Авиатор

Купить в магазинах:

OZON.ru:
+ Подарок
539RUB руб. купить
My-shop.ru: 343 руб. купить
Books.ru: 468 руб. купить
Лабиринт: 539 руб. купить
полный список магазинов

Скачать электронную книгу:

MyBook.ru: 99 руб. скачать
полный список магазинов
(4.6)
(0.0)
Читали: 62    Хотят прочесть: 53

Авиатор, Евгений Водолазкин
Начать читать

Авторы:

Издательство: ИЗДАТЕЛЬСТВО "АСТ"

ISBN: 9785170966554

Год: 2016

«[...] лучше недо-, чем пере-. Отнес бы это определение к искусству вообще.»

Евгений Водолазкин — прозаик, филолог. Автор бестселлера «Лавр» и изящного historical fiction «Соловьев и Ларионов». В России его называют «русским Умберто Эко», в Америке — после выхода «Лавра» на английском — «русским Маркесом». Ему же достаточно быть самим собой. Произведения Водолазкина переведены на многие иностранные языки.
Герой нового романа «Авиатор» — человек в состоянии tabula rasa: очнувшись однажды на больничной койке, он понимает, что не знает про себя ровным счетом ничего — ни своего имени, ни кто он такой, ни где находится. В надежде восстановить историю своей жизни, он начинает записывать посетившие его воспоминания, отрывочные и хаотичные: Петербург начала ХХ века, дачное детство в Сиверской и Алуште, гимназия и первая любовь, революция 1917-го, влюбленность в авиацию, Соловки… Но откуда он так точно помнит детали быта, фразы, запахи, звуки того времени, если на календаре — 1999 год?..


На передней стороне переплёта рисунок Михаила Шемякина, созданный специально для этой книги. Обо всём этом и не только в книге Авиатор (Евгений Водолазкин)

Оценка "пять", полёт нормальный

13
Мне всё понравилось, мне не понравилось только одно – что мне всё понравилось.
Загадка главного героя. Кто встречал отзывы в сети, тот знает, что же произошло с ровесником века, отчего он в 1999 году просыпается в больничной палате без памяти. Авиатор Платонов взмывает туда, где его уже не могут рассмотреть современники, а приземляется на землю, где люди на солидных авто и в солидных пиджаках ругаются как 80 лет назад на том же месте ругались ломовые извозчики. Разгадка приходит во второй четверти книги. Не рано и не поздно - в самый раз: интрига создана, но не затянута. Идеально.
Рассказ от первого лиц(а). Дневниковое повествование, не меня своей формы, во второй части романа переходит в полифонию. При первых появлениях чужой речи я начала спотыкаться и сетовать, но потом представила, что слог, голос, точка зрения – всё осталось бы прежним. И поняла, что такая монотонность сделала бы чтение менее интересным. Да-да, где-то с середины я бы заскучала. Многоголосье появляется как раз во время. Идеально.
Язык. Описывать, как красиво написана красивая книга, для меня всё равно, что рекламировать качество изображения экранов нового поколения на экранах старого поколения. Не хочется прибегать к избитым определениям. Буду краток: изображение идеальное или приближенное к таковому.
Герой. Авиатор Платонов, очевидно попавший в беду, вызывает сопереживание с первых строк, когда о герое еще ничего не знаем ни мы, ни он сам. Не могу судить, насколько достоверно передано состояние амнезии (тем более в таких исключительных обстоятельствах), но процесс восстановления памяти от лица больного правдоподобен. А главное – есть, над чем подумать. О составе личности, например. Если человек помнит далеко не всё, но имеет суждения и предпочтения, то на чём они основаны? Ещё можно подумать о ценности жизни и о ценностях в жизни. Если я не делаю сказку былью, то для чего я рождена? Человек – статист в истории или история – статистика периода жизни человека? И всё это – не мысли (хотя диалоги на эти темы присутствуют), а содержание переживаний, в которые читатель включается. Откуду начну плакати окаянного моего жития деяний?
Сюжет. Плавное и размеренное повествование о возвращении к жизни (точнее – о возвращении себе жизни) нет-нет и заставляет прикрыть книгу, сделать несколько глубоких вдохов. Один раз мне потребовался перерыв в сутки. Как только герой и читатель сживаются с полученной информацией, поступает порция новых весомых фактов. Заскучать книга не даёт.
История. Излишнее знание об эпохе, по мнению автора, мешает излагать историю из прошлого. Трудно говорить от имени обывателя, когда знаешь все подробности, выходящие за пределы осведомлённости одного человека. Трудно не поучать, когда знаешь, чем всё кончится. Но здесь получилось: взгляд изнутри, эффект присутствия (всего лишь одно очень горестное предсказание, которому суждено сбыться в последующих воспоминаниях героя, но оно вполне обосновано и касается личной судьбы).
У героя «неисторический» взгляд на историю – накопилось дерьмо, чего вы хотели? У книги такой же неисторический взгляд – шум дождя, звон гирлянды на сквозняке, стрекотание кузнечиков – это ведь то, чего все хотели? И не от книги, а от жизни. Получите, распишитесь, наслаждайтесь. И не переживайте – важно всё, даже то, как скрипит калитка на вашей даче. Не идеально ли?
Единство формы и содержания. Здесь просто хочется петь от восторга!
«Исторический взгляд делает всех заложниками великих общественных событий. Я же вижу дело иначе: ровно наоборот. Великие события растут в каждой отдельной личности». Жизнь отдельной личности мы и узнаем из дневника. «Календарные даты принадлежат к линейному времени, а дни недели – к циклическому. Линейное время – историческое, а циклическое замкнуто на себе. Вовсе и не время даже». Даты в повествовании почти отсутствуют (вплоть до «Допустим, 1907-й»). Счёт идет до семи: когда шли на станцию встречать отца, была пятница; на кладбище шли в родительскую субботу; ток-шоу показывают с понедельника по пятницу; Анастасия умерла в воскресенье. На Пасху бывает служба даже в лагере. А когда текст перестаёт нуждаться в счёте и до семи, это понимает даже компьютерная программа.
Преступление и наказание. Пожалуй, единственное, о чём я могла бы высказать сомнение, – это подход к раскрытию темы «Незаслуженного наказания не бывает». Герой утверждает это при отсутствии у него полной информации о своей жизни, которая предшествовала наказанию. Одно из его доамнезийных убеждений? Но оно слишком провокационно звучит, учитывая степень наказания и вмененное ему преступление. Далее вопрос попросту снимается событиями. Возможно, я под конец стала менее внимательной к изложению прошлого, следя за полётом героя в настоящем. Вопрос о заслуженности всякого наказания как бы повис. Есть предположение, но в виду раскрытия сюжета, оставлю для отзыва.
Мне представляется, что я ждала очень хорошую книгу от Евгения Водолазкина. И я её получила. Не знаю, какой удельный вес моей предвзятости в оценке. Не удивлюсь, если встречусь с более строгой критикой. Это было бы любопытно.

***
Соловки. Эта часть воспоминаний требует отдельного упоминания, не встраивается в рецензию. Несмотря на «Я видел вещи, которые выжигали меня изнутри, они не помещаются в слова» и «Тут бессильны и живопись, и словесные описания», слова для книги всё же были найдены. Читать об этом нужно или у хорошего писателя, или в документах, поэтому пересказывать своими словами не буду. «Всякий рассказ подразумевает законченное событие, а здесь – страшная бесконечность».
Могу только сравнить с другой прочтённой книгой по этой теме – с «Обителью». Описание работ, насилия, штрафизолятора Секирки скорее совпадают. «Обитель» не оставляет такого тягостного впечатления, потому что для описания лагеря автор провёл своего героя через различные возможные там судьбы и положения. Герою же «Авиатора» достался только Соловецкий ад.

Рождённый ползать летать не может?

6
Роман Евгения Водолазкина “Авиатор” подкупил меня не только самобытностью повествования. В нём, помимо небанальной истории героя - ровесника двадцатого века, очнувшегося в больничной палате образца 1999 года, соединились чаяния любви, философские размышления о вечном и кошмары политических перетрубаций.

Название книги - великолепная метафора, описывающая человека, способного, уподобившись “всесильному богу деталей”, страстно, любовно обозревать их снова и снова с высоты полёта над пространством событий.

Роман чётко поделён на две части, первая из которых - это дневник главного героя, жизнеописывающего то, что когда-то было его миром, вторая - полифоническое описание происходящего и происходившего не только героем, но и людьми, играющими отныне важнейшие роли в его жизни. Поначалу повествование кажется размеренным и плавным за счёт единства стиля изложения, присущего главному герою, Иннокентию Петровичу Платонову, но во второй части, когда к нему присоединяются другие два голоса, возникает иллюзия усиления динамики произведения, история окончательно оживает в новом времени.
Платонов отличается необычным мировоззрением, очень сдержано воспринимает происходящее с ним, скупо реагирует на известия, которые каждого из нас как минимум шокировали бы. Со временем мы узнаём историю его жизни подробнее, и подобные реакции уже не так смущают. Я не могу сказать, что прониклась переживаниями главного героя или испытывала к нему какие-то конкретные чувства, пока читала. Возможно, то, что я так и не смогла по-настоящему начать переживать за него, и стало причиной того, что истинного восторга от “Авиатора” я так и не испытала.

Больше всего мне пришёлся по душе Петербург, представший передо мной в нескольких временных измерениях. И дело даже не в совпадении, по которому я почти ежедневно хожу по проспекту, на котором проживал Платонов, а в любви, с которой звучат названия улиц, пригородов и достопримечательностей. В этой книге я чувствовала себя дома.

Прочитать “Авиатора” однозначно посоветовала бы. В нём есть немало того, что может зацепить, причём зацепить людей с абсолютно разным отношением к жизни. Но твёрдая 4 из 5, ибо лично мне не трепеталось.

Только где же мечта? Полет где?

5
Работая в книжном магазине и будучи любителем книг, заядлым чтецом, услышала, что в этом году премию "Большая книга" вручили Евгению Водолазкину за книгу "Авиатор". Никогда раньше я этой фамилии не слышала, с творчеством его знакома не была. Заказала, получила в магазин, прочитала. Захотелось поделиться своими впечатлениями. Это моя первая рецензия на книгу.
Начну с названия и с обложки. Авиатор. Ну явно, если бы я не знала о премии, не была бы заинтересована этим названием. Нет в нем обещания чего-то интересного для женщины, (девушек, да и большинства парней и мужчин, если только они не интересуются специально самолетами, авиастроением). Обложка. Сейчас, изучая спрос покупателей и наблюдая за процессом выбора книг, людей не в меньшей степени интересует обложка, ее рисунок, фактура, текстура, чтобы была на ощупь приятна. Некоторые даже нюхают страницы. Ничего подобного, что могло бы привлечь ТАКОГО читателя,тоже нет. Есть странный рисунок. Абстрактный. Это же с виду совершенно не выгодный в маркетинговом плане товар. Однако, как же повезет читателю, если все же такую книгу он приобретет по настоянию продавца, либо прочитав отзывы, либо услышав о премии автора.
Этот роман призывает каждого задуматься над тем, что мы храним в своей голове. Будь у нас такая возможность очутиться в другом веке, в далеком будущем, что мы привнесем с собой в это будущее? какие воспоминания? Как много тончайших воспоминаний хранится у нас в голове, стоит только попытаться избавиться от наносного, лишнего, и попытаться сосредоточится на запахах, звуках, тактильных ощущениях, и выразить их на бумаге. Как интересно, что главный герой, пройдя через испытания того рокового времени его молодости -бурь, революций, доносов, допросов, пыток, ссылки, -не это выставляет в качестве своих главных воспоминаний, а то, как изменились звуки, речь людей ("хромота в интонации"), танцы ("так изображали бесноватых"- его слова), музыка. Этим он сразу же теряет свой рейтинг, интерес чиновников, людей из правительства, рекламщиков, пиарщиков. Вот оно-жало времени. Всем нужна сенсация! Нужны сведения о политической жизни, об отношении к ней. ("Поколение юристов и экономистов. Только где же, спрашивается, мечта? Полет где?") Ведь в его век отношения между людьми были неизмеримо глубже, тоньше, чувственнее, в них много места занимала романтика. Прошло не так уж много времени, а как все изменилось-до неузнаваемости!
Читая, невольно сравнивала повествование дневниковое с небезызвестной всем "Цветы для Элджернона". Так же возникало то щемящее чувство обеспокоенности дальнейшей судьбой героя, но это произведение мне гораздо ближе, ведь описывается наша страна,наши изменения в ней,наши события,наша жизнь. Наши предки прожили те испытания революциями, голодом, продразверстками, ссылками и лагерями.
Мне думается, что автор хотел высказать своим названием книги ту мысль, что все войны, революции, митинги, политические игры-все это мишура. Это не самое главное в жизни любого человека. Самое главное-это любовь, чтобы близкие были рядом, а тех, кого уже нет, не забывали ныне живущие в своей памяти. А вечное-это звуки капающего дождя, шелк водопада волос любимой женщины, морозные узоры на стекле и полет бабочки. и Авиатор Платонов, поднявшись над грешной землей, учит нас мыслить и чувствовать масштабно, писать свою историю не событиями, а ощущениями, осязаниями и впечатлениями.




Посмотреть все рецензии (4)
Средний балл оставивших отзывы: 4.91
  • Книга, после которой весьма затруднительно сформулировать чётко очерченное отношение к истории. Сплетаются воедино мысли о линейности времени, предательствах, платонических чувствах и роли человека в судьбе страны. Сюжет не отличается непредсказуемыми поворотами, но стиль описания происходящего, происходившего и так и не произошедшего притягивает и не отпускает до последней страницы.

    По итогам прочтения у меня осталась пара вопросов к автору, на которые я, как ни старалась, не нашла ответа в книге, и это оставляет осадок недоразумения в душе, который не дал поставить "пятёрку" произведению.
Посмотреть все отзывы (12)
  • 3
    +

    «- Разве всеобщее помутнение - не историческая предпосылка?
    ...
    - Но считается, что у помутнения семнадцатого года имелись свои причины - война там, обнищание народа, не знаю, что еще...
    - Бывали времена гораздо хуже - и ничего, никаких помутнений.
    ...
    - Интересно вы мыслите, как-то даже не исторически.»

  • 3
    +

    «Исторический взгляд делает всех заложниками великих общественных событий. Я же вижу дело иначе: ровно наоборот. Великие события растут в каждой отдельной личности. В особенности - великие потрясения.
    Все очень просто. В каждом человеке есть дерьмо. Когда твое дерьмо входит в резонанс с дерьмом других, начинаются революции, войны, фашизм, коммунизм... И этот резонанс не связан с уровнем жизни или формой правления.»

Посмотреть все цитаты (27)
Книгу «Авиатор» Евгений Водолазкин можно приобрести или скачать: в 6 магазинах по цене от 99 до 539 руб.

Предложений от участников по этой книге пока нет. Хотите обменяться, взять почитать или подарить? Добавьте объявление первым!



Интересные посты

Заметка в блоге

100 лет со дня рождения Энтони Бёрджесса

Сто лет назад родился английский писатель Энтони Бёрджесс. Больше всего он известен романом...

Заметка в блоге

25 февраля родился Карло ГОЛЬДОНИ (1707-1793), итальянский драматург

Нет народа, где в загоне Не держали бы талант. На сторонников Гольдони Ополчается педант. ...

Новости книжного мира

Звезда сериала «Шерлок» исполнит главную роль в интеллектуальной телефантастике

Совсем недавно стало известно, что на роль главного героя в фантастическом романе, который...

Обсуждение в группах

Статистика КМ 2017

Подводим итоги января Всем привет! К сожалению, подвести итоги января раньше не было никакой...