Цитаты из книги «Зона затопления»

  • Новый остросоциальный роман от автора бестселлера "Ёлтышевы" о строительстве Богучанской ГЭС.
  • Книга вступает в диалог с известной повестью Валентина Распутина "Прощание с Матерой".
  • Посвящение Валентину Распутину открывает роман.

    У Романа Сенчина репутация автора, который мастерски ставит острые социальные вопросы и обладает своим ярко выраженным стилем. Лауреат и финалист премий "Большая книга", "Русский Букер", "Национальный бестселлер", "Ясная Поляна". В новом романе "Зона затопления" жителей старинных сибирских деревень в спешном порядке переселяют в город - на этом месте будет Богучанская ГЭС. Автор не боится параллели с "Прощанием с Матерой" - посвящение Валентину Распутину открывает роман. Люди "зоны" - среди них и потомственные крестьяне, и высланные в сталинские времена, обретшие здесь малую родину, - протестуют, бунтуют или смиряются. Два мира: уходящая под воду Атлантида народной жизни и бездушная машина новой бюрократии…

    Об авторе:
    Роман Сенчин - писатель, автор романов "Ёлтышевы", "Информация", "Минус", "Нубук", сборников рассказов "Иджим", "День без числа", "Абсолютное соло" и др. Книги входили в шорт-листы литературных премий "Большая книга", "Национальный бестселлер", "Русский Букер" и т.д. Лауреат премий "Ясная поляна", Правительства Российской Федерации в области культуры, "Венец" и др.

    Отзывы:
    "Трагедия насильственного переселения с обжитых сибирских земель в депрессивные мелкие городишки сопоставима только с последствиями библейского потопа…"

    Ольга Кургина, Красноярск

    Ключевые слова:
    роман, Роман Сенчин, художественный роман, социальный роман, социальная проза, затопление, строительство, ГЭС, переселение, родина, деревня, город, Валентин Распутин, Прощание с Матерой.

    • 1
      +

      «Ничего не изменится. Пылево и другие деревни это не вернет, водохранилище с плотиной из-за этого не исчезнут. Придется ему, Игнатию Андреевичу, и сотням таких же стариков и старух доживать в чужих, немилых квартирах, на не своей земле, дышать пусть свежим, но не своим воздухом… Да и у тех, кто моложе, вряд ли будущее светлее. Наоборот – они дольше стариков мучиться будут. Счастливых он пока не встречал.»

    • 1
      +

      «Богучаны, Богучаны –
      Заполняет землю тухлая вода,
      Создавая олигархам океаны
      Для процентов новых с рабского труда.»

    • 1
      +

      «Хотелось не думать, не обращать внимания, не находить плохое. Или хотя бы не принимать близко к сердцу. Пыталась убедить себя: «Занимаешься этим, потому и кажется, что все ужасно. Дворники тоже наверняка уверены, что все вокруг только тем и занимаются, что мусорят, врачам кажется, что все болеют, полицейским – что все закон нарушают, каждый – преступник, сантехникам – что у всех протекают краны… Нужно просто выполнять свои обязанности и не доходить до психологии. Станешь философствовать, копаться в себе – и свихнуться немудрено. Надо слегка отстаняться».»

    • 1
      +

      «А потом вдруг еще вчера, казалось, готовый отдать жизнь за то дело, которому свято служил, увольняется по собственному желанию или его отправляют в отставку, увольняют, а то и заводят на него уголовное дело, берут под стражу… Да, еще вчера высокий, широкоплечий мужчина с серьезным, жестким лицом доказывал: «Это дело государственной важности! Тысячи людей стремятся скорее построить, запустить, поднять регион в ряд промышленных центров, а вы!.. Стыдно, преступно совать палки в колеса такому важнейшему процессу!» Еще вчера стыдил, предупреждал об уголовной ответственности, а сегодня уже за решеткой, подозревается в хищении в особо крупном размере, суд рассматривает меру пресечения…»

    • 1
      +

      «Сел на лавку у порога. Поплывшим от табака взглядом обвел кухню. Два закрытых ставнями окна походили на глаза, которые выпучились, пытаются что-то увидеть, но не могут разорвать, сбросить толстые бельма… Огромный стол напоминает скелет какого-то безголового животного – непривычно пустой, голый без клеенки… Печка казалась уменьшившейся, кривоватой, жалкой.»

    • 1
      +

      «Но больно было видеть окружающее. То место, где прожил три с лишним десятилетия. То место и не то – ничего, что было дорого, чему отдал столько сил, не осталось. Черные язвы вместо построек, которые еще недавно составляли село под названием Пылёво…»

    • 1
      +

      «В школе учительница часто повторяла: «Литература учит. Учит, как надо, а как не надо, что хорошо, что плохо».
      Да, может, и учит, да толку-то… Внутри себя человек может быть сколько угодно и честным, и правильным, и справедливым, а обстоятельства постоянно заставляют его поступать против совести и убеждений. Хм, есть такая невеселая шутка: «Трудно быть человеком – люди мешают».»

    • 1
      +

      «Но даже если не так много проглотили эти водохранилища земли в километрах, то уж точно погублена лучшая земля. В их районе и в соседних люди жили в основном в низинах вдоль рек, на островах были пахоты, на прибрежье сено косили, пасли скот. А сейчас глянешь – от истока до их плотины на протяжении тысячи километров почти не осталось природного берега. Все пашни, луга, поскотины похоронены под водой. И теперь берегами стали склоны гор, топи и болота, гнилая тайга. А люди существуют в искусственных городах и поселках, вдали от то и дело меняющих свой уровень из-за сброса воды, набора воды запертых рек, на камнях или глине. И если в магазины не завезут в течение недели продуктов или на месяц задержат зарплаты, начнется голод. Запасы делать не из чего, да и хранить негде…»

    • 1
      +

      «Брюханов соглашался то с одними, то с другими. Но все-таки считал, суть не в том, что одних переселяли в нормальные квартиры, а других – в фанерки, которые сразу расползаться стали, третьи же до сих пор без жилья – не попали в списки, выпали из списков, не захотели подписывать ордера на то, что им предлагали. Не в том тоже, что земли не дали – шесть соток под дачку и те надо покупать… Не в этом…
      Главное, что мучило: разве нет других, новых способов добывать электроэнергию, кроме как строить плотины, затапливать тысячи гектаров земли? Атомные станции ругают, но ведь они все-таки разумней, чем вот это – то, что сделали у них. И их ГЭС не последняя, не доделка советского времени – собираются новую строить ниже по реке. И снова, значит, будут топить огромные территории, переселять людей, вырубать, жечь, бросать, судиться.»

    • 1
      +

      «А вот еще. Старики Трясцовы из деревни Проклово снимали квартиру в Колпинске. На это уходило много денег, но другого выхода не было – старик перенес онкологическую операцию, и ему необходимо наблюдение врачей. В Проклово у них остался дом, за которым приглядывали соседи, но во время очередного налета на деревню «санитарная бригада» сожгла дом вместе со всеми вещами. Старикам выделили однокомнатную квартиру, а компенсировать уничтожение мебели, посуды отказались. У Трясцовых же и кроватей нет, кастрюли, чтоб обед сварить. «Дети, ясно, помогут, но ведь обидно. Как с врагами с нами какими-то».

      Да, множество историй, десятки ломающихся или уже сломавшихся судеб. А ведь переселяют-то меньше шести тысяч человек. Неужели не могут для них, не по своей воле сдернутых с обжитых мест, создать условия не хуже, чем были?.. Пытаясь найти ответ, добиться справедливости, Ольга садилась в рейсовый автобус и ехала на будущее дно водохранилища.»

    Добавить цитату из книги «Зона затопления»


    Интересные посты

    Новости книжного мира

    В красноярской школе ввели обязательный предмет "Воспитание сказкой"

    В одной из школ Красноярска под номером 32 решили несколько пересмотреть подход к урокам...

    Заметка в блоге

    Мой рассказ в аудиоформе: 20 минут боди-хоррора

    В апреле я участвовала в конкурсе боди-хоррора "Эмбрион" и вышла в финал. Оба мои...

    Новости книжного мира

    Новый роман Бориса Акунина «Седмица Трехглазого» выйдет в июне

    Вскоре на полках книжных магазинов появится новый роман Бориса Акунина "Седмица...

    Интересная рецензия

    Потому что гладиолус.

    СПОЙЛЕРЫ СПОЙЛЕРЫ СПОЙЛЕРЫ Эта книга так меня выбесила, что без спойлеров обойтись не могу...