнее было мое удивление, когда книга захватила меня целиком, когда зеленые галочки стояли почти перед каждым пунктиком моих требований от книги и даже более того.

При чтении мне невольно вспомнился метод гендерного анализа – когда девушки и парни выделяют на карте важные им места. И так же здесь резко выделяется перо девушки в стиле изложения истории и подаче героев. Повествование похоже на матрешку: история в истории. В одном моменте я насчитал четырехуровневую историю. Из минусов можно выделить простительную нелогичность некоторых эпизодов и свойственную для того времени наигранно-пафосные диалоги.

Виктор Франкенштейн - одарённый молодой человек, поглощенный изучением доступных ему наук и не лишенный высоких идеалов. Прометей. Создатель «Чудовища», терзаемый содеянным, одолеваемый горестными думами и мучениями совести, что не раз нагоняют хандру на героя, стоящего пред тяжелым выбором. В течении всей книги у меня из головы не выходил образ Раскольникова Достоевского (который родится только через пять лет после написания этой повести).

«Чудовище» был одинок. «Чудовище» видел всю красоту мира, людей. Но он не видел себя в этом мире. Он не видел себя среди людей. Это не диснеевская сказка. Тут у «Чудовища» нет красавицы готовой смотреть не на внешний вид. Здесь ее нет… И думается, бывают ли такие вообще? «Чудовище» мечтает о внимании, любви, уважении, дружбе.

"Пусть бы человек жил со мной в согласии и дружбе; тогда вместо зла я осыпал бы его всеми благами и со слезами благодарил бы только за то, что он принимает их."

Но «Чудовище» получает лишь страх, злобу, ненависть, презрение и отвращение от людей. Существование его обречено на одиночество.

"Проклятый, проклятый мой создатель! Зачем я остался жить? Зачем тут же не погасил искру жизни, так необдуманно зажженную тобой?"

От этой книги вам не будут сниться кошмары, видеться монстры в тенях. Эта книга не о кровожадном монстре, поглощаемом чувством злобы и жаждой убийства. Эта книга об ответственности. О решении и его последствиях. И этим эта книга и страшна. Не ужасами описанных жестокостей, которым здесь и не уделяется особого внимания, а отражением окружающей нас реальности.

Реальности, где человек не желает нести ответственность за жизнь, созданную им. Так бездумно распоряжающийся возможностью, а после отрекающегося от него. Что станет с созданным им жизнью?

Реальности, где отличие – клеймо позора, отвращения, а то и повод для агрессии.

Реальности, где действия одного человека приходятся бедствиями для многих невинных.

Реальности, где каждое наше действие и выбор – это камешек, закинутый в воду. А кругов на воде не избежать.

"Я повсюду вижу счастье, и только мне оно не досталось. Я был кроток и добр: несчастья превратили меня в злобного демона. Сделай меня счастливым, и я снова буду добродетелен."

Так кто же на самом деле чудовище?
Посмотреть все рецензии (9)
Средний балл оставивших отзывы: 4.19
  • о боги! Ну почему такая обложка?!?!
Посмотреть все отзывы (22)
  • 5
    +

    «Быть великим и благородным человеком представлялось мне величайшей честью, доступной мыслящему созданию; быть порочным и низким казалось мне глубочайшим падением, участью более жалкой, чем удел слепого крота или безобидного червяка.»

  • 5
    +

    «Я буду с тобой в твою брачную ночь»

Посмотреть все цитаты (45)
Книгу «Франкенштейн, или Современный Прометей» Мэри Шелли можно приобрести или скачать: в 4 магазинах по цене от 99 до 161 руб.
  • Продам книгу

    Издание в мягкой обложке, серия: Азбука-классика (ISBN: 978-5-389-07640-2). Состояние хорошее. Пересылка в другие города возможна за Ваш счет.

    Цена:
    100 руб.

смотреть все объявления (1)


  • Франкенштейн, или Современный Прометей

    Франкенштейн, или Современный Прометей

    Издательство: Мартин, 2015

    ISBN: 9785847508865

    Купить данное издание можно здесь

  • Франкенштейн

    Франкенштейн

    Издательство: Азбука, Азбука-Аттикус, 2014

    ISBN: 9785389076402

    Купить данное издание можно здесь


Интересные посты

Новости книжного мира

"Экспедиция" в запасники музеев и библиотек Санкт-Петербурга. Еврейские сокровища.

6 июня состоится однодневная «экспедиция» проекта «Эшколот» в библиотечные фонды и музейные...

Интересная рецензия

"... У нас в Испании, в Испании, в Испании..."

Лето 1348-го года. В городе Жироне (город на северо-востоке Испании, на реке Оньяр, в автономной...

Новости книжного мира

Сегодня, 25 мая, в истории

Сегодня День филолога! Эта дата близка и дорога всем, кто так или иначе связан с филологией —...

Интересная рецензия

Цементовоз

"Хорошего мента и в хорошем гробу понесут". Принцип построения своей книги...