Рецензия на книгу Гиппопотам

Тед Уоллис по прозвищу Гиппопотам - стареющий развратник, законченный циник и выпивоха, готовый продать душу за бутылку дорогого виски. Некогда он был поэтом и подавал большие надежды, ныне же безжалостно вышвырнут из газеты за очередную оскорбительную выходку. Но именно Теда, скандалиста и горького пьяницу, крестница Джейн, умирающая от рака, просит провести негласное расследование в аристократической усадьбе, принадлежащей его школьному приятелю. Тед соглашается - заинтригованный как щедрой оплатой, так и запасами виски, которыми славен старый дом. Но задача оказывается гораздо сложнее, чем он предполагал, - Тед, собственно, не понимает, что ему нужно искать и где разнюхивать. В поместье тем временем стягиваются гости, и все они настойчиво ищут общества юного Дэвида и столь же настойчиво твердят о неком Чуде Господне. Лишь цинично-наивному Теду требуется не Божья благодать, а еще одна бутылка виски, но именно ему предстоит разобраться с Чудом.
Английский писатель, актер, шоумен и просто человек-оркестр, Стивен Фрай является одним из самых необычных авторов, пишущих на английском языке. Парадоксальным образом он сочетает сюжетную занимательность, изощренную словесную игру цинизм, теплую интонацию, абсурдизм и весьма трезвый взгляд на жизнь.

  • Шоковая терапия ханжества

    5
    +
    Знаете, я прочёл "Гиппопотама" уже, наверное, пару недель назад, но всё никак не мог добраться до написания рецензии. Почему? Дело, наверное, в том, что книгу написал мой самый любимый, самый духовно близкий кумир из всех, кого я когда-либо возводил на мысленный пьедестал. "Не сотвори себе кумира", ага. Слышали, нарушали, и не раз.

    О чём же следует писать рецензию в таких случаях? И нужно ли излагать всякие банальные вещи о структуре сюжета, качестве описания героев, когда ты видишь в книге совсем не то, что, вероятно, видят другие? Я не знаю. Правда, не знаю.

    Наверное, я попробую провести сеанс психоанализа. Почему бы и нет? В конце концов, зачем нужна ещё одна, четвертая рецензия на «Гиппопотама», если подход к её написанию не будет отличаться от предыдущих (ой, как будто меня это когда-то останавливало)? Я не стану применять к ней объективные критерии качества, да и кто я, чтобы говорить об объективности? Человек? Объективное существует вне человека.

    Роман начинается с того, что главный герой Тед Уоллис, прожжённый пьяница, а в прошлом – талантливый поэт, по просьбе своей крестницы навещает старинного школьного друга, чтобы выяснить, какие тайны скрывает от мира его успешное семейство. Крестница Джейн щедро оплачивает путешествие, отчего Тед рвётся выполнить просьбу воистину добросовестно. Правда, погодите, а что всё-таки нужно выяснить? О каких тайнах идёт речь? Поначалу герой приглядывается, временами подмечая вещи, которые, кроме как мистическими, никак назвать нельзя. Но Тед не был бы Тедом, если бы позволил ввести себя в заблуждение, если бы поверил в чудо и не попытался найти ему здравое объяснение. В итоге, разгадка находит поэта на дне бутылки, пустой, надо сказать, бутылки. Но обойдёмся без спойлеров.

    Повествование мощно снабжено вызывающе откровенными сценами. Отчасти дурную славу книга обрела из-за сцены совокупления человека с лошадью, однако, в ней также присутствует половой акт гомосексуального характера (куда уж без него, правда, Стивен?), а также инцест. Всё в одной куче. Полученным коктейлем (Молотова) можно смело отпугивать пробегающих мимо книжной полки ханжей.

    И я задаю себе вопрос, а с какой целью всё это было написано? Вот тут-то и начинаются доморощенный психоанализ и странные интерпретации.

    "...сочинение стихов начинается не с желания высказать некую мысль о Чистоте, или Любви, или Красоте – каждое слово непременно с заглавной буквы. Стихи делаются из реальных слов и реальных вещей. Ты отталкиваешься от низменного физического мира и от твоего собственного низменного физического «я», " – объясняет Стивен Фрай. Что ж, в свою очередь, низменное, физическое «я» самого Стивена Фрая, как мы видим, послужило причиной возникновения «Гиппопотама». И вряд ли можно говорить о замысле автора, не став им хотя бы на какое-то время и не переосмыслив содержание романа в контексте человека, за спиной которого осталась жизнь нерадивого школьника, отверженного любовника и успешного юмориста.

    И я спрашиваю себя, почему, например, главным героем книги выступает человек пожилого возраста? Неужели цинизм Теда Уоллиса, так явственно кричащий с её страниц: "Выкусите все, мне уже нечего терять!", пристрастие к алкоголю, столь выразительно описанный упадок сил и таланта присущи в равной степени и главному герою, и автору, так очевидно отождествляющему себя с ним? Хотя, почему бы и нет? Отчаяние в жизни, невозможность и абсурдность будущего как такового – признак не столько телесной, сколько душевной старости, с которой Стивен столкнулся перед своим совершеннолетием. Несчастная любовь, сделавшая мистера Фрая прожжённым циником, вылилась в скрытую фригидность главного героя: в то время как второстепенные персонажи романа занимаются любовью со всеми, кто попадётся под руку, Тед Уоллис только вспоминает, предлагает или фантазирует – но, простите, не трахается. Как это напоминает тебя, Стивен.

    В то же время сексуальность, с расточительностью излагаемая в нескольких сценах и снабжённая пикантными подробностями процесса, приняла в «Гиппопотаме» оголтелые формы. Такое ощущение, что чем более вызывающа сексуальная сцена, тем это лучше. Автор будто бросает вызов обществу: «А как вам, например, инцест? А гомосексуальная связь ребёнка и взрослого? А изнасилование лошади?» Кстати, эта броскость могла бы вызвать в сознании читателя неприятные ассоциации с американскими битниками середины XX века, но, к счастью, для этого нет причин: эпатажные сцены не существуют сами по себе, а органично вовлечены в сюжетную линию. Тем не менее, после прочтения остаётся горькое послевкусие. Зачем нужно было это делать? И снова возвращаясь к прошлому Стивена Фрая, я вынесу предположение: это вызов всем тем ханжам, которые усматривают в любви одного мужчины к другому грех, моральное падение или преступление (нужное подчеркнуть). Автор выливает на читателя ведро холодной воды, способной пробудить в спящем организме ощущение реальности, побуждает раскрыть глаза на то, что в мире полно таких вещей, упоминание которых неприемлемо в высоком обществе, однако, они же есть – но вместо этого холодная вода нередко воспринимается как ушат помоев, и оскорблённый читатель решительно захлопывает книгу. «Нет, я не могу такое читать!» – ох, как эта фраза недалека от другой: «Боже, как эти мальчики могут целоваться друг с другом?!»

    Конечно, я не могу быть уверен, что моя интерпретация истории о поэте Гиппо (как прежде называли задиру Теда Уоллиса) имеет хоть какое-то отношение к тому, что хотел сказать автор. Но если представить, что роман являет собой обиженную (да-да, именно так!) провокацию против ханжеских порядков, не позволяющих двум людям быть вместе вне зависимости от их пола, то финал этой книги кажется на удивление оптимистичным. Главный герой распутывает историю, связанную с предрассудками и недопониманием в семье своего друга, и что самое главное, прочие герои признают его правоту. Здравый смысл восторжествовал, Тед Уоллис оттаял и стал примерным семьянином – что может быть лучше?..

    И если это так, если именно это пытался (или только хотел) сказать автор, если роман – это попытка сублимировать, зализать старые раны, то я тоже хочу быть так же оптимистичен, как и Стивен Фрай.









    • Очень хорошая, продуманная рецензия! Но вот Книга вряд ли "моя".
      ответить
    • Спасибо! Да, книга как минимум специфическая.
      ответить
    • Ух...первые строки в аннотации к книге напомнили мне другого персонажа - Генри Чинаски...
      У Стивена Фрая ничего не читала, видела только пару фильмов с ним. Судя по рецензии книга не бомба, но думаю нервный тик появится у многих после ее прочтения:)
      ответить
    • Не сомневаюсь, книга вряд ли понравится широкому кругу читателей.
      ответить
    • Вот это книга....А рецензия отличная.
      ответить
    • Спасибо!
      ответить
    • Прикольно. )))
      Один молодой человек заявляет, что тот, кто не любит комиксы - стереотипная домохозяйка и ей место у телика с дерьмосериалами (именно с дерьмовыми!).
      Другой молодой человек пишет, что если изнасилование лошади и гомосексуальный инцест вызывают неприятие, то вы - ханжа и гомофоб. ))))))))))))
      ответить
    • Я только поправлю сперва: гомосексуального инцеста в книге не было, это два разных события.
      Вы можете не принимать полового акта с лошадью (я, к примеру, никогда бы не стал этим заниматься, полагаю, Вы тоже), только это не значит, что на подобные темы должно быть табу в литературе. Таково было и есть моё мнение. В таком случае ханжами я называю тех, кто не готов воспринимать подобную литературу по причине затрагивания "запретных" тем. Хорошо это или плохо – не знаю, но больше склоняюсь ко второму.
      ответить
    • А мне вот стало интересно, какие темы относятся к "запретным" и кто вообще решает, что запрещено, а что нет...Не отрицаю того факта, что у каждого есть свой такой список...
      ответить
    • В том-то и месседж, что запретных тем для литературы, на мой взгляд, быть не должно. Но они, тем не менее, есть, в том смысле, что каждый, как Вы правильно заметили, составляет для себя такой список. Интересно, почему это происходит? Связано ли это с внутренним запретом на сами темы или, скажем, с неудачным опытом развития тех же тем у других авторов? Скажу честно: не знаю.
      ответить
    • Киваю в знак согласия, да, запретных тем для литературы не должно быть, но в тоже время сейчас я подумала о детях и подростках, хотя, наверное, это отдельная тема. У меня такой список появился скорее всего с моим внутренним запретом. Например, до прочтения "Горькой луны" Паскаля Брюскнера казалось, что я уже многое прочитала о взаимоотношениях между мужчиной и женщиной, но эта книга меня в очередной раз удивила:), меня передёргивало, и в данный момент книги на эту тему мне читать не хочется. Вторая запретная тема у меня - насилие над детьми, хотя опять же чуть ли ни каждый второй скандинавский автор затрагивает эту тему в своих книгах, и если честно хоть мне и неприятно, к таким книгам я возвращаюсь. Например, по поводу инцеста, не думаю, что я буду читать такую тему, из-за чувства брезгливости, изнасилование лошади - из-за чувства брезгливости, но признаю, вполне возможно, что в реальной жизни и не такое происходит:)
      ответить
    • То есть, если эти темы мне неприятны и я не хочу читать книги на эти темы, то я - ханжа?
      ответить
    • Если они вам неприятны по причине, что эти темы запретны, то, полагаю, да.
      ответить
    • И вы действительно считаете, что инцест или изнасилование лошади людям могут быть неприятны, только потому что это запрещено? А если бы было разрешено, то все бы этим с радостью занимались?
      ответить
    • Я всё больше убеждаюсь, что мы разговариваем с Вами о разных вещах.
      Вы о каком запрете говорите? О запрете насиловать лошадь? Насколько я знаю, такого запрета не существует.
      Я же говорю о внутреннем запрете человека поднимать эту тему и вообще признавать её как существующую.
      ответить
    • Хорошо. Попробуем определиться.
      Судя по вашей рецензии, в романе есть сцена гомосексуальной связи ребенка и взрослого.
      Некто Х, читая эту сцену скажет: "Какая гадость". Он - ханжа, если считает эту тему отвратительной и нежелательной для упоминания в книге без особой на то нужды? И вообще думает, что роман ничего бы не потерял без подробного описания этой сцены.
      Хотя, может быть все проще? И вы просто называете ханжами тех, кто не принимает гомосексуалистов и не разделяет их взглядов?
      А Фрай просто живет по принципу частушки "Мимо тещиного дома я без шуток не хожу..."?
      ответить
    • Я ведь не просто так упомянул битников, которые соревновались меж собой по части "кто придумает наиболее бесполезную и наиболее мерзкую сцену из всех существующих – тот большой молодец". У Фрая данная сцена является частью сюжета, её нельзя просто так взять да и выбросить. Что же тогда прикажете делать?
      Ну, конкретная сцена не описана детально. Детально описано с лошадью. Впрочем, это как раз и не важно.
      Ох, нет, я не знаю, какие взгляды разделяют гомосексуалисты, но каждый имеет право соглашаться или оспаривать любые взгляды. Нет, этого я точно не имел в виду :)
      Если вы хотите устроить эксперимент на ханжество обратитесь к Х до того, как он раскрыл книгу: слушай, ты знаешь, тут такое дело, в книге есть то-то и то-то. "Не читал, но осуждаю по причине затронутых тем" – вот это я и считаю неприемлемым.
      ответить
    • Ваша точка зрения понятна. Но ведь Х может сказать"Раз там есть то-то и то-то, то не буду я эту книгу читать, ибо мне это противно и неинтересно".
      ответить
    • Честно говоря, не кажется мне, что дело в ханжестве и внутренних запретах.
      Например, ходить голым по улице запрещено, но еще и не принято и кроме того непрактично. Есть ли у меня внутренний запрет на то, чтобы меня кто-то голой увидел - нет, ни в те моменты, когда этого требует ситуация (секс или врач), ни тогда когда происходят случайности (неудачное расположение раздевалки в спортзале). Но испытываю ли я какую-то потребность/необходимость ходить голой перед людьми - ну дома перед мужем бывает хочется голой походить, а вот на улицу так идти - нет, не хочется. Ханжа ли я?
      Ближе к книге. Насколько я помню, там сначала эта "подробная" сцена с лошадью, а потом упоминание инцеста и гомосексуального акта. Признаться, да, лошадь меня шокировала. Я закрыла книгу и в тот день больше не читала. Я просто никогда не думала о такого рода сексуальных изысканиях. Ханжа ли я?
      Инцест и гомосексуализм - нет, не шокировали. Кстати, почему вы не упомянули педофилию. Мальчик-то был маловат, а тетка и гомосексуалист взрослые опытные люди, практически развратили, так сказать. Или плохое отношение к педофилам тоже ханжество?
      Но книга мне не понравилась отнюдь не из-за сцены с лошадью - не настолько я наверное впечатлительна - прочитала и забыла, и даже не из-за сексуальных похождений подростка. Вы говорите, что эти сцены убрать нельзя, что они важная часть сюжета. Не совсем согласна. Мальчик решил, что он может лечить своим половым органом, а кто-то думает, что лечит наложением рук - так что можно было и что-то другое выдумать, менее шоковое - например, целовал бы всех в зад, довольно оригинально, отсылает к кундалини и ханжей не так задевает. Но что вообще кроме этих "шоковых" сцен в книге есть - шаблоненький детективчик с шаблоненьким главным героем, вот и все. Не подумайте, что я к детективам плохо отношусь - например, шаблонный детектив Агаты Кристи - это приятных отдых для меня, у нее шаблоны нешаблонные получаются. А еще неудобное построение - помню, что читать неудобно было из-за всех этих перескоков. Кстати, там ведь в одном таком перескоке главный герой вспоминает про гонение евреев - тоже ведь тему поднял. Но в том-то и проблема многих и многих книг и авторов - только лишь поднять тему недостаточно, чтобы книга получилась стоящей. Для меня, это как раз тот случай.
      Вы с интересной стороны на книгу смотрите, но я с вами не согласна.
      Как-то так.
      ответить



Интересные посты

Обсуждение в группах

11 советов начинающим бредологам - scinquisitor

Предположим, вы сочинили отборнейшую чепуху, пропитанную любимой идеологией, тайным знанием...

Интересная рецензия

Экшн ну в очень реальном времени

Такое ощущение, что если бы Круз описал еще и процесс сна главного героя, то время действия книги...

Новости книжного мира

Сегодня, 26 июля, в истории

В этот день родились: 1856 — Джордж Бернард Шоу (George Bernard Shaw) (на фото), ирландский...

Обсуждение в группах

Опрос "Лучшая рецензия июля"

Рецензии можно прочитать тут: Нагиб Махфуз "Война в Фивах", рецензия (от Tatyana_Ma) ...