Рецензия Phanta на книгу Заповедник

"Заповедник" (1983) - одна из лучших книг Сергея Довлатова, в которой тема лишнего человека и нелепости человеческой жизни разворачивается на фоне "псковских далей" Пушкинского заповедника, где автор, в числе других служителей музея, проводил экскурсии и рассказывал туристам о великом поэте. "Я хотел изобразить в Пушкинском заповеднике литературного человека, проблемы которого лежат в том же аспекте, что и у Пушкина: деньги, жена, творчество, государство. И дело отнюдь не в способностях героя... - пишет Довлатов, - а в самом заповеднике, который изображается наподобие мавзолея, в равнодушии и слепоте окружающих..."

  • О вреде спиртного написаны десятки книг. О пользе его ни единой брошюры. Мне кажется, зря» ©

    14
    +
    Когда-то Иосиф Бродский пытался укрыться от судьбы в Пушкинском заповеднике (Псковская область), но не смог получить там даже места библиотекаря. Говорят, этот факт биографии великого поэта затронул тонкие струны души Довлатова – настолько, что он решил отправиться в Михайловское сам. Ну и отправить туда своего героя, своё альтер-эго с похожей судьбой.

    Герой Довлатова – непризнанный гений, в отличие от Бродского так и не создавший ни одного мало-мальски великого произведения. Хотя бы потому, что ни один из потенциальных шедевров он так и не смог дописать. Зато Борис Алиханов смог добиться того, что не удалось самому Бродскому – пристроиться экскурсоводом в Заповедник в Псковской области, по большей части забравшись так далеко от Питера, желая выйти из запоя и попробовать жить нормальной (как это понимают другие люди) жизнью. Это если говорить о сюжете в общем.

    Но с Довлатовым «в общем» не получается. Его проза – в деталях. В точечных словах.

    «– Нужно как следует подготовиться. Проштудировать методичку. В жизни Пушкина ещё так много неисследованного... Кое-что изменилось с прошлого года...

    – В жизни Пушкина?»

    Эти эпизоды короткие, но яркие. Их может быть много на единицу текста, и на первом слое читатель видит лишь повод для улыбок (если способен воспринимать юмор Довлатова). А затем эти маленькие кирпичики, примечательные сами по себе как мазки импрессионистов, складываются из отдельных пятен, вблизи представляющих собой именно пятна, картину в целом – достаточно отойти подальше. И тогда из мазков-полунамёков можно увидеть всё то, о чём недорассказал автор, а – только намекнул.

    «Я хотел изобразить находящегося в Пушкинском заповеднике литературного человека, – писал Довлатов в письме к другу и издателю Игорю Ефимову накануне выхода книжки в свет, – проблемы которого лежат в тех же аспектах, что и у Пушкина: деньги, жена, творчество и государство. И дело отнюдь не в способностях героя, это как раз неважно, а в самом заповеднике, который трактуется наподобие мавзолея, в равнодушии и слепоте окружающих, «они любить умеют только мертвых» и т. д.».

    Старожилы «Заповедника», узнав себя на страницах произведения, обиделись. Есть за что: Довлатов умел подмечать человеческие пороки и недостатки, равно как и свои – одной только темы алкоголизма и склонности к запоям более чем достаточно. Возможно, он приукрашивал, как это делает любой художник. Степень фантазии автора в истории, наложенной на реальность, всегда тяжело определить.

    «– Виноват, как звали сыновей Пушкина?

    – Александр и Григорий.

    – Старший был…

    – Александр, – говорю.

    – А по отчеству?

    – Александрович, естественно.

    – А младший?

    – Что – младший?

    – Как отчество младшего?»

    И все второстепенные герои получились для Довлатова привычно характерными личностями. С долей невежества, глупости и мещанства – всем тем, что так неприятно признавать в себе. Довлатов не показывает, как эти люди живут. Он описал, как они жить не умеют.

    И сам главный персонаж – не умеет. Жить – не умеет. Воспользоваться талантом – не умеет. И даже сохранить семью – не умеет.

    Это истории боли: от собственной никчёмности до обиды за великого поэта, любовь к которому превратили в какую-то прилизанную пошлость, за которой теряется само искусство.

    В рамках книжного спринта









    • Самая, на мой взгляд, неудачная книга Довлатова. Абсолютно зря ездил в Михайловское, ничего не понял: ни по Пушкина, ни про людей, ни про место. Что и неудивительно: не тот масштабчик личности.
      Насчет заглавия: а Омар Хайям, простите? а сам Александр Сергеич? )))
      ответить
    • Мне у него пока меньше всего понравился "Чемодан"
      ответить
    • Не могу понять, за что любят Довлатова...
      ответить
    • За то же, за что других «гонимых» — жертвы «кровавого режима».
      ответить
    • Каждому своё. Я тоже не могу понять, за что любят определённых писателей.
      ответить
    • Рецензия замечательная.
      ответить
    • Спасибо
      ответить



Интересные посты

Заметка в блоге

16 приятных и необычных подарков для тех, кто очень любит книги

Наткнулась на просторах интернета на статью о 16 приятных подарках для книголюбов и поняла, что...

Интересная рецензия

Дырочка в правом боку или сколько психов на квадратный ярд живет в усадьбе Анджелфилд.

Для успешной книги, на мой вкус, нужен хороший язык и интересная история. Диана Сеттерфилд словом...

Интересная рецензия

Прогулка по берегу Моря

Бывают книги - как Небо. И такие книги - как Море. И наверное, впервые в жизни могу сказать...

Заметка в блоге

АУДИОКНИГИ. Кровью и пóтом

Сегодня, друзья мои, я хотел бы поделиться с вами чрезвычайно радостным для меня известием, но для...