Весь невидимый нам свет

Купить в магазинах:

OZON.ru:
+ Подарок
135RUB руб. купить
My-shop.ru: 135 руб. купить
FLIP.kz: 1194 тг. купить
полный список магазинов
(4.4)
(0.0)
Читали: 101    Хотят прочесть: 137

Весь невидимый нам свет, Энтони Дорр

Авторы:

Издательство: Азбука

ISBN: 9785389118102

Год: 2016

«До чего бессмысленно строить прекрасные здания, сочинять музыку, петь, печатать огромные книги с изображениями птиц, если равнодушный мир так быстро это все поглощает. Зачем играть на музыкальных инструментах, когда тишина и ветер настолько мощнее? Зачем зажигать фонари, когда тьма все равно их потушит? Когда немецкие солдаты привязывают русских пленных к ограде по несколько человек сразу, суют им в карманы гранаты с выдернутой чекой и отбегают?»

"Весь невидимый нам свет" - последний роман от лауреата многих престижных литературных премий Энтони Дорра. Эта книга, вынашивавшаяся более десяти лет, немедленно попала в списки бестселлеров - и вот уже который месяц их не покидает. "Весь невидимый нам свет" рассказывает о двигающихся, сами того не ведая, навстречу друг другу слепой французской девочке и робком немецком мальчике, которые пытаются, каждый на свой манер, выжить, пока кругом бушует война, не потерять человеческий облик и сохранить своих близких. Это книга о любви и смерти, о том, что с нами делает война, о том, что невидимый свет победит даже самую безнадежную тьму. Обо всём этом и не только в книге Весь невидимый нам свет (Энтони Дорр)



Книга удостоена премий:


Связанные радиоволнами, судьбой и войной

15
Маленький человек на фоне огромных событий – каково ему, попавшему в мясорубку Второй мировой? Не военачальнику, не политику, а совсем простому жителю большого или маленького городка, который и подумать не мог, что с ним когда-нибудь такое может случиться…
Живёт в немецком шахтерском городке белоголовый мальчуган Вернер. Живёт в сиротском приюте, и путь у него только один – туда, в тёмные подземелья, откуда временами не возвращаются. Всё, что у него есть, это любимая сестра Ютта и любовь к радио, к познавательным программам, откуда они с Юттой узнают так много интересного. И кажется, что эти радиоволны несут их куда-то далеко, в совсем другой и цветной мир, без пыли, копоти, серости и нищеты. Может, так бы и получилось, ведь Вернер ещё и умеет это радио чинить, а позже окажется, что и собирать практически из ничего, так что перспективы у него открываются очень неплохие. Большой удачей кажется, что его берут на отборочные экзамены в специальную школу для мальчиков. «С Вернером в его возрастной группе ещё двадцать шесть мальчиков. Все, кроме двух, выше его. Все блондины. Ни одного очкарика». Все одеты в белое, ангелы, да и только! Какой разительный контраст с шахтёрским угольным адом.
Сдать экзамены, остаться в школе – настоящая мечта. Некоторые испытания шокируют, но что поделать. Мальчики демонстрируют не только умственные и физические возможности (на пределе!), но и проходят проверку расовой чистоты. «Пахнущий луком лаборант в белом халате измеряет расстояние между его висками, обхват головы, толщину и форму губ. Записывает длину его стопы, пальцев на руках, расстояние от пупка до глаз. Длину члена. Прикладывает к носу деревянный транспортир, чтобы определить его угол».
Бедные, бедные мальчики, ангелы в белом… Они ещё не знают, что для кого-то уже здесь, даже не на фронте, начнётся настоящий ад. Но кто-то будет гореть, а кто-то – подбрасывать дровишек.
Живёт в Париже слепая девочка Мари-Лора, у которой есть папа, замечательный мастер, который делает чудные макеты целых кварталов, чтобы по ним дочь изучала дорогу домой. Да и много прекрасных вещиц с секретом умеет делать этот работник парижского музея естествознания. Самые волшебные дни для Мари-Лоры – дни рождения, когда папа дарит ей и новый подарочек с секретом, и новую книгу со шрифтом Брайля.
Читатель, конечно, догадывается, что автор совсем не зря показывает нам этих героев параллельно – пока. Но не ждите ничего похожего на типичную love story. Здесь всё гораздо глубже, а связи окажутся совсем не банальными и тянущимися годами, хотя ни Вернер, ни Мари-Лора об этом не догадываются.
Мы увидим и маленький французский городок Сен-Мало во время немецкой оккупации, где даже местные старушки будут пытаться оказывать сопротивление. Поначалу их попытки кажутся нелепыми и смешными, а «ужасы» войны – странными. «Трюфели исчезли. Игристые вина исчезли». Зная нашу историю, зная, что исчезали в первые же дни войны целые дома вместе с людьми, целые селения, воспринимаешь это с недоумением: какие трюфели?! Слышал ли кто-нибудь о них у нас? Однако и там всё совсем скоро изменится, иногда до неузнаваемости.
Автор зачем-то и ещё одну линию вставил в книгу, это история алмаза «Море огня», спасаемого из парижского музея. Да, история вроде бы логичная, с героями связанная, но совершенно лишняя. Если бы её не было, ничего бы не изменилось ни в сюжете, ни в восприятии героев, а их здесь и так немало, а уж главным писатель и без того дал такие характеристики, что забыть их просто невозможно. И вот этот конструкт с алмазом перегружает текст, видится ненужным, даже аляповатым.
Текст написан, кажется, нарочито отстранённо. Писатель как будто лишь предоставляет нам факты, а читатель уж сам пусть делает выводы, пусть сам решает, какие эмоции ему испытывать. Иногда при этом кажется, что ты уже и сам заразился этой отстранённостью. Должна предупредить, что привычному к советским книгам читателю может дикой показаться одна сцена с вошедшими в Берлин нашими солдатами. Зачем она нужна? Думаю, чтобы показать, что война – это ужасно абсолютно для всех, она делает всех животными. Даже тех, на чьей стороне правда. Хотя сама книга вопит о том, что гораздо больше людей предпочли остаться людьми, а не опуститься до такого состоянии, поэтому опять эта сцена кажется лишней в романе.
В целом же у автора получилась интересная и щемящая история, в которой странным образом переплелись и судьбы людей, и удивительная жестокость с сентиментальностью.


____________
В список к чтению книга попала благодаря давней уже рецензии Апельсинки.




С широко открытыми глазами

11
Простая и трогательная история, очень просто написанная, о вещах, которые не могут не трогать. Совсем небольшие главы, листаешь их как альбом с фотографиями. Одна, другая. Две разные жизни под одной обложкой. Черно-белые снимки. Желтое пятно, залом. Уголка нет. На них немецкий мальчик Вернер и французская девочка Мари-Лора. Он сирота, она слепая. Он тяготеет к точным наукам, она - к естественным. Он изобретатель, она мечтательница. Он не выпускает из рук ручку настройки радио, она - игрушечный домик. Они, такие разные, могли бы никогда и не встретиться, но война... Они, так дополняющие друг друга, могли бы быть прекрасной парой, но война...
А книга ведь не о войне вовсе. Фраза «на фоне войны» преследовала меня, пока все не закончилось, а теперь никак не слетает с языка. Не пускаю. Не может война быть фоном, не могут быть фоном летящие бомбы, голодные дети, горы трупов на улицах, толпы пленных в лагерях. Ее не скинешь со счетов, она почти наверняка станет одной из главных героинь, пусть автор и не стремится к этому изначально. Жутко, иногда до зубовного скрежета, особенно в сценах, которые проходят мимо основной сюжетной линии. Будто пуля, чиркнувшая по щеке. Предупреждаю, однако, что война у Дорра другая, она «понравится» далеко не всем, особенно в России. Тут точка зрения автора действительно и всерьез может оскорбить чьи-то чувства.
Прицельные снаряды слов, иногда принимающие почти совершенные, прелестные формы, тихий и ровный голос, отсекающий все лишнее как несущественное, чтобы рассказать о важном, а в остальном - чистый эфир. Радиоволнами пронизан весь роман, они несутся сквозь время и расстояния, опутывают героев призрачными ниточками связей. В них мечта и мотивация, сказка перед сном и память, смысл жизни и смертельная ловушка, опасность и спасение. Одна частота на двоих, материальность мыслей и осколок мистического в тему.
А книга ведь не о любви вовсе. По крайней мере, не о любви в традиционно-романтическом ее понимании. Вообще сочетание война-любовь в литературе зачастую получается до боли пронзительным, а в реальности - еще в большей степени. Здесь совсем по-другому. У Дорра слишком красиво, чтобы быть правдой и невероятно так, по-юношески чисто и невинно.
И светло. От каждого, кто до самой развязки остается человеком. Мари-Лора - настоящий прожектор; такая маленькая и хрупкая, не по годам смелая и сильная, абсолютно бесхитростная, добрая в самой превосходной степени, щедро изливающая свою доброту на всех окружающих. Вернер - свет отраженный, рассеянный; сомневающийся и осторожный, не по годам умный и сосредоточенный, отчаянно стремящийся быть честным с самим собой и поступать по совести. Фредерик - любитель птиц, теплый лучик солнечный, душа прям сквозь кожу просвечивает. Отец Мари-Лоры - мягкое свечение настольной лампы, Этьен - звездное мерцание, мадам Манек - огненные всполохи. Даже в Фолькхаймере есть легкий блеск. И только один из героев не светится, а гниет изнутри, его вы сразу узнаете, когда встретите.

Двадцать тысяч лье темноты

10
Есть книги после прочтения которых становится трудно дышать. Не сразу понимаешь, почему – от страха или от гнева, от нарастающего напряжения, когда кажется, что каждая перевернутая страница таит за собой нечто ужасной, или от тревоги за себя - что после ты никогда не станешь прежним?
Подружиться с героями, но не верить автору – возможно ли?? Почему, ну почему автор хочет, чтобы я сочувствовала Фольцхаймеру?! За то, что он прекрасный друг, всегда и во всем помогал маленькому Вернеру. За это? А я вижу другое. Вижу, как великан Фольцхаймер входит в колонну пленных и снимает всю теплую одежду и обувь с русского солдата. Я вижу как он расстреливает партизан на Украине и выстрелом в упор убивает семилетнюю девочку во Франции. Автор хочет, чтобы я была благодарна Фольцхаймеру за то, что он хранит и восстанавливает память о Верненре. А мою, мою память кто будет хранить?! Я не могу так. Не могу и не хочу читать во всех европейско-американских книгах, что русские солдаты в Берлине только и делали, что насиловали молодых немок. Славянские варвары, пришедшие почему-то без медведей и балалаек.

Я не верю тебе, Энтони Дорр. Верю Мари-Лоре - слепой девчонке из Парижа, которая, несмотря на все невзгоды не сдается, которая не видя света сама, дарит его другим. Верю мальчишке-сироте Вернеру, все мысли и мечты которого уносят в небо радиоволны, и кажется, что нет для него ничего важней этих сигналов, что вся жизнь для него – радиосигнал, идущий через города и страны. Я верю мальчику Федерику – маленькому, болезненному, думающему больше о трясогузках и совах, чем о величии Третьего Рейха, но, наверняка – самому сильному из элитной нацисткой школы, ведь ему одному хватило смелости отказаться мучить пленного на глазах учителей и однокашников, и поплатившегося за это физическим и психическим здоровьем. Я верю Этьену Леблану – ветерану Первой мировой, 20 лет не выходившему из дома, но к концу жизни понявшему - нельзя существовать только в своей раковине, ведь жить самому можно только спасая других.
А тебе, автор книги, я не верю. Ни на йоту
Посмотреть все рецензии (8)
Средний балл оставивших отзывы: 4.33
  • Приобрела книгу до того, как Энтони Дорру вручили Пулитцеровскую премию. Начиная читать, чувствовала, что книга стоящая. Книга, в которой сходятся в одну точку две судьбы: слепой французской девочки Мэри-Лоры и немецкого мальчика, хорошо разбирающегося в радио, Вернера. Из маленьких глав, как из мозаики, постепенно складывается цельная картина, пробелы заполняются, разноцветные грани собираются в одну историю, как кубик Рубика. Очень трогательно показаны отношения папы-музейщика и слепой дочки. Деревянные домики-шкатулки, познавательные радио-программы для детей, грот с улитками и целый подоконник ракушек, разложенных по видам и по размеру, нелогичная и абсолютная любовь Фредерика к птицам и его знание всех-всех-всех пернатых по именам - в общем, все те житейские мелочи, что выбиваются из войны и оставляют людей людьми, безусловно, задевают. Единственное, огорчение - русские солдаты показаны только с одной стороны - извергами (в одном эпизоде, больше нигде не упоминаются), в то время как немцы показаны более адекватно с разных сторон. Принимаю, что на войне всякое бывает и что среди любой нации есть уроды, но объективности бы добавить в этом аспекте.
Посмотреть все отзывы (10)
  • 5
    +

    «Знаешь, в чем главный урок истории? В том, что ее пишут победители. Кто победит, тот скажет, что и как было. Мы действуем в наших собственных интересах. Назови мне человека или народ, который поступает иначе. Хитрость в том, чтобы понять, в чем состоит наш интерес.»

  • 2
    +

    «Море говорит на своем языке, и речь отдается в камнях, в воздухе, в небе. Как там говорил капитан Немо? Море не подвластно деспотам.»

Посмотреть все цитаты (34)
Книгу «Весь невидимый нам свет» Энтони Дорр можно приобрести или скачать: в 2 магазинах по цене от 135 руб.

Предложений от участников по этой книге пока нет. Хотите обменяться, взять почитать или подарить? Добавьте объявление первым!



Интересные посты

Интересная рецензия

Не каждый кентавр становится созвездием

Кентавр - полуконь, получеловек, и повествование в этой книге тоже поделилось на полумиф и...

Новости книжного мира

Сегодня, 25 июня, в истории

В этот день родились: 1852 — Николай Гейнце (ум. 1913), прозаик, журналист и драматург. 1884 —...

Новости книжного мира

Сегодня, 26 июня, в истории

Сегодня в Таиланде отмечается День памяти великого поэта Сунтхон Пху. Обычно он проводится в...

Интересная рецензия

Следствие ведут джентльмены

Создателей Шерлока Холмса и Эркюля Пуаро носят на руках больше ста лет, и вполне заслуженно. Но...