Рецензия MALILGUS на книгу Бег

"Бег" - одно из самых ярких произведений М.А.Булгакова, которое, как и многие другие произведения, так и не увидело свет при жизни автора. Споры о нем уже в начале тридцатых годов перешли в плоскость сугубо политическую. По мнению "ответственных" работников, "Бег" идеализировал эмиграцию и являлся "вредным для советского зрителя". Этой пьесой Булгаков прощался со старой Россией, и, как он понимал, навсегда. Прощаясь, он задавался вопросами: что произошло с Россией, почему русские уничтожали друг друга, возможно ли возвращение на родину изгнанников, вольно или невольно попавших в водоворот трагических событий.
Экранизация пьесы Булгакова "Бег" стала одной из вершин советского кинематографа.

  • "Да во сне привиделось."

    62
    +
    Ночь. Письменный стол. Лампа с зеленым абажуром. Пепельница с топорщащимися папиросными окурками. Лист бумаги, исписано-исчерканный. В кресле дремлет Писатель. Сон обволакивает, погружает в поток, который набирает скорость, ширится, сносит попадающие ему на пути преграды и неудержимой лавиной несется вниз по огромному склону, к морю. Спящий пытается выбраться из потока, но тщетно – мутная, всклокоченная вода держит его цепко и тащит вниз, вниз, вниз. Какие странные метаморфозы происходят перед его глазами: ручей превращается в бесконечную людскую вереницу. Но вереницу, упрямо устремленную вниз, к морю. Появляется лист бумаги, и рука Писателя сама выводит на ней: «Бежали седоватые банкиры со своими женами, бежали талантливые дельцы, оставившие доверенных помощников в Москве, которым было поручено не терять связи с тем новым миром, который нарождался в Московском царстве, домовладельцы, покинувшие дома верным тайным приказчикам, промышленники, купцы, адвокаты, общественные деятели. Бежали журналисты, московские, петербургские, продажные, алчные, трусливые. Кокотки. Честные дамы из аристократических фамилий. Их нежные дочери, петербургские бледные развратницы с накрашенными карминовыми губами. Бежали секретари директоров департаментов, юные пассивные педерасты. Бежали князья и алтынники, поэты и ростовщики, жандармы и актрисы императорских театров. Вся эта масса, держала свой путь на…». Фраза остается незаконченной, ее прерывает противный хруст – по настольной лампе с уютным абажуром проезжает колесо трехдюймовой гаубицы и вдавливает в землю, следом проносится повозка наполненная чемоданами и тюками. Людской сель подхватывает ошеломленного Писателя и уносит в стремительно убегающее Далеко.

    Сон обретает новые декорации: поседевший от вековой скорби монастырь сочувственным перезвоном колоколов приветствует беженцев. Теперь Спящего окружают своды и стены, украшенные ликами святых и архангелов, к нему с росписи протягивает свою руку Спаситель. Писатель отворачивается и замечает молодого человека в черном пальто, рядом с ним миловидная дама. « -Вы слышите, Серафима Владимировна... В сущности, как странно все это! Вы знаете, временами мне начинает казаться, что я вижу сон, честное слово!»- произносит молодой человек. Спящий вздрагивает, делает попытку пробудиться.

    И оказывается на станции переполненной товарными вагонами. «Джанкой»- рапортует табличка над вокзальными дверьми, которые порывисто распахиваются. Через них на перрон устремляется человек в генеральских погонах, окруженный многочисленной свитой. Генерал явно нездоров, в глазах лихорадочный блеск. За его спиной, в стороне от перрона выстроились в затылок друг другу виселицы. «Хлудов! Последняя надежда!» - бросает случайный прохожий Писателю. Тот невольно отступает в сторону и задевает головой какой-то предмет. Им оказываются ноги повешенного рабочего. «Бежать!» - приходит в голову мысль, но перрон не отпускает. Давешняя его знакомая, Серафима, приближается к генералу и в отчаянии выкрикивает: «Кто здесь Роман Хлудов? Из Петербурга бежим, все бежим да бежим... Куда? К Роману Хлудову под крыло! Все Хлудов, Хлудов, Хлудов... Даже снится Хлудов! Вот и удостоилась лицезреть: сидит на табуретке, а кругом висят мешки. Мешки да мешки!.. Зверюга! Шакал!» «Остановитесь!» - обращается к собравшимся на перроне Писатель, однако надсадный рев гудка маневрового паровоза заглушает слова. От отчаяния Писатель машет рукой и сам себе бормочет: «Обречены…». Снова рев гудка.

    Нет, это не станция, это торговый порт Севастополя. Прощально гудят отваливающие от причальной стенки пароходы. «Сейчас, я проснусь и окажусь в своей квартире» - успокаивает себя Писатель.

    И просыпается от резкого толчка в плечо. Сосед справа, в потертой черкеске и пенсне, весело кричит ему: «Ты что, спать сюда пришел, вот растяпа!». Что за балаган? Кто эти люди? Вот, некто, во фраке с приклеенной улыбкой, обращается к собравшимся: «Мсье, дам! Бега открыты! Не виданная нигде в мире русская придворная игра! Тараканьи бега! Курс де кафар! Ламюземан префере де ла дефянт эмператрис рюсс!

    Первый заезд! Бегут: первый номер - Черная Жемчужина! Номер второй - фаворит Янычар…Тараканы бегут на открытой доске, с бумажными наездниками! Тараканы живут в опечатанном ящике под наблюдением профессора энтомологии Казанского императорского университета, еле спасшегося от рук большевиков!.» Значит, сон все таки продолжается. «Карикатура, гротеск…» - Писатель с грустью наблюдает за комичной суетой насекомых. Немного фантазии: вот по первой дорожке бежит кавалерийский генерал в потертой черкеске, по второй - начальник контрразведки, по третьей – сам командующий крымским фронтом, еще миллионер, специализирующийся на пушнине… Что за ересь?!... Фантасмагория. Больше нет сил, Спящий начинает задыхаться. «За что?! В чем вина этих людей?!» - восклицает он и открывает глаза.

    Письменный стол. Лампа с зеленым абажуром. Пепельница с топорщащимися папиросными окурками. Лист бумаги, исписано-исчерканный. На стуле расположился незнакомец в сером френче. Во рту трубка, орлиный нос, испытующий взгляд. «Ви говорите, в чем вина этих людей?» - с акцентом произносит незнакомец и укоризненно покачивает головой. Выпускает облако сизого дыма и пристально всматривается в глаза Писателя. Пауза, длящаяся целую вечность. «Эти люди сидели на шее трудового народа, и трудовой народ стряхнул их со своей шеи…» - фраза незваного гостя, режет слух, становиться почему-то ослепительно яркой и сам незнакомец вдруг превращается в солнечный диск. Боль в глазах невыносима. Спящий просыпается.

    Письменный стол. Лампа с зеленым абажуром. Пепельница с топорщащимися папиросными окурками. Лист бумаги, исписано-исчерканный. Утро. Солнечные лучи пробились из-за крыш домов и залили комнату бодрым, многообещающим светом. Взгляд Писателя упирается в перекидной календарь: «…мая 1926 года». Через несколько минут он делает карандашом над перечеркнутыми строчками листа, пометку: « пьеса. Восемь снов.» Подходит к окну и трогает ладонью стекло, грустно улыбается, надеется проснуться?









    • Замечательная рецензия.
      ответить
    • Спасибо.
      ответить
    • Не знаю, рецензия ли это, но спасибо, что напомнили про "Бег". Люблю эту вещь...

      Я измучилась, я два месяца не сплю. Как только вы уехали, я опомнилась и не могла простить себе, что я тебя отпустила! Все ночи сижу, смотрю в окно, на огни... и мне мерещится, что вы ходите по Парижу оборванные, голодные, босые...
      ответить
    • Не могу сказать, что это рецензия, скорее эксперимент, причем в некотором так-сказать полуфабрикатном состоянии - нужно доработать, не хватает виртуозности и безусловно динамики, обьема.
      ответить
    • Мне показался эксперимент очень удачным. Объем, динамика и виртуозность - все в должном количестве и качестве в условиях текста-рецензии. Если дорабатывать - будет уже эссеистика.
      Мне очень понравилось, даже захотелось вновь книгу полистать.
      Спасибо.
      ответить
    • Все же доработка и серьезная необходима. Спасибо Анна, за ваше участие.
      ответить
    • Класс! Я за ТАКИЕ рецензии.
      ответить
    • Спасибо Антон.
      ответить
    • "Во рту трубка, орлиный нос, испытующий взгляд." - я так понимаю вы имели ввиду Сталина? Вообще чрезвычайно любопытный получился облик у рецензии.
      ответить
    • Это некое предвосхищение МАБ ответа Сталина т. Билль-Белоцерковскому: " Впрочем, я бы не имел ничего против постановки "Бега", если бы Булгаков прибавил к своим восьми снам еще один или два сна, где бы он изобразил внутренние социальные пружины гражданской войны в СССР, чтобы зритель мог понять, что все эти, по-своему "честные" Серафимы и всякие приват-доценты, оказались вышибленными из России не по капризу большевиков, а потому, что они сидели на шее у народа (несмотря на свою "честность"), что большевики, изгоняя вон этих "честных" сторонников эксплуатации, осуществляли волю рабочих и крестьян и поступали поэтому совершенно правильно. " ( 2 февраля 1929 г. ).


      ответить
    • Однако позиция!
      ответить
    • сумасшедше! очень понравилось
      ответить
    • Спасибо!
      ответить
    • Нет, это не рецензия, это отличная художественная, условно, "реконструкция"! Это заслуживает внимания как объект, а не как средство. Отлично!
      ответить
    • Спасибо, Артем! Как ты метко определил ттх материала - "реконструкция". Здорово.
      ответить
    • Восхитительно! Ваша рецензия - эксперимент, произвела на меня ошеломляющее впечатление. Днями, найду время и перечитаю пьесу. Спасибо!
      ответить
    • Спасибо!
      ответить
    • Великолепная рецензия! Ваш эксперимент несомненно удался! Думаю, что даже Булгаков Вас бы похвалил :)
      ответить
    • Спасибо, Наталья! Относительно удачи поспорю, и подозреваю, что Булгаков не одобрил бы его, перед написанием рецензии, посмотрел немало автобиографического материала, пришел к определенному выводу. МАБ обладал сложным, непредсказуемым характером, достаточно редко выносил хвалебные вердикты. А у Вас каким вырисовывается его портрет?
      ответить
    • Относительно удачи, думаю, что огромное количество комментариев, говорит само за себя. Относительно непредсказуемости характера Булгакова, соглашусь, полагаю, он был сложным человеком. Однако, это не помешало бы ему признать все плюсы написанной рецензии :)
      ответить
    • Ваш эксперимент хорошо визуализируется. Как-будто посмотрела короткометражку в стиле Грымова. Очень талантливо!
      ответить
    • От всей души спасибо!
      ответить
    • Очень-очень-очень хорошо написано. Даже ничего, что чуть-чуть непонятно :)
      ответить
    • Спасибо вам! По поводу чуть-чуть непонятно - не берите в голову, Булгаков сам о себе говорил: "...я МИСТИЧЕСКИЙ ПИСАТЕЛЬ..."(из письма Советскому правительству 1934г. сохранен авторский шрифт). Поэтому писать о Михаиле Афанасьевиче как-то иначе, вряд ли получится.
      ответить
    • Согласна с предыдущими комментариями. Очень кинематографично и интересно получилось.
      ответить
    • Спасибо Вам!
      ответить
    • Прям зачиталась.))) Хорошая рецензия, спасибо! Очень хорошая, правда.) Атмосферная такая...
      ответить
    • И Вам спасибо, заходите еще!
      ответить
    • Да вы писатель! Вы хорошо излагаете, интересно.
      А нет ли у вас собственных произведений?
      ответить
    • Спасибо! Нет, за исключением нескольких статей посвященных вопросам истории.
      ответить
    • Очень, очень! Замечательно!
      ответить
    • Здорово! Собиралась смотреть, но теперь решила сначала прочитать.
      ответить
    • Посмотреть тоже стоит.
      ответить
    • Благодарю, от всей души, за ваши теплые слова. Надеюсь, что это произведение великого мастера, будет Вами оценено по заслугам. Оно стоит того.
      ответить



Интересные посты

Интересная рецензия

Оглянитесь. Присмотритесь. Может ваш близкий человек - социопат?!

Когда я произношу слово «социопат», то представляю перед собой странного мужчину, лишенного всяких...

Новости книжного мира

Глеб Панфилов снимет фильм «Один день Ивана Денисовича»

К 100-летию со дня рождения Александра Солженицына снимут картину по рассказу «Один день Ивана...

Интересная рецензия

Очень много пошлого юмора!.. хочу ещё

Если вам нравятся красивые истории о грусных вампирах, печальные истории о невозможной любви, где...

Обсуждение в группах

24-30 апреля 2017

24 апреля, понедельник Вот и последняя неделя апреля! Уже через неделю случится кое-что очень...