Последний год Надежды: воспоминания о моей дочери

Купить в магазинах:

В данный момент нет в продаже.

(5.0)
(0.0)
Читали: 1    Хотят прочесть: 3

Последний год Надежды: воспоминания о моей дочери, Николай Рушев

Авторы:

Издательство: СангитаСтрой

ISBN: 9789857041015

Год: 2012

Книга представляет собой воспоминания отца известной талантливой художницы Нади Рушевой о последней годе ее жизни. За неполные 18 лет Надя создала более 10 тысяч рисунков, получивших высокую оценку многих выдающихся деятелей российской культуры, а также сотен тысяч ее поклонников. Работа Н.К. Рушева интересна тем, что факты жизни и тайны творчества Нади излагаются не просто отцом, но и творчески близким для нее человеком.
Книга предназначена для самого широкого круга читателей, особенно молодых, для всех, кому близки проблемы развития культуры. Обо всём этом и не только в книге Последний год Надежды: воспоминания о моей дочери (Николай Рушев)

Семнадцатый год жизни

15
Говорят, талантливых детей нужно не учить, а воспитывать. Я бы добавила: и горячо любить. Тогда они будут такими же, как Надя Рушева - вы ведь наверняка слышали о ней, рисовавшей героев Пушкина, Толстого, Экзюпери. Ее рисунки были свободными и летящими, а жизнь – короткой и яркой.

В одном из писем артековскому другу Алику Сафаралиеву Надя написала: «Если хочешь, чтобы они немного потлели, гори дотла сам... Это страшно трудно, но нужно. Нельзя только для себя». Она и хотела пламенно прожить жизнь. Комета, падающая звезда – впору было загадать желание.

Воспоминания Надиного отца Николая Константиновича Рушева я дочитывала с грустью и горечью. Книга оказалась очень хорошей, теплой и по-отечески восторженной. Николай Константинович очень любил свою дочь – беззаветно, но без иллюзий. Они были не просто родными людьми, но еще и друзьями и единомышленниками.

«Последний год Надежды» - это дневниковые записи о том, как проходили Надины дни, чем она жила и что ее вдохновляло. Это книга о родительской чуткости и о юности, соседствующей с взрослым отношением Нади к искусству. Она была замечательной девочкой – тонкой, вдумчивой, непосредственной, приветливой. Любила танцевать, играла в куклы, читала взрослые книги. В школе ей не давались химия и физика, да и по алгебре она частенько получала тройки, но училась старательно, и родители терпеливо принимали то, что их дочь – не отличница, достаточно было ее прилежности и целеустремленности.

В жизни Надя была точно такой, как в своих рисунках, созданных чистой, единственно верной и очень свободной линией. Она веселилась и грустила, как и все ее сверстницы. Так же, как и они (и как я шестнадцатилетняя) воспринимала «Мастера и Маргариту», любила Пьера больше Андрея Болконского, читала Ремарка. Иллюстрировала серьезные произведения, но видела их немного по-детски – может, потому и по-настоящему. В шестнадцать лет Надя смотрела на мир восторженно. Она была чудесной девочкой из своего времени, и ото всех отличалась только одним – своими гениальными рисунками.

Ее отец скрупулезно записывал все, что говорили о них взрослые художники, искусствоведы, писатели и старшие друзья. Кажется, он никогда не выпускал из рук блокнота, потому что Надя – главное, что есть в его дневниках: прочитанные ею книги, созданные ею рисунки, понравившиеся ей картины, ее настроение, ее поездки, ее друзья. Читатель узнает о Наде простые и милые детали: как она прикалывала на блузку то один, то другой значок, как собирала и складывала в тематические папки вырезки из газет, как сетовала на результаты литературного КВНа в школе. Николай Константинович записывал все это серьезно, с гордостью, неозвученной строгостью и нежностью – словом, с любовью, но не слепой, а очень зоркой.

Его книга – это еще и зарисовки эпохи, каких-то простых и радостных шестидесятых. И высокое, и будничное: с одной стороны - спектакли, выставки, поездки, кино, ироничное Надино отношение к стилягам, восторженное – к талантливым людям, и, конечно, письма и открытки, пригласительные и поздравительные, а с другой – ненавязчивые штрихи о том, как скромно жили Рушевы – так же, как вообще живут трудолюбивые и порядочные люди. Обо всех, кто упоминается в книге, хочется сказать именно «скромный человек», и в этом определении будут свои красота и честность. Будто бы тогда люди жили другим, чем-то более правильным.

Из небольшого семейного бюджета Рушевых всегда выкраивалась сумма на новые альбомы и издания художественной литературы. У Нади даже была своя полка с подаренными ей книгами – а это были очень важные и нужные ей подарки. Впрочем, девичьим нарядам и украшениям она радовалась так же искренне: сшитым ее мамой, иногда по Надиным же эскизам, платьям, недорогому браслету с перегородчатой эмалью, о котором она мечтала и который в последнюю ленинградскую поездку подарил ей отец. Надя и сама любила дарить – свои рисунки, и делала она это так же легко и открыто, как творила.

На монгольском языке имя Надежда – Найдан – означает «Вечноживущая». Нади Рушевой не стало через месяц после семнадцатилетия, но все же упавшей звездой она не стала – она живет в настоящем, в рисунках, памяти, по-своему - в пушкинских строках. Она радует нас и забавляет, заставляет задумчиво склонить голову и помолчать. Навсегда юная и ярко горящая – надежда, нужная каждому из нас.
Посмотреть все рецензии (1)

Отзывов о «Последний год Надежды: воспоминания о моей дочери» пока нет. Оставьте отзыв первым


Цитат из «Последний год Надежды: воспоминания о моей дочери» пока нет. Добавьте цитату первым

К сожалению, в данный момент книги «Последний год Надежды: воспоминания о моей дочери» нет в продаже :(

Предложений от участников по этой книге пока нет. Хотите обменяться, взять почитать или подарить? Добавьте объявление первым!


Интересные посты

Заметка в блоге

"Долгое падение" || Книга VS Фильм

В новом видео обсуждаем с Егором фильм "Долгое падение", снятый по одноименной книге Ника...

Интересная рецензия

Маленький человек эпохи Возрождения

Злая, трагическая, непристойная и страстная книга. Грязный, жестокий, безумный мир Высокого...

Интересная рецензия

Симфония мысли для хорошо темперированного читателя

Музыкальный строй – это вам не общественный, сам собой исторически не сложится. Разбить музыкальную...

Новости книжного мира

«Зачекиньте» любимого книжного героя

Еще недавно мы составляли литературную карту мира, а теперь мы сможем показать на карте мира, где...