Рецензия на книгу Бюро находок

С мягким юмором автор рассказывает историю молодого человека, решившего пройти альтернативную службу в бюро находок, где он встречается с разными людьми, теряющими свои вещи. Кажется, что бюро находок - тихая гавань, где никогда ничего не происходит, но на самом деле и здесь жизнь преподносит свои сюрпризы...

  • Хорошие немцы

    5
    +
    Германия очень хочет хорошо себя вести.

    Германия из книги "Бюро находок" весьма мало напоминает ту Германию, которую мы знаем сегодня, — это возвращение к Германии старомодной, той, что когда-то, по выражению Нагибина, "поставляла уют всему миру", — была страной пряничных домиков, чудаков в ночных колпаках и кружков хорового пения: той открыткой с ангелочками, которую, улыбаясь, изобразил в "Ярмарке тщеславия" Теккерей. Никакого металла, даже в виде мчащихся по автобанам машин. Вспоминаем старое доброе время!

    И вот Германия снова мила и уютна и даже отчасти напоминает сказочную страну. Даже действие в этой стране разворачивается в месте, очень не современном и отчасти магическом, как букинистический магазин: в вокзальном бюро находок, в котором — трудно сказать, намеренно или случайно, — нет ни одного компьютера, а "немецкая аккуратность" теряет свой нехороший привкус и становится просто средством помогать людям находить потерянные вещи.

    Несмотря на некоторую переслащенность, заставляющую подумать о детской литературе, книга хорошо задумана и чудесно начата. У нее обаятельный слог и симпатичный главный герой, напоминающий неунывающего Людвига Бодмера, героя "Черного обелиска", — а может быть, доброго волшебника Теофила Норта из романа Торнтона Уайлдера (герой "Бюро находок" однажды тоже пытается в шутку выдать себя за монаха по имени брат Алоиз).

    Но мало-помалу очарование книги меркнет. Не помогают уже ни шарманки, ни пряники. После бойко и складно написанных первых страниц книга начинает распадаться на плохо пригнанные друг к другу куски. Автор начинает какую-то линию — и забрасывает ее, переходя к другой, может, просто потому, что линия как-то неудачно зашла в тупик, а значит, лучше всего будет просто оставить ее там, в тупике, да и начать новую историю.

    Вот, скажем, у Генри роман с коллегой, у которой вроде бы есть муж, которого как будто и нет. Какое-то время Ленц явно не может определиться, что там у нас с мужем. В конце концов муж вылезает всё-таки из пряничного домика, исполненный благодушия: когда почти готовые любовники приходят к Пауле домой, их встречает там муж, и — радушно благодарит коллегу Паулы за то, что он любезно проводил его жену домой. Засим любовная линия остается лежать, заброшенная и забытая, на запасном пути, да так там, в общем, и остаётся.

    Появляется в книге и клюква — русский, который, впрочем, не русский, а башкир, а вернее, киргиз: трудно сказать, башкир или киргиз, кажется, для автора книги это слова-синонимы; правда, внешность у русского киргиза — европейская. Этот "русский", живший в детстве в юрте своего деда, упоминает о восстаниях, которые сотрясали его малую родину в недалеком прошлом, и читателю остается гадать: неужели до Германии наконец дошли сведения о пугачёвском бунте. Впрочем, восстания меркнут на фоне того, что на важный приём Фёдор Лагутин приходит в косоворотке и сапогах, а станцевав рок-н-ролл, пускается вприсядку. Вся эта странная линия резко и отчасти забавно контрастирует с пропагандой политкорректности и решительной отповедью расизму, какие бы невинные обличия он ни принимал. Впрочем, нельзя отрицать, что образ "русского" создан с большой симпатией: это милый интеллигентный человек, прекрасно говорящий на изысканном немецком, и даже не бандит или нефтяник. Нет, наш русский — учёный. Ну хорошо. Линия Фёдора разрабатывается, разрабатывается, постепенно он становится одним из главных героев (бюро находок тем временем оказывается почти забыто автором), — но тут опять что-то не ладится, не вытанцовывается, и в итоге линия обрывается крайне нелепым образом. По ходу дела линия помогает осудить некоторых несознательных неполиткорректных людей. Такие встречаются еще кое-где у нас (у них) порой: это недоработки.

    Кстати, о политкорректности. Этот новейший немецкий способ вести себя хорошо тоже не забыт в книге. Современная Германия настолько политкорректна и добра, что в ней принято жалеть преступников, нападающих на людей. Как это за что жалеть? Да ведь понятно же, что преступники — просто жертвы, жертвы недолюбленности, недопонимания, с ними нельзя слишком грубо, с ними надо прежде всего поговорить, да-да, именно поговорить! И рассуждает так, между прочим, совсем не трусливый парень, хоккеист. В этом месте книга становится уже не просто странной, но раздражающе глупой...

    Впрочем, тут правда жизни не выдерживает и прямо-таки влезает в книгу, как в окно, заставляя эту "терпимость" дважды оборачиваться бедой.

    В итоге линия с бандой мотоциклистов заканчивается так же неожиданно и нелепо, как и другие сюжетные ходы, только ее финал ещё и не лишен какой-то назидательной сладости: тут на сцену выходит народ, берущий борьбу с хулиганами в свои руки.

    В общем, книга, обещавшая многое, и написанная человеком не без таланта, умеющего и мечтать, и сострадать, и острить, — к сожалению, не получилась. Такое впечатление, что это черновик, который следовало бы отдать хорошему редактору. Но, видимо, рукопись до редактора не дошла, была потеряна и забыта в ворохах сокровищ какого-нибудь бюро находок. А потом ее нашли и без спросу опубликовали.









    • Спасибо, посмеялась. Башкир в косоворотке, танцующий рок-н-ролл вприсядку - это пять. ))))
      Наверняка мельдонием водочку закусил - и в пляс!
      ответить
    • Спасибо.)
      Нет, обошлось без медьдония, это было бы слишком не старомодно! И, кстати, наш Фёдор не пьёт. Он вообще очень, очень положительный персонаж.
      ответить
    • Какие у вас всегда приятные,доходчивые рецензии.А насчет книги,даже интересно,отчего вы за нее взялись?Просто не на слуху эта книга,никогда о ней не слышала...
      ответить
    • Название подкупило. Такое уютное и милое. И начало книги не обманывает: оно тоже уютное и милое.
      Спасибо за добрые слова! )
      ответить
    • Только я настроилась на хороший немецкий роман с многообещающим началом... Жаль, конечно, что книга не такова, как в самом начале рецензии.
      ответить
    • Вот-вот, и у меня так же было...
      ответить
    • А можете посоветовать что-нибудь хорошее из милого или немного сентиментального в немецкой литературы 20 века?
      ответить
    • Увы, нет. Мне немецкоязычная проза в принципе представляется очень тяжеловесной, неулыбчивой и основательной, как длинные немецкие слова. Только поэтический Ремарк стоит особняком, и Фейхтвангеру иногда удается оторваться от размеренной прозы.
      Возможно, я просто далеко не всех знаю. Но какой-то национальный почерк определенно есть... И он точно не милый.(
      ответить
    • Немцы бывают сентиментальны и забавны - не всегда, но иногда это в литературе и кино порывается. Поэтому я люблю "Трое на снегу" Кестнера, "Латунное сердечко" Ризендорфера и "Тариф на лунный свет" Ильдико фон Кюрти. Поэтому жаль. я надеялась найти что-нибудь новенькое. :)
      ответить
    • Ух ты, это здорово. Я давно заметила, что немцы стали снимать очень милое кино. Значит, появилась и новая литература. Возьму на заметку, спасибо!
      ответить
    • Может, и появилась, было бы отлично! Потому что эти три романа написаны в 1934, 1979 и 1999 соответственно. :)))
      ответить
    • Да, было бы здорово! Наверное, сама структура немецкого языка не располагает к легкости. Хвала тем, кому удалось эту бухгалтерско-юридическую степенную структуру преодолеть.
      ответить
    • Я тоже начала читать с какой-то надеждой на открытие хорошей ("тёплой") книги, но увы...
      ответить
    • То-то и оно.
      ответить
    • Какая замечательная аннотация. Так сразу захотелось прочитать. А тут вон оно как... Жалко
      ответить
    • Я тоже на аннотацию попалась.)
      ответить
    • Как так - ты так хорошо пишешь даже о том, что принесло разочарование?
      ответить
    • Это очень приятный комплимент.)
      ответить
    • Спасибо. Повеселили. Вспоминается старый анекдот о том как одну известную даму спросили о самой поэтичной нации в мире. Она назвала немцев. А близкими друзьями этой дамы из немцев были Шиллер и Гёте. С другими немцами она видимо не общалась.)))
      ответить
    • С кем поведешься...
      ответить



Интересные посты

Новости книжного мира

"Почта России" объявляет конкурс по мотивам книг Конан Дойла о приключениях Шерлока Холмса

Открытки ограниченного тиража с рисунками победителей будут бесплатно раздавать почитателям сыщика...

Интересная рецензия

Саспенс удался!

Перед тем, как читать эту книгу, я хотела разобраться, что же такое этот самый «саспенс», и с чем...

Новости книжного мира

Владимир Маркин анонсировал сборник детективных новелл

Бывший руководитель Управления взаимодействия со СМИ Следственного комитета России (СКР...

Новости книжного мира

Шпион, пришедший на смену ночному администратору

После успеха мини-сериала «Ночной администратор», снятого по одноименной книге Джона ле Карре...