Сто лет одиночества

Купить в магазинах:

OZON.ru:
+ Подарок
494RUB руб. купить
Books.ru: 520 руб. купить
Лабиринт: 568 руб. купить
FLIP.kz: 3662 тг. купить
полный список магазинов
(4.3)
(0.0)
Читали: 3038    Хотят прочесть: 1428

Сто лет одиночества, Габриэль Гарсиа Маркес

Авторы:

Издательство: ИЗДАТЕЛЬСТВО "АСТ"

ISBN: 9785170969326

Год: 2016

«Она обладала редким даром не существовать до тех пор, пока в ней не появится необходимость.»

Одна из величайших книг ХХ века. Странная, поэтичная, причудливая история города Макондо, затерянного где-то в джунглях, – от сотворения до упадка. История рода Буэндиа – семьи, в которой чудеса столь повседневны, что на них даже не обращают внимания. Клан Буэндиа порождает святых и грешников, революционеров, героев и предателей, лихих авантюристов – и женщин, слишком прекрасных для обычной жизни. В нем кипят необычайные страсти – и происходят невероятные события. Однако эти невероятные события снова и снова становятся своеобразным «волшебным зеркалом», сквозь которое читателю является подлинная история Латинской Америки… Обо всём этом и не только в книге Сто лет одиночества (Габриэль Гарсиа Маркес)

Город одиночества

52
Ты знаешь, что такое одиночество? Извини за глупый вопрос…Конечно знаешь. Все это знают.
Ты одинок? Рада за тебя. Здорово когда человека окружают любящие и заботливые близкие люди, друзья, родственники.
А сто лет – это много? Да, ты прав – смотря для чего, но вполне достаточно, не мало.
Можешь представить себе сто лет одиночества? Да, действительно убийственно долго, невыносимо, мучительно.
А если бы это было неизбежно? О, понимаю, понимаю, я тоже не знаю…но, знаешь…было на свете такое место, где знали…

Макондо. Ты должен был бы обязательно там побывать! Это уникальное место! Там живут удивительные люди и происходят чудеснейшие и необычайнейшие события! И чего только там не случалось!
Однажды на город обрушилась страшная болезнь – бессонница. Жители начисто лишились сна и отдыха, беспрестанно искали для себя занятие и погружались в пучину забывчивости. Только в Макондо люди могли прожить гораздо более ста лет, струйка крови могла дотечь через весь город до матери, чтоб известить о смерти ее чада, только там животные могли размножаться с невероятной быстротой, только там красивейшая из девушек могла вознестись в небеса, и дождь мог лить три года, не прерываясь ни на минуту. Возможно ли все это где-нибудь еще? Макондо – город-загадка, город-тайна.
Представляешь, там несколько поколений детей в одной семье называли одинаковыми именами. И словно в ответ на это, потомки будто повторяли судьбы своих предков, при этом наследуя все худшие их качества, но в более гипертрофированном и извращенном виде. Бесконечный круговорот. Воронка.
Но самое таинственное и загадочное, что когда-либо происходило в этом городе, случилось не многим после его основания – в нем поселилось Одиночество. Горожане из поколения в поколение переливали из пустого в порожнее, замыкались в себе, гонялись за призраками, которых не суждено поймать. Проклятое одиночество. Печаль.

А знаешь…ведь каждый…даже самый не одинокий человек, в чем-то совершенно одинок, и ты тоже, и всех нас душат щупальца только нам известного липкого-тягучего одиночества.

А где твой Макондо?

Грустная колумбийская сказка

38
Чтение «Ста лет одиночества» для меня было где-то на грани между удовольствием и изнурительным трудом. Я прекрасно понимаю тех, кто восхищается этим произведением и не хуже понимаю тех, кто его ненавидит (а, быть может, ненавидит себя, поскольку не в силах понять ее прелесть). Когда берешь книгу в руки, с первых страниц понимаешь, что имеешь дело с тяжеловесной, но высококлассной литературой, но никак не подозреваешь о тех сюрпризах и ловушках, которые тебя там поджидают. Причем первую ловушку Маркес закладывает в первом же предложении:
«Пройдет много лет, и полковник Аурелиано Буэндиа, стоя у стены в ожидании расстрела, вспомнит тот далекий вечер, когда отец взял его с собой посмотреть на лед».
Прочитав его, читатель заглатывает сразу два крючка: первый – бессознательно, но заочно делает Аурелиано Буэндиа центральной фигурой романа, а второй – делает из таинственного расстрела, о котором в начале больше ничего не сказано, интригу, которая впоследствии по логике вещей должна стать либо ключевым поворотом сюжета, либо его развязкой. А чтобы разбередить эту фиктивную интригу, беря в расчет еще и известную забывчивость среднестатистического читателя, он неоднократно и как бы невзначай напоминает об этом расстреле в первой трети романа, пока вдруг… невзначай…. Расстрел не окажется лишь одним из многих фрагментов огромной мозаики событий, а Аурелиано Буэндиа не станет одним из множества героев произведения, среди которых довольно проблематично найти центральную фигуру.
«Сто лет одиночества» - это сага. Сага о роде Буэндиа, начавшаяся с двух человек, словно племя Адама и Евы. В течение романа поколения непрерывно разрастаются, наслаиваются и сменяют друг друга, уступая место следующим поколениям. Дети, внуки, правнуки, праправнуки с вечно повторяющимися именами, точно Буэндиа это одна мировая душа, обреченная воплощаться каждый раз в разных людях и двигаться, точно проклятая, по цикличной синусоиде греха до тех пор пока... Впрочем, не будем болтать лишнего.
Пробираясь сквозь густые дебри первых десятков страниц, мне казалось, что Маркес ходит вокруг да около, чтобы растянуть подготовительный этап, разрыхлить почву перед тем, как приступить к частной истории, где всё (сюжетные линии, герои) будет разделено на главное и второстепенное, где отчетливо обрисуется какая-то проблема, где откристаллизуется интрига, и эта интрига станет осью, вокруг которой закрутится вся карусель событий. Однако вопреки моим ожиданиям произведение оказалось невероятно стабильное, однородное и вязкое. Длинные предложения, длинные абзацы, длинные безымянные главы, разделенные тремя немыми звездочками. Все это создает особый эффект. Сделай больше абзацев и дай главам имена, и все произведение перевернется с ног на голову. Пропадет высокое внутреннее давление, исчезнет плотность.
Чтение похоже на плавание по большой, сильной реке. Едва успеваешь оглядеть проплывающий мимо пейзаж, как он сменяется новым, но будто остается все тем же. Здесь постоянно что-то происходит, но одновременно кажется, что не происходит ничего. Маркес точно окуривает тебя фимиамом витиеватых слов, ткет стежок за стежком непрерывно растущий и усложняющийся узор причудливых образов, которому, кажется, не будет конца. Некоторые узоры обладают такой законченной, утонченной красотой, что приходится отрываться на несколько секунд от чтения, чтобы они успели раскрыться в воображении, пока на смену не пришли новые, не менее красивые. Перед тобой постоянно простираются чары причудливой, филигранно сотканной вселенной, где нет грани между чудесами и реальностью и где любой абсурд обладает внутренней гармонией и осмысленностью.
Маркес не спеша переходит от одного героя к другому, перетекает от события к событию, и делает это так плавно, словно ступает на цыпочках, оглядывая все с четко выдержанной дистанции, с ноткой легкого безразличия. Эта дистанция не дает читателю за что-то зацепиться, привязаться к какому-то одному персонажу или событию. Последние так клейко слиты в один монолит, что между бесконечными временными скачками, будь то день, месяц или год, никогда не ощущается зазора. Кажется, что ты находишься в каком-то безвременном пространстве, где вечер длится целый год, а десятилетие подобно мимолетной вспышке.
Мне сложно сказать «о чем?» это произведение. Я не увидел там ни одной четко выраженной темы. Не самих тем я там не увидел, а именно какой-то одной, ярко выраженной. Для меня этот роман не об одиночестве, не о деспотизме, не о войне, не об инцесте. Не, тем более, о любви, которую проповедует Маркес. Даже на звание социального романа оно не тянет, несмотря на явные аллюзии на исторические события в Колумбии, поскольку сказка (ну или магический реализм, если хотите) не может быть социальной. Другими словами, роман прекрасен не тем, что раскрывает те или иные темы, а тем, что прекрасно раскрывает сам себя.
Я не увидел там никакой морали, а, следовательно, дидактики, а, быть может, не хотел или не сумел увидеть именно так, как это видят другие. И это ничуть не укор. Все дело в индивидуальном восприятии. Для меня произведение подобно океану. Такое же большое, таинственное, степенное и завораживающее. Оно прекрасно суммой своих равнозначных совокупностей. Это перламутровый драгоценный камень, играющий всеми цветами при малейшем повороте, при малейшем изменении падения света. Мне непонятно, как эта книга может перевернуть чье-то сознание или заставить о чем-то серьезно задуматься, кроме как о самом мастерстве художественного исполнения. Ведь главное здесь – это невероятно глубокая эстетика и красота мазка, что постоянно воздействуют на метафизические рычаги нашего бессознательного. Это очень большая и серьезная работа большого художника. И поэтому для меня это больше картина, нежели литературное произведение. Надеюсь, что Маркес на это не обидится.

32 мертвеца Буэндиа

32
Весь покрытый зеленью, абсолютно весь, где-то род Буэндиа в диких джунглях есть…

Эта книга о городе и семье, семье и городе, в котором остановилось время и по ошибочной версии поколения вынуждены повторять судьбу предшественников, обыгрывая одни и те же роли, совершая одни и те же безрассудства, и отдаваясь во власть разрушительным страстям, порокам и авантюрам. И этому способствует не только родная кровь, но и имена, передающиеся из поколения в поколение как фамильные ценности и врождённое одиночество.

Как я и обещал, после столь разных в своем наполнении «Любовь во время чумы» и «Осень патриарха», я добрался до широко известного и знакового для писателя произведения «Сто лет одиночества». Чтобы там ни говорили, я уверен, что выбрал правильный порядок прочтения, ознакомившись сначала с самым светлым произведением Маркеса, затем с его антиподом. И уже здесь я надеялся встретить ассорти. Теперь же обойдусь без спойлеров, но постараюсь максимально передать ощущения и атмосферу этого произведения такими, какими они явились во время прочтения.

Макондо, основанный благодаря сумасбродству испытывающего муки совести Хосе Аркадио Буэндиа, это тропический рай, или ад, смотря на ваш вкус, навечно застрявший в одном единственном мгновении, что разделяет невыносимо отсталых и закоренелых в своих глупостях, суевериях и обрядах людей и вот-вот наступающим индустриальным обществом, сулящим перемены, новые страхи и новые надежды, неожиданные напасти и непередаваемые чудеса.

В своей привычной манере, Маркес отказался от концепции времени как такового, или выражаясь устами его персонажей, что-то сломалось в этом механизме, и теперь оно течёт неправильно, а порой наталкивается на непреодолимый барьер. И хотя автор смог выстроить повествование в хронологическом порядке, всю дорогу меня не оставляло ощущение, что на смену бесконечной бессоннице пришло время нескончаемого сна, прекрасного в отдельных своих проявлениях, но страшного и фантасмагоричного по своей сути. И наяву с живыми заговорили мёртвые, и порой они участвовали в жизни города намного больше, чем это делали ещё не почившие собратья. В этом магическом сюрреализме и заключается трагедия латинской Санта-Барбары, разыгрывающейся то под потрескивание раскаленного воздуха, то под дробь тропических ливней.

Пытаясь помочь (или помешать) читателю, Маркес не стесняется забегать вперёд, пророча весьма неприглядные развязки для представителей отмеченного проклятием рода. И так, путая события, имена и интриги, мы продираемся через джунгли и болота в тщетной попытке найти лучшее место и лучшую жизнь. А приходим всё равно в Макондо, с его пыльными улицами, певчими птицами, красными муравьями, скорпионами, изумительными бананами и ледяной резиденцией.

Не исключено, что жизнь молодого поселения могла пойти по другому, менее извилистому и горькому пути, если бы не странствующие цыгане, посещающие Макондо время от времени, чтобы продемонстрировать «достижения» современной науки, а на деле разыграть фарс, показать трюки, или продать любовь, предсказания и всевозможные пустышки. Возможно, именно со знакомства Буэндиа и загадочного племени, неумолимый рок пометил своей незримой печатью лоб прародителя семейства, а может виной тому так и не истолкованное пророчество или провидение. Разобраться в этом невозможно. Остаётся только наблюдать и стараться не принимать близко к сердцу неприглядную участь многочисленных потомков носящих имена Аурелиано, Хосе, Аркадио.

А участь их действительно незавидна, сколько бы копий ни сломали насмешники над творчеством Джорджа Мартина, Габриэль Гарсиа Маркес не менее искушён в исходах, а возможно даже более изощрён. Вот только семейство одиноких может сбить с толку и старуху с косой, или же между ними был заключён некий договор, позволяющий мертвым ходить, стареть, болеть и общаться в течение долгой сотни лет.

Коль скоро Буэндиа замыкаются в переливании из пустого в порожнее, отрешаются от общества или наоборот горят жаждой деятельности, им так и не удается познать любовь, настоящую любовь, а не обжигающую страсть, иссушающую ревность и одуряющую похоть. От мала до велика, эти старые дети пускаются во все тяжкие, едва только читателю покажется, что наконец-то жизнь налаживается и можно вздохнуть спокойно. Даже родственные связи и чувство товарищества столь изменчивы и непостоянны в этом семействе, что никакие события, отношения и чувства не могут извлечь из своих коконов ни одного Буэндиа. Берегитесь своего одиночества, не угодите в капканы изменчивой памяти, не пытайтесь отгородиться заманчивой шторой безумия. О, несчастные!

Хотя хочется отрешиться от судеб большинства героев, в полной мере это так и не удаётся. Уж не знаю в чём секрет Маркеса, но он помогает так или иначе если не начать симпатизировать, то хотя бы принять его героев, а потому волей-неволей мне пришлось испытать многочисленное радости и горести жителей Макондо. Из сонма Буэндиа трудно выделить положительных персонажей, в прямом смысле этого слова, так же как нельзя сказать, что кто-то является однозначно отрицательным героем, что, впрочем, характерно и для реальной жизни.

Но в этом пантеоне имеется и одна достаточно светлая, умная, провидящая и заботливая душа, как Урсула, Мать семейства. Возможно, именно её присутствие и позволило пройти весь долгий путь, не прекращая верить в возможность чуда, ибо в ином случае повествование могло разлиться лишь сладко-горьким ядом с оттенком безысходности и послевкусием трагедии. Однако Маркес действительно сделал подарок, и мы имеем возможность наблюдать как неутомимая пра-пра-бабушка трудится над возрождением и возвеличением плоти от своей плоти, умудряясь находиться и везде, и нигде, воспитывать детей, внуков, правнуков, заботиться о старых, но более молодых, чем она людях, вести хозяйство и оберегать от разрушения огромный дом. Очень жаль, что её несгибаемость, упорство и благонамеренность так и не смогли закрепиться в генах Буэндиа, в её прямых потомках. На мой взгляд, только она имела представление о судьбе рода, и всячески предостерегала детей и внуков, и проводила «профилактику» по мере своих сил. Однако никто не лишён старения и увядания, и всему когда-то приходит конец.

И что поделать, жизнь течёт дальше. Или делает новый виток, чтобы начать всё сначала? Ответить на этот вопрос может только «Сто лет одиночества», а я могу лишь развести руками и подтвердить, что книга действительно противоречивая и неоднозначная. Со своей колокольни мне понятны обе когорты читателей, и тех, кто восхищается, и тех, кто ненавидит эту книгу. Я вижу в ней и печальный гений автора, и неоправданную банальность мыльной оперы, отличные находки и грубое злоупотребление магией. А потому я не стану примыкать ни к одному из лагерей, пусть вердикт будет – читать, а затем любить и ненавидеть, ненавидеть и любить. Кому, что ближе.
Посмотреть все рецензии (40)
Средний балл оставивших отзывы: 4.21
  • Я наверное чего-то не понимаю. Потому что на данную книгу столько хвалебных отзывов, что в ней наверняка должно что-то быть. Но, извините, я этого не нашла. В журнале увидела комментарий, что книга похожа на сюжет Санта-Барбары. Абсолютно согласна. Могу только добавить, что повествование просто сверх меры наполнено нелицеприятными и максимально подробными описаниями. И все это под изрядной порцией мистического соуса.
    Причем мне очень понравилась книга Любовь во время чумы. И хорошо, что я прочла ее первой. Иначе бы не стала читать из-за ожидания еще одной длинной книги пересказа.
    Повторюсь, вполне возможно, что я упустила некую важную мысль... Но ее было легко потерять среди такого количества психически неуравновешенных людей. Из всего семейства могу выделить только Урсулу. Вот она конечно Оплот. Такая сила воли, столько жизни и энергии. Невероятно.
Посмотреть все отзывы (78)
Посмотреть все цитаты (140)
Книгу «Сто лет одиночества» Габриэль Гарсиа Маркес можно приобрести или скачать: в 4 магазинах по цене от 494 до 568 руб.

Предложений от участников по этой книге пока нет. Хотите обменяться, взять почитать или подарить? Добавьте объявление первым!


  • Сто лет одиночества

    Сто лет одиночества

    Издательство: АСТ, 2015

    ISBN: 9785170908318

    Купить данное издание можно здесь

  • Сто лет одиночества

    Сто лет одиночества

    Издательство: Эксмо, 2015

    ISBN: 9785170869237

    Купить данное издание можно здесь

  • Сто лет одиночества

    Сто лет одиночества

    Издательство: АСТ, Corpus, 2014

    ISBN: 9785170851591

    Купить данное издание можно здесь

  • Сто лет одиночества

    Сто лет одиночества

    Издательство: Астрель, 2012

    ISBN: 9785271346873

    Купить данное издание можно здесь


Интересные посты

Заметка в блоге

День рождения блудного попугая и его подарки

Сначала хотела написать две заметки, а потом решила - расскажу все в одной) Месяц назад мне...

Новости книжного мира

Глеб Панфилов снимет фильм «Один день Ивана Денисовича»

К 100-летию со дня рождения Александра Солженицына снимут картину по рассказу «Один день Ивана...

Интересная рецензия

Не заставляйте меня плакать...

Если бы мне в подробностях рассказали, о чем эта книга, я бы не стала ее читать. И сейчас я даже не...

Заметка в блоге

Любовь - это красиво