Рецензия на книгу Любовь во время чумы

История любви, побеждающей все – время и пространство, жизненные невзгоды и даже несовершенство человеческой души. Смуглая красавица Фермина отвергла юношескую любовь друга детства Флорентино Ариса и предпочла стать супругой доктора Хувеналя Урбино, - ученого, мечтающего избавить испанские колонии от их смертоносного бича - чумы. Но Флорентино не теряет надежды. Он ждет – ждет и любит. И неистовая сила его любви лишь крепнет с годами. Такая любовь достойна восхищения. О ней слагают песни и легенды. Страсть – как смысл жизни. Верность – как суть самого бытия…

  • Любовь Флорентино Арисы

    10
    +
    Эту книгу Маркес явно писал с улыбкой удовольствия. Эта его история не просто полна света и поэзии жизни, она полна нежности. Маркес насквозь видит своих героев — всех троих: и Флорентино Арису, и Фермину Дасу, и доктора Хувеналя Урбино, — и не упускает возможности слегка поиронизировать над каждым. Но подтрунивая над ними, он искренне любит каждого из троих.

    Эта книга, полная мягкого юмора, будто залита солнцем. В ней стареют, болеют, умирают, страдают от неразделённой любви, в её название прокралась смертельная болезнь, выкашивающая кварталы и города, она начинается с тела самоубийцы, — но эта книга каждой своей страницей утверждает прелесть жизни. Как ей это удаётся — неизвестно. Магический реализм, видимо.

    Наверное, это великая неразделённая любовь Флорентино Арисы заливает страницы книги солнечным светом счастья, потому что любовь — всегда счастье. Даже боль, которую доставляет неразделённая любовь, — это пронзительная сладость, сочная сердцевина жизни. Именно любовь — то, ради чего стоит жить. И Флорентино Ариса живёт, коллекционируя жемчужины случайных встреч, во время которых его не заметили. Он покупает в ресторане за огромные деньги зеркало, в котором однажды целых два часа мог видеть отражение великолепной Фермины Даса, царившей за своим столиком, а потом прошедшей мимо него, — тогда он едва не задохнулся от счастья.

    И зеркало, по убеждению всегда серьёзного Флорентино Арисы, просто обязано было сохранить частицу того взорвавшего мир счастья. Память о той, что в нём отражалась.

    Сохранило зеркало частицу отражения или нет, — неизвестно, потому что "нормального" магического реализма в "Любви во время холеры" почти нет. Знойный, жаркий, роскошный южный мир, полный страсти и неги, экзотических животных и цветов, дурманящий и завораживающий, — есть, правильного магического реализма — нет. Есть только неправильный.

    Потому что магией тут служит вся эта лишённая чудес история целиком. И волшебством в ней становится чувство, знакомое каждому, только усиленное против обычного в десять раз: волшебством становится могучий поток любви, затопляющий собой Вселенную, пропитывающий дни, как вода пропитывает бумагу.

    Погружаясь в этот роман, словно отдаёшься мощному течению какой-то реки. Она течёт через десятилетия, через меняющийся мир, через встречи и разлуки, становясь только всё глубже, всё полноводнее, всё сильнее, — и это ощущение, что река чужого чувства подхватывает тебя и влечёт за собой, властно и не спрашивая, — оно приходит не из событий книги, которые в основном просты. Иногда они забавны, иногда печальны, но ничего невероятного в них нет. Невероятное — живёт и дышит над обычной жизнью. Надо всем незримо царит нечто большое, волшебное, жаркое: это любовь Флорентино Арисы, вполне способная двигать солнце и светила.

    В круге этого света, в жизни и в книге тем временем происходит разное. Например, лёгким движением руки рушатся незыблемые законы, предписывающие отделять возвышенное от унизительного (если, конечно, автором не задуман комический эффект).

    Маркес на эти законы плевать хотел.

    Никогда до сих пор мне не попадались истории, которые бы так храбро и так просто, без тени ложного стыда, смешивали бы поэзию и физиологию. В жизни мы миримся с двойственностью своей натуры как с неизбежным злом. Литература же обычно запинается о то, что прекрасная героиня чьих-то грёз удаляется в туалет, когда у неё заболел живот. Нет, ну как можно? Зачем об этом?

    Литературе часто хочется разделить — вот тут розы, звёзды, серенады, мечты, а вот тут, отдельно, за кулисами, — низменные и унизительные требования дурацкого икающего и рыгающего тела. И само тело в литературе старой школы будто раздваивается: есть тело — объект желания и поклонения, тело Венеры или Марса, а есть — ох, мы не будем об этом говорить.

    Есть литература иная, которая смело и сурово рубит правду сплеча, отважно показывая всю грязь жизни, мира, тел и душ, и вырастание из этого сора любви воспринимается в её пространстве как катарсис.

    У Маркеса же всё едино, как в жизни: и когда мы любим, сводим с ума и слагаем стихи — это мы, и когда у нас урчит в животе, когда мы болеем и выглядим плохо или смешно, — это по-прежнему мы. Один и тот же человек. Тот факт, что наши тела могут быть не только объектами желания, ничего не значит. Старик, который мочится, и мочится мимо унитаза, может одновременно быть самым трогательным и нежным влюблённым: его любви происходящее в уборной не касается. В "Любви во время холеры" старики любят так же, как любят юные: любовь сбрасывает с себя эти мелочи. Возраст, утрата красоты, телесная слабость, слабость зрения, слуха, памяти, — всё оказывается неважным. Фермина Даса — навеки "коронованная богиня", её верный поклонник Флорентино Ариса — навеки влюблённый поэт.

    А доктор Хувеналь Урбино — до самого конца кабальеро.

    В этом чудесном взгляде на прозу жизни есть и глубокая мудрость, и истинная человечность, и всё та же нежность автора к своим героям и людям вообще.

    Через долгую историю Флорентино и Фермины проходит множество персонажей: в основном, это любовницы Флорентино Арисы, с которыми наш скромный герой-любовник, так хорошо шифрующийся, что иные считают его педерастом, скрашивает свою разлуку с неразумной, вышедшей за другого Ферминой, — и среди всех этих женских лиц нет ни одного проходного образа, ни одного лица, не нарисованного с вниманием и любовью. Некоторые из этих женщин заставляют улыбнуться, истории других трагичны, но на каждую, пусть появившуюся на мгновение, падает отблеск великой любви, каждую вдруг заливает трепещущее золото потока солнечного света, исходящего от великой страсти Флорентино.

    Флорентино и впрямь великий любовник, гений которого остался бы неизвестен миру, — если бы не Маркес. Каждой из своих мимолётных подруг он дарит частицу своей любви, которая от этого не убывает, а будто бы только растёт. Каждую хотя бы ненадолго делает счастливой королевой. И это остаётся фактом, несмотря даже на то, что некоторым женщинам связь с Флорентино приносит смерть.

    И всё же в вечном поединке любви и смерти (или жизни, как посмотреть) любовь одерживает победу. Жизнь со всеми её печальными истинами и болью в конце концов просто сдаётся перед силой кроткой, преданной, упрямой, безнадёжной любви.

    И даже если бы не было этой победы — разве впустую была бы прожита удивительная жизнь "бедного влюблённого"?

    Спросите Флорентино Арису. Бедного "маленького человека", безвестного, долгие годы комичного, жалкого, странного малого, научившегося со временем управлять потоками жизни и разворачивать время в обратную сторону. Он знает кое-что о смысле жизни.









    • Красиво написано.
      ответить
    • Спасибо.) Очень хотелось написать что-то хотя бы отчасти соотносимое с предметом.
      ответить
    • Я бы даже сказала, поэтично.
      ответить
    • И вам, Леля, спасибо.)
      ответить
    • Повторюсь: красиво написано) Но это первое, что приходит в голову. Солнечно как-то.
      ответить
    • Книга лучше.)))
      ответить
    • Прекрасная рецензия, я вновь вспомнила о магии этого чудесного романа)
      ответить
    • Спасибо. Значит, не зря старалась.)
      ответить
    • В хотелки
      ответить
    • Правильное решение.
      ответить
    • Позволю себе предположить, что нежность Маркеса к своим героям обусловлена тем, что он взял за основу историю любви своих родителей. С той только разницей, что в книге он их разлучил, чтобы свести - как будто бы хотел сказать, что его родители все равно были бы вместе, несмотря ни на что.

      За рецензию спасибо!
      ответить
    • Ничего не знала о любви родителей Маркеса. Я вообще слабо представляю себе его биографию.
      А вот книги его — затягивают.
      Но в этой, надо сказать, я увидела совсем нового для себя Маркеса: солнечного, счастливого, с мягким юмором. До сих пор Маркес был для меня писатель с полынным вкусом. Тем интереснее открывать новые его грани.

      Спасибо.
      ответить
    • А я его автобиографию прочитала)
      ответить
    • прекрасная, очень искренняя книга! рецензия под стать. спасибо за настроение)
      ответить
    • Спасибо за отклик.) Книга изумительна, это правда. Вспоминаешь её — и улыбаешься.
      ответить
    • Когда снова доберусь до Маркеса, начну с этой книги. Если рецензия на книгу так прекрасна, то что говорить о самой книге?
      ответить
    • "Книга лучше!"
      Спасибо.)
      ответить



Интересные посты

Новости книжного мира

Сегодня, 10 декабря, в истории

В этот день родились: 1745 - Томас Холкрофт (англ. Thomas Holcroft, 10 декабря 1745 — 23 марта...

Заметка в блоге

«Хогварц», шокогадушки и квидиш: как переведен «Гарри Поттер и проклятое дитя»

В продажу поступил «Гарри Поттер и проклятое дитя» — восьмая книга о мире магглов и волшебников...

Интересная рецензия

абсурдистское зеркало Бернарда.

Думаю, что "Зеркало Кассандры" Б. Вербера написано для человеков возраста героини...

Заметка в блоге

Писатель выходит на сцену!

Прошло уже четыре спектакля, гдея читаю свои рассказы. Действо называется "Слово" ...