Сара Кейн, ее психозы и мы.

Недавно нашу группу охватила болезнь, которая постепенно передалась другим студентам, а потом и преподавателям. Она выражается в форме личной и всеобщей истерии, но почти никто не знает как эта болезнь зовется.
Дело в том, что пару недель назад наша прекрасная англичанка заговорила о некой пьесе, которую безумно хочет нам преподавать, но боится, что ее после этого уволят. Может быть мы бы и избежали этой истерики, но так уж случилось, что я и кое-кто еще знали, о чем она говорит и нам посчастливилось стать ее подопытными кроликами. Она вручила нам книги со словами «если что, я оплачу ваши походы к психологу».
Тут и началось. Люди, которые раньше все время ныли о том, что ненавидят литературу носились за нами умоляя, упрашивая, заставляя нас сказать имя автора. Нас подкупают, нам угрожают, но мы молчим, ибо пообещали сохранять этот секрет ценой своей жизни.

Так что же это такое? А это всего лишь Сара Кейн, британский драматург, писавший в 90-х. Она весьма красочно рассказывала миру о войне, наркотиках, насилии, каннибализме, расизме, пытках, боли-физической и моральной. Кейн страдала хроническим маниакально-депрессивным психозом, а в 1999 году повесилась в больнице King’s College.
Пьеса, от которой все в дикой истерике называется «Blasted»-«Подорванные». После того, как я закончила ее, мне хотелось только одного-принять ванну, и желательно в ней утопится. «Меня тошнит. Я отравилась литературой». Но потом проходит время и ты начинаешь задумываться. Вся пьеса это аллегория войны в Боснии, на ужасы которой Европа предпочла закрыть глаза в свое время. Пьеса начинается в дорогой комнате отеля, и заканчивается где-то в Боснии, когда-то во время войны. Персонажи-Ян, явно психологически неуравновешенный, жестокий и циничный, никогда не расстающийся с сигаретой и бутылкой рома, Кейт-умственно отсталая девушка, которая то ли становится жертвой насилия Яна, то ли добровольно соглашается на ночь с ним, подкупает зрителя своей наивной заботой и простоватой асексуальностью и Солдат, который променял свою любимую на изнасилования, пытки и убийства. Все они-неразрывная цепочка, продолжения зла друг друга. Между сексом, выстрелами, алкоголем, насилием и взрывами происходят короткие диалоги, которые часто заканчиваются смехом-истеричным, неконтролируемым, говорят, на сцене его невозможно отличить от рыданий.
Зрители, впадающие в состояние безысходности к концу пьесы видят надежду в символичном возвращении Яна к жизни, когда Кейт, проявляя что-то вроде доброты, отдает ему половину еды, за которую ей пришлось торговать своим телом. Надежда в последнем слове «спасибо», после которого опускается занавес.
Кейн, конечно, можно убить или любить, но мне кажется невозможно не признать, что ее пьесы производят должный эффект. В каждой строчке автор вопит «Мир разлагается!!!», и с этим просто невозможно поспорить, посмотрев на ее эссенцию кошмара.
И потом, у Сары получилось представить театр таким, каким его никто не видел, сохранив отсылки к традиционной греческой структуре пьесы. Меня в этом плане больше всего привлекает ее последняя работа-«Психоз 4.48», который не имея специфических декораций или персонажей показывает внутренности хронической депрессии. Конечно, безумно личная работа, ее называют «75-минутной предсмертной запиской» и «Криком боли», где в каждой строке видно-автор знает, что эту пьесу будут ставить уже после его смерти.

Для тех, кому интересно и не страшно:
Blasted, 1995 ("Подорванные",переведена на русский, есть в сети)
Phaedra’s Love, 1996 («Любовь Федры»)
Cleansed, 1998 («Очищенные»)
Crave, 1998 ("Тосковать")
4.48 Phsychosis («Психоз 4.48», 1999)

Skin, 1995-короткий фильм, есть на youtube.com

Спасибо, посмотрим :)

Ваше сообщение по теме: