Отзывы о книге Август Октавиан

Роман известного американского писателя Джона Уильямса посвящен жизни одного из величайших политических деятелей мировой истории - римского императора Августа. Автор воссоздает широкую панораму бурной римской жизни: гражданских войн, заговоров, интриг и строительства грандиозной империи в виде собрания писем различных исторических лиц - самого Августа, его родных, друзей и врагов, - а также из `неизвестных` страниц летописей той эпохи.

Обсуждение книги Август Октавиан

  • Книга, написанная с трогательной благородной целью сказать несколько слов в защиту Августа. Того самого императора Августа, который постоянно остаётся в тени Цезаря или Марка Антония, Августа, которого любят представлять бездушным мраморным чудовищем, Августа, который тем не менее сделал Рим таким, каким мы его помним, а ещё был человеком. Тем человеком, который "принял Рим глиняным, а оставил мраморным". В самом деле, Рим до сих пор полон сооружений, построенных Августом и носящих имена его друзей и родственников (среди них, например, театр Марцелла, портик Октавии и Пантеон).
    Книга Уильямса в каком-то смысле является продолжением более знаменитых "Мартовских ид" Торнтона Уайлдера — романа в письмах об убийстве Цезаря. Роман Уильямса тоже построен как цепочка отрывков писем, дневниковых записей и приказов; причём роман начинается почти в той же точке, в которой заканчиваются "Мартовские иды".
    Любопытная вещь: создатели великолепного сериала "Рим" явно читали Уильямса и местами следовали ему почти буквально, но главную его идею исказили полностью. В фильме Октавиан Август показан чудовищем, Уильямс же рисует очень привлекательный портрет благородного человека, хорошего друга и отца, человека, обладающего мужеством, скромностью и способностью к самоотречению ради родины. Образ не только благородный, но и обаятельный, особенно трогательный в последнем большом письме другу — Николаю Дамаскину. Это письмо — пожалуй, лучшее место романа, стиль которого за пределами этого письма, к сожалению, не особенно удачен. Это не "Стоунер", пронизанный тихой поэзией. Тут стиль как-то неповоротлив, в языке встречаются банальности и штампы. Временами читать книгу помогает только интерес к Риму и его великим теням.
    Второй по значимости персонаж книги — любимая дочь Августа Юлия, весёлая красавица, поплатившаяся за то, что была женщиной, любила жить, развлекаться, любила веселье и мужчин. Не будь она дочерью Цезаря, её жизнь могла бы сложиться безоблачно, но дочери императора пришлось стать жертвой политики. Её история — одно из самых интересных мест романа: Юлии невозможно не сочувствовать, хотя бы потому, что кто бы вёл себя иначе на её месте?
    И опять вспоминается лучший фильм об античности "Рим": отголоски судьбы Юлии явно вдохновили сценаристов на некоторые сюжетные линии там, где дело касалось Атии и Октавии. Кстати, для любителей "Рима": Атия в книге есть, но совсем-совсем другая — прямо скажем, больше похожая на реальную, историческую Атию.)
    Среди реально существовавших персонажей романа — Агриппа (разумеется), Меценат, Вергилий, Гораций, Овидий, Марк Антоний, Клеопатра, Цицерон, нарисованные подробно и с уважением к истории. Среди исторических событий, в частности, — создание римского флота, для учебных манёвров которого Агриппа увеличил Лукринское озеро и прорыл канал к морю (остатки канала ещё существуют); история с тремя легионами, которые Вар невольно и по глупости отдал на растерзание Арминию в Тевтобургском лесу; битвы при Филиппах, Акции и Мутине.
добавить новый отзыв

Интересные посты

Обсуждение в группах

27 марта - 2 апреля 2017 года

27 марта, понедельник Рецензии: Alex Lion колеблется в собственной оценки романа “Повелитель мух”...

Новости книжного мира

Премия «Русский Букер» может закрыться из-за безденежья

Престижная литературная премия «Русский Букер» может прекратить своё существование из-за отсутствия...

Обсуждение в группах

За кулисами медицины: разыгрываем невероятные книги о врачах

Что раздаем? Безвозмездно, т.е. даром (с)Издательство "Эксмо" и BookMix.ru разыгрывают...

Интересная рецензия

Я - то, что вы именуете Падшей Женщиной, но уверяю вас, я не падала, меня толкнули.

Авторский нуар с примесью Достоевского, Диккенса и немного Зюскенда. И если слова перевести в...