Левша

Купить в магазинах:

OZON.ru:
+ Подарок
91RUB руб. купить
My-shop.ru: 88 руб. купить
Лабиринт: 140 руб. купить
FLIP.kz: 751 тг. купить
полный список магазинов
(4.0)
(0.0)
Читали: 379    Хотят прочесть: 20

Левша, Н. С. Лесков

Авторы:

Издательство: Искательпресс, Либри пэр бамбини

ISBN: 9785990880832

Год: 2017

«Хоть и шуба овечкина, так душа человечкина.»

Николай Семенович Лесков - самобытный русский писатель, чей талант рассказчика не имел себе равного, обладал способностью показать русского человека без прикрас, но с большой любовью и пониманием. Сказ "Левша" - одна из вершин творчества писателя. История о том, как "англичане из стали блоху сделали, а наши туляки ее подковали, да им назад отослали" - настоящий гимн труду и русскому умельцу. В наши дни тульский оружейный мастер Левша стал героем нескольких экранизаций, мультфильма и даже оперы. В книгу также вошли рассказы "Привидение в Инженерном замке" и "Человек на часах". Обо всём этом и не только в книге Левша (Н. С. Лесков)

Русский характер в отражении блошиной подковы

63
«Он русский, и это всё объясняет» - был когда-то рекламный слоган фильма «Сибирский цирюльник». Что же такое загадочный русский характер, вроде бы все понимают, но часто вокруг этого вопроса разгораются такие дискуссии, что, кажется, лучше уж и не задевать его вовсе. Однако этот пресловутый русский характер упорно приходил на ум, когда я перечитывала «Левшу». Да, мне кажется, что все герои этого сказа – как раз и есть составляющие этого обобщённого и таинственного понятия.
Давайте вспомним.
Всем, наверное, с детства знаком Левша, тот самый, что блоху подковал. Помнится обычно лишь то, что он был замечательный мастер, который выполнил почти невозможное. В тексте, кстати, он левша – вообще без имени, что тоже немаловажно.
История же гораздо шире. Начинается она вскоре после окончания войны 1812 года, «когда император Александр Павлович окончил венский совет, то он захотел по Европе проездиться и в разных государствах чудес посмотреть». Принимающая сторона всячески старается его удивить, «на свою сторону преклонить». И государь, совсем недавно победивший Наполеона, любуется всем с мыслью: «мы, русские, со своим значением никуда не годимся». Не здесь ли корни ещё и нынешнего пресмыкательства перед Западом, которому иногда приходится только удивляться?
Уравновешивает всё это непатриотическое безобразие попутчик, донской казак Платов. Увидев особый интерес величества, обязательно «Платов сейчас скажет: "так и так, и у нас дома свое не хуже есть, -- и чем-нибудь отведет». Вот вам и другая сторона русского характера – своя рубаха ближе к телу, а если серьёзно, то искренняя вера «в своих».
Государь на все это радуется, все кажется ему очень хорошо, а Платов держит свою ажидацию, что для него все ничего не значит.
Государь говорит:
-- Как это возможно -- отчего в тебе такое бесчувствие? Неужто тебе здесь ничто не удивительно? А Платов отвечает:
-- Мне здесь то одно удивительно, что мои донцы-молодцы без всего этого воевали и дванадесять язык прогнали.
Государь говорит:
-- Это безрассудок.
Платов отвечает:
-- Не знаю, к чему отнести, но спорить не смею и должен молчать.

В результате этой поездки как раз и привозят в Россию выкованную английскими мастерами блоху, которая «дансе делает». И лежит она где-то в царских покоях несколько лет, забытая всеми, пока к власти не приходит новый император. «Император Николай Павлович поначалу тоже никакого внимания на блоху не обратил, потому что при восходе его было смятение» - заметим, речь о восстании декабристов, которое было в 1825 году. Заинтересовавшись невиданной диковиной, государь вызывает ко двору всё того же Платова, который (если иметь в виду реальное историческое лицо) умер в 1818 году. В тексте же Платов благополучно прибывает во дворец.
Есть ли здесь элемент фантастики? Может быть, есть. Но скорее всего, дело в самом жанре сказа, повествователь здесь – некий простой и не очень грамотный человек, который что-то мог присочинить, добавить от себя, не знать настоящих дат.
История с блохой получает новый толчок. Николай Павлович, в противоположность своему брату, совсем иначе относится к русским мастерам, поэтому ему, как и Платову, очень хочется переплюнуть англичан. Наши мастера должны «сделать посрамительную для аглицкой нации работу». И наконец-то мы видим и заглавного героя среди прочих мастеров. «Оружейники три человека, самые искусные из них, один косой левша, на щеке пятно родимое, а на висках волосья при ученье выдраны».
И как же здесь не упомянуть русский характер? То, как работают мастера, это просто «Эх!», «Ух!» и, наверное, не менее знаменитое «Авось!» Обращение с ними Платова показательно. Увы, и до сих пор верхи, даже не верхи, а просто шишки на ровном месте, себе подобное позволяют.
История левши здесь только начинается, многое ещё предстоит ему пережить и испытать, даже заграницей побывать, но ничем его заманить не могут, тянет его на родину, да и главная цель у него появилась – рассказать один важный секрет, который узнал он, надо обязательно научить наших делать именно так. Думаю, что такая преданность делу, да и настоящий патриотизм, как ни затаскали это слово, тоже русскому свойственны. Как свойственны ему и беспробудное пьянство, погубившее не одного человека. И много, много чего ещё можно найти в этом простом вроде бы сказе.
Отдельного разговора заслуживает и язык, множество слов, которые интересно разгадывать, как ребус: как же такое получилось? «Мелкоскоп», например, - микроскоп, в меру своего разумения рассказчик решает, что в него рассматривают мелкие предметы. «Аболон полведерский, буреметры морские, мерблюзьи мантоны, смолевые непромокабли». А чем хуже «буреметр» заморского «барометра»?! Понятнее ведь – бурю, погоду меряет. Тут вам и смекалка, и юмор даже.
Вот и оказывается, что в маленькой блошиной подкове отразился большой русский характер.

Жизнь как сказка.

7
Об этом спору нет, что мы в науках не зашлись, но только своему отечеству верно преданные. Н.Лесков
История, здесь рассказанная, известна, пожалуй, даже тем, кто рассказ не читал, но вот написано о "Левше" и Лескове гораздо меньше, чем о других знаменитых произведениях и авторах. Вот и рецензии никто не пишет, а все оттого, что писатель Лесков и вообще странный, а уж здесь странностей хоть отбавляй. И числится этот рассказ почему-то по сказочному ведомству, хотя какая же это сказка, если все здесь такое привычное и узнаваемое.

И происходит здесь все не так, как обычно в сказках- по справедливости, а как всегда, и чудеса творятся не сказочными методами - никаких залетных фей и прочих волшебников не наблюдается, и язык здесь особенный, так что каждое слово по смыслу и звучанию совпадают-"долбица умножения", "тугамент". Язык этот, к тому же, как барьер, за который чужим хода нет, поскольку слова здесь так поставлены и притерты друг к другу, что звучат как песня, понять которую сможет только тот, кто уже прежде такие песни слышал.А числится этот рассказ почему-то по сказочному ведомству, хотя какая же это сказка, если все здесь такое привычное и узнаваемое.

Да к тому же это еще и кладезь всяческих сведений из разных областей русской жизни, причем сведения эти ничуть не устарели и в двух словах самую суть объясняют.
Вот, например, о правоохранительных органах:
"его сейчас обыскали, пестрое платье с него сняли и часы с трепетиром, и деньги обрали", или обстановка в здравоохранении: "привезли в одну больницу - не принимают без тугамента, привезли в другую - и там не принимают, и так в третью, и в четвертую - до самого утра его по всем отдаленным кривопуткам таскали ".

И об образовании тоже есть:
" - а арифметики мы нимало не знаем...
Англичане переглянулись и говорят:
- Это удивительно.
А Левша им отвечает:
- У нас это так повсеместно".

Да что там, даже песни сочиняются все тем же способом, что Левша применял- к русским словам иностранные добавляются и пожалуйста :"Ай люли - се тре жули".

А еще эта книга тем хороша, что многие сложные для понимания вещи в ней простым и понятным языком изложены и на всякий заковыристый вопрос из русской жизни здесь ответ отыскать можно, да так, что самое главное ухвачено. Кто только не писал о различиях между Россией и Западом и о том, почему это мы такие все из себя уникальные и загадочные, но лучше и понятнее, чем здесь нигде не сказано :
"Вы,- говорят англичане,- нашей веры не знаете: мы того же закона христианского и то же самое Евангелие содержим.
- Евангелие,- отвечает Левша,- действительно у всех одно, а только наши книги ваших толще, и вера у нас полнее".

А если кого это не убеждает, так там дальше еще и посильнее аргумент есть:
"у вас ничего, и даже, кроме одного воскресенья, никаких экстренных праздников нет". Само словосочетание "экстренные праздники" только нашему человеку понятно.

Еще вот о нашей любви к языкам хорошо сказано:
"Платов не мог по-французски вполне говорить; но он этим мало и интересовался, потому что был человек женатый и все французские разговоры считал за пустяки, которые не стоят воображения".

Есть здесь и о хитросплетениях отечественной истории, где сначала "без всего этого" воюют, а после от военных дел меланхолия делается, и о не менее сложных отношениях во властной вертикали, где кулак порой любой закон заменяет и все умом вилять горазды, и о том, что отношение к своим и иностранцам у нас сильно разниться и даже про бюджетное финансирование – там, где курьер с Левшою за казенный счет в Лондон ехали и на каждой станции пояса перетягивали, "чтобы кишки с легкими не перепутались".
Но больше всего о том, что все у нас на свой манер делается.

Вот подкованная блоха танцевать перестала. Англичане уверены, что это оттого, что мастера четырех правил арифметики не знают. Им-то невдомек, что с танцами у нас тоже особенные отношения. Здесь вспоминается рассказ другого писателя, о том, как его брата в 70-х из института исключили за лихо сплясанный на вечеринке рок-н-ролл с формулировкой "за искажение рисунка танца". Так что подковав блоху мастера все верно сделали - и чудо сотворили и исказить она теперь уже ничего не сможет, а то ведь никому доподлинно не известно на что она своими дансе с верояциями намекала.

Отчего же эта очень даже реалистическая книга, в которой точное изображение действительности чередуется с простыми и понятными объяснениями происходящего сказкой считается? И отчего это в нашей жизни, прямо как в этой сказке, чудеса случаются от безысходности и вообще все это так на нашу жизнь похожа, как будто мы все именно в этой сказке живем? Может потому, что если все это сказкой считать, то на душе как-то легче делается.
А узнать как тут у нас тут все обстоит всегда у Лескова можно. Очень уж у него на эту жизнь глаз пристрелян.
Посмотреть все рецензии (2)
Средний балл оставивших отзывы: 3
  • Что можно сказать о книге, в которой удивительно переплетены выдуманные и реальные исторические события? Конечно, это не может быть неинтересным. Сказ о необычайном таланте простого человека, сумевшего сделать невозможное. Но, к сожалению, высшие способности великих в полной мере могут быть оценены зачастую слишком поздно. Почему лишь тогда, когда человека не стало все понимают то, что он так отчаянно пытался сказать при жизни?
Посмотреть все отзывы (3)
Посмотреть все цитаты (1)
Книгу «Левша» Н. С. Лесков можно приобрести или скачать: в 3 магазинах по цене от 88 до 140 руб.

Предложений от участников по этой книге пока нет. Хотите обменяться, взять почитать или подарить? Добавьте объявление первым!



Интересные посты

Заметка в блоге

Развеселила

Интересная рецензия

«Каждому времени нужна своя психотерапия»

В тот момент, я читала Ремарка «На западном фронте без перемен». Книга о потерянном поколении, о...

Новости книжного мира

Сегодня, 26 июня, в истории

Сегодня в Таиланде отмечается День памяти великого поэта Сунтхон Пху. Обычно он проводится в...

Интересная рецензия

Следствие ведут джентльмены

Создателей Шерлока Холмса и Эркюля Пуаро носят на руках больше ста лет, и вполне заслуженно. Но...