Бег

Купить в магазинах:

OZON.ru:
+ Подарок
121RUB руб. купить
смотреть полный список магазинов
(4.4)
(0.0)
Читали: 98    Хотят прочесть: 68

Бег, Михаил Булгаков

Авторы:

Издательство: Азбука-классика

ISBN: 9785911816094

Год: 2007

«"Стой! Сенсация в Константинополе! Тараканьи бега!!! Русская азартная игра с дозволения полиции".»

"Бег" - одно из самых ярких произведений М.А.Булгакова, которое, как и многие другие произведения, так и не увидело свет при жизни автора. Споры о нем уже в начале тридцатых годов перешли в плоскость сугубо политическую. По мнению "ответственных" работников, "Бег" идеализировал эмиграцию и являлся "вредным для советского зрителя". Этой пьесой Булгаков прощался со старой Россией, и, как он понимал, навсегда. Прощаясь, он задавался вопросами: что произошло с Россией, почему русские уничтожали друг друга, возможно ли возвращение на родину изгнанников, вольно или невольно попавших в водоворот трагических событий.
Экранизация пьесы Булгакова "Бег" стала одной из вершин советского кинематографа. Обо всём этом и не только в книге Бег (Михаил Булгаков)

"Да во сне привиделось."

62
Ночь. Письменный стол. Лампа с зеленым абажуром. Пепельница с топорщащимися папиросными окурками. Лист бумаги, исписано-исчерканный. В кресле дремлет Писатель. Сон обволакивает, погружает в поток, который набирает скорость, ширится, сносит попадающие ему на пути преграды и неудержимой лавиной несется вниз по огромному склону, к морю. Спящий пытается выбраться из потока, но тщетно – мутная, всклокоченная вода держит его цепко и тащит вниз, вниз, вниз. Какие странные метаморфозы происходят перед его глазами: ручей превращается в бесконечную людскую вереницу. Но вереницу, упрямо устремленную вниз, к морю. Появляется лист бумаги, и рука Писателя сама выводит на ней: «Бежали седоватые банкиры со своими женами, бежали талантливые дельцы, оставившие доверенных помощников в Москве, которым было поручено не терять связи с тем новым миром, который нарождался в Московском царстве, домовладельцы, покинувшие дома верным тайным приказчикам, промышленники, купцы, адвокаты, общественные деятели. Бежали журналисты, московские, петербургские, продажные, алчные, трусливые. Кокотки. Честные дамы из аристократических фамилий. Их нежные дочери, петербургские бледные развратницы с накрашенными карминовыми губами. Бежали секретари директоров департаментов, юные пассивные педерасты. Бежали князья и алтынники, поэты и ростовщики, жандармы и актрисы императорских театров. Вся эта масса, держала свой путь на…». Фраза остается незаконченной, ее прерывает противный хруст – по настольной лампе с уютным абажуром проезжает колесо трехдюймовой гаубицы и вдавливает в землю, следом проносится повозка наполненная чемоданами и тюками. Людской сель подхватывает ошеломленного Писателя и уносит в стремительно убегающее Далеко.
Сон обретает новые декорации: поседевший от вековой скорби монастырь сочувственным перезвоном колоколов приветствует беженцев. Теперь Спящего окружают своды и стены, украшенные ликами святых и архангелов, к нему с росписи протягивает свою руку Спаситель. Писатель отворачивается и замечает молодого человека в черном пальто, рядом с ним миловидная дама. « -Вы слышите, Серафима Владимировна... В сущности, как странно все это! Вы знаете, временами мне начинает казаться, что я вижу сон, честное слово!»- произносит молодой человек. Спящий вздрагивает, делает попытку пробудиться.
И оказывается на станции переполненной товарными вагонами. «Джанкой»- рапортует табличка над вокзальными дверьми, которые порывисто распахиваются. Через них на перрон устремляется человек в генеральских погонах, окруженный многочисленной свитой. Генерал явно нездоров, в глазах лихорадочный блеск. За его спиной, в стороне от перрона выстроились в затылок друг другу виселицы. «Хлудов! Последняя надежда!» - бросает случайный прохожий Писателю. Тот невольно отступает в сторону и задевает головой какой-то предмет. Им оказываются ноги повешенного рабочего. «Бежать!» - приходит в голову мысль, но перрон не отпускает. Давешняя его знакомая, Серафима, приближается к генералу и в отчаянии выкрикивает: «Кто здесь Роман Хлудов? Из Петербурга бежим, все бежим да бежим... Куда? К Роману Хлудову под крыло! Все Хлудов, Хлудов, Хлудов... Даже снится Хлудов! Вот и удостоилась лицезреть: сидит на табуретке, а кругом висят мешки. Мешки да мешки!.. Зверюга! Шакал!» «Остановитесь!» - обращается к собравшимся на перроне Писатель, однако надсадный рев гудка маневрового паровоза заглушает слова. От отчаяния Писатель машет рукой и сам себе бормочет: «Обречены…». Снова рев гудка.
Нет, это не станция, это торговый порт Севастополя. Прощально гудят отваливающие от причальной стенки пароходы. «Сейчас, я проснусь и окажусь в своей квартире» - успокаивает себя Писатель.
И просыпается от резкого толчка в плечо. Сосед справа, в потертой черкеске и пенсне, весело кричит ему: «Ты что, спать сюда пришел, вот растяпа!». Что за балаган? Кто эти люди? Вот, некто, во фраке с приклеенной улыбкой, обращается к собравшимся: «Мсье, дам! Бега открыты! Не виданная нигде в мире русская придворная игра! Тараканьи бега! Курс де кафар! Ламюземан префере де ла дефянт эмператрис рюсс!
Первый заезд! Бегут: первый номер - Черная Жемчужина! Номер второй - фаворит Янычар…Тараканы бегут на открытой доске, с бумажными наездниками! Тараканы живут в опечатанном ящике под наблюдением профессора энтомологии Казанского императорского университета, еле спасшегося от рук большевиков!.»
Значит, сон все таки продолжается. «Карикатура, гротеск…» - Писатель с грустью наблюдает за комичной суетой насекомых. Немного фантазии: вот по первой дорожке бежит кавалерийский генерал в потертой черкеске, по второй - начальник контрразведки, по третьей – сам командующий крымским фронтом, еще миллионер, специализирующийся на пушнине… Что за ересь?!... Фантасмагория. Больше нет сил, Спящий начинает задыхаться. «За что?! В чем вина этих людей?!» - восклицает он и открывает глаза.
Письменный стол. Лампа с зеленым абажуром. Пепельница с топорщащимися папиросными окурками. Лист бумаги, исписано-исчерканный. На стуле расположился незнакомец в сером френче. Во рту трубка, орлиный нос, испытующий взгляд. «Ви говорите, в чем вина этих людей?» - с акцентом произносит незнакомец и укоризненно покачивает головой. Выпускает облако сизого дыма и пристально всматривается в глаза Писателя. Пауза, длящаяся целую вечность. «Эти люди сидели на шее трудового народа, и трудовой народ стряхнул их со своей шеи…» - фраза незваного гостя, режет слух, становиться почему-то ослепительно яркой и сам незнакомец вдруг превращается в солнечный диск. Боль в глазах невыносима. Спящий просыпается.
Письменный стол. Лампа с зеленым абажуром. Пепельница с топорщащимися папиросными окурками. Лист бумаги, исписано-исчерканный. Утро. Солнечные лучи пробились из-за крыш домов и залили комнату бодрым, многообещающим светом. Взгляд Писателя упирается в перекидной календарь: «…мая 1926 года». Через несколько минут он делает карандашом над перечеркнутыми строчками листа, пометку: « пьеса. Восемь снов.» Подходит к окну и трогает ладонью стекло, грустно улыбается, надеется проснуться?





Как страшно жить...

20
...и, в частности, участвовать в книжном флешмобе. Просишь вот что-то безобидное - книгу с односложным названием, например. А тебе - оп! - и Булгакова дают на рецензирование. Почему-то казалось, что первым предложением будет "Мать" Горького и последующее гордое "читала"...

Но ближе к делу.Ранее с пьесами любимого мною Булгакова как-то не складывалось - ни одна не попалась в руки за эти годы. С почином меня.
"-Положение на фронте?
-Ни ресторана, ни девочек! Зелёная тоска. Вот и сидим на табуретах, как попугаи."

Вот и многие люди так же - сохнут изнутри от недостатка...чего? Да чего угодно. Но при всей кажущейся неподвижности, почти все мы куда-то бежим. Или от чего-то. Или к чему-то,зачем-то...Как герои Булгакова,бежим подальше от войны, в поисках лучшей, более лёгкой жизни. И , как они, порой понимаем, что направление неверно, и бежим со всех ног обратно...
"Позвольте, но ведь вы живой? В чём Ваша претензия?"
Люди отворачиваются и торопливым шагом уходят прочь от проклятья болезни. Бросая всё, скрываются от наказания. Сбивая дыхание, пытаются увернуться от коррупции и бюрократизма. Стирая ноги в кровь, убегают от бедности. Не оборачиваясь, стремятся прочь от безумия, от всех призраков прошлого, стоящих за их плечами.
А ещё они бегут за своей любовью, ради неё - даже вокруг света...Можно было бы закончить на романтической ноте и понадеяться, что если не красота, то эта самая любовь спасёт мир, но...

"Вы понимаете, как может ненавидеть человек, который знает, что ничего не выйдет, но который должен делать?"

Если вы бежите не туда, то стоит остановиться и банально осмотреться. Будьте смелее, и вы найдёте решение лучше, чем пуля в лоб.

В рамках http://bookmix.ru/groups/index.phtml?id=186 по рекомендации Phanta.

«Пойми, что ты просто попал под колесо и оно тебя стерло и кости твои сломало».

16
Покойся, кто свой кончил бег!

Наблюдение первое. Читать произведения о белом движении, эмиграции, революции и гражданской войне мне всегда было очень тяжело. Очень остро я переживаю эту тему. Ведь братоубийственная война всегда пугает и шокирует. Страшно, когда чужие люди истязают друг друга, еще страшнее, когда это делают «свои».

Наблюдение второе. Любая война для отдельно взятого человека бессмысленна. Никакие гражданские мотивы не могут пересилить человеческие боль, страдания, лишения и унижения. Человек в таком водовороте событий слеп и беспомощен. Зову на помощь Булгакова: «Ну какое может быть положение на фронте! Бестолочь! Из пушек стреляют, командующему фронтом печку с угаром под нос подсунули, кубанцев мне прислал главнокомандующий в подарок, а они босые. Ни ресторана, ни девочек! Зеленая тоска. Вот и сидим на табуретах, как попугаи».

Наблюдение третье. «Бег», на мой взгляд, намного более булгаковское произведение, чем «Белая гвардия». Почему-то мне так кажется. Здесь такая невероятная смесь гротеска и, при этом, жуткой реальности, фантасмагории и безысходности, комического и трагического. Судите сами:
«Чарнота. И помню, какой славный бой был под Киевом, прелестный бой! Тепло было, солнышко, тепло, но не жарко, Марья Константиновна. И вши, конечно, были… Вошь – вот это насекомое!
Личико. Фу, гадости какие говорите, Григорий Лукьянович!
Чарнота. Почему же гадость? Разбираться все таки нужно в насекомых. Вошь – животное военное, боевое, а клоп – паразит. Вошь ходит эскадронами, в конном строю, вошь кроет лавой, и тогда, значит, будут громаднейшие бои! (Тоскует.)»
Обожаю в чем-то «черный» булгаковский юмор. И, в то же время, боюсь его жутко.

Наблюдение четвертое (оно же совет). Вам понравился фильм про Колчака и вы ждете от книги аналогичных эмоций? Не читайте «Бег». Формально в пьесе есть любовная история, трагический финал… Но эффект будет не тот. Совсем. Пьеса рисует разоренный муравейник, тараканьи бега «белых». Они не герои. Они просто люди, которые стремились к счастью, или хотя бы спокойной жизни. Но вот достигли ли они цели?.. Ответ, я думаю, вы знаете. «В кухню раз зашел в сумерки, тараканы на плите. Я зажег спичку, чирк, а они и побежали. Спичка возьми да и погасни. Слышу, они лапками шуршат – шур шур, мур мур… И у нас тоже – мгла и шуршание. Смотрю и думаю, куда бегут? Как тараканы, в ведро».

Наблюдение пятое. Все-таки мне безумно обидно за русских. Каждый раз вздрагивала, когда в тексте встречались несчастные русские в потрепанной форме.

Наблюдение шестое, оно же последнее. Сейчас тоже лихолетье… или это у меня настроение пессимистическое. «Я ничего не думаю, а так… лихолетье, сударь, мало ли кого не встретишь на своем пути! Лежит какая то странная дама в церкви…».

P.S. Все-таки я плохой рецензент. Хотела про пьесу а получилось про меня.
Посмотреть все рецензии (5)
  • Любовь на фоне революции. Романтично. Но читать пьесу в качестве художественной литературы для досуга очень сложно.
Посмотреть все отзывы (1)
  • 25
    +

    «Нужна любовь, а без любви ничего не
    сделаешь»

  • 19
    +

    «когда у нас отдавая отчет говорят, ни слова правды не добьешься.»

Посмотреть все цитаты (13)
Книгу «Бег» Михаил Булгаков можно приобрести или скачать: в 1 магазине по цене 121 руб.

Предложений от участников по этой книге пока нет. Хотите обменяться, взять почитать или подарить? Добавьте объявление первым!


  • Бег. Восемь снов. Пьеса в пяти действиях

    Бег. Восемь снов. Пьеса в пяти действиях

    Издательство: Азбука, 2006

    ISBN: 5911811286

    Купить данное издание можно здесь


Интересные посты

Заметка в блоге

МИРОВОЕ КИНО, или Снимать умеют не только в Америке. Часть 2

Продолжаю подборку лучших фильмом последних лет, снятых в разных уголках мира. Напоминаю, что в...

Заметка в блоге

Мой рассказ в аудиоформе: 20 минут боди-хоррора

В апреле я участвовала в конкурсе боди-хоррора "Эмбрион" и вышла в финал. Оба мои...

Интересная рецензия

Потому что гладиолус.

СПОЙЛЕРЫ СПОЙЛЕРЫ СПОЙЛЕРЫ Эта книга так меня выбесила, что без спойлеров обойтись не могу...

Интересная рецензия

Праздник, который закончился

Как-то раз я наткнулась на аннотацию - Все мы читали автобиографический "Праздник, который...