10 книг, которые может написать каждый.

Какие тексты породили больше всего читательских подражаний и переделок
Понятие «фанфик», или фанатская литература по сюжету популярной книги, происходит от двух английских слов: fan — «поклонник», fiction — «художественная проза». Это область свободы читательского творчества: появление фанфиков по той или иной книге означает, что ее автору удалось создать объемный мир, в котором читателю хочется пожить самостоятельно. Там он и сам может стать автором нового сюжета, то есть сыграть в демиург
Европейская культура логоцентрична, в ее основе лежат тексты — как записанные много веков назад и ставшие сакральными, так и созданные в наше время и ставшие мегапопулярными. По сути и сакрализация, и популяризация текста означают одно и то же: вокруг описанных в нем мира и героев создается ритуал. Если тексты сак­ральные или мифологические, это ритуал религиозный; если популярные — игровой.

По главным книгам европейской культуры, от «Илиады» до «Властелина колец», играют, живут и создают новые произведения многие поколения читателей. В сущности, вся история литературы — бесконечная череда фанатского творчества: люди веками переосмысливали канонические тексты, и некоторым из них удавалось написать новые шедевры, в свою очередь ставшие материалом для переосмысления и дописывания.

Конечно, возникает вопрос качества. По способу создания и «Энеида» Вергилия, и рассказ о любовных играх Гарри Поттера и Драко Малфоя на форуме поклонников Джоан Роулинг — фанфики: и там и там читатель берет придуманный другим автором мир и «ходит» по нему готовыми героями, как в некой компьютерной игре. В этом смысле любой читатель, после прочтения особенно полюбившейся ему книги взявший в руки то, чем можно писать, способен стать Вергилием или остаться автором скабрезной истории в интернете — решать ему. Но если мир, в котором этому читателю захотелось остаться, достаточно большой, объемный и живой, в нем обязательно найдется место и для банального фанатского творчества, и для
подлинного шедевра.

1. Мир древнегреческих мифов


Источник
Поэмы «Илиада» и «Одиссея», авторство которых приписывается слепому сказителю Гомеру, жившему в VIII веке до нашей эры. Записаны они были, по мнению большинства историков, гораздо позже, в IV–III веках до нашей эры.

Модель мира
Территории по берегам Средиземного моря, XII век до нашей эры. Здесь сосуществуют бессмертные боги и смертные люди: они соперничают, любят, ненавидят, строят друг другу козни. Жизнь и тех и других управляется Роком и подчиняется пророчествам и проклятиям. Превосходство богов над людьми неочевидно, очень часто смертные герои оказываются сильнее, находчивее и удачливее олимпийцев.

Персонажи
Главные боги и герои древнегреческого пантеона — Гера, Посейдон, Афина, Афродита, Аполлон, Арес, Гермес, Зевс, Агамемнон, Ахилл, Елена, Геракл и другие.

Фанфики
Тех, кто переписывал «Илиаду» и «Одиссею» со времен Античности до эпохи Возрождения, привлекала возможность соединить миф и политическую историю. Греческие города-государства в своих военных и дипломатических спорах апеллировали к поэмам Гомера и возводили к ним свою историю. Но народы, вышедшие на сцену позднее, хотели получить возможность такой же историко-политической легитимации, и их крупнейшие поэты принялись сочинять героические эпосы по гомеровской схеме.

С другой стороны, хотя усилиями античных и ренессансных философов и деятелей культуры греческий пантеон прочно вошел в нашу жизнь, мы не знаем, что эти персонажи чувствовали, чем жили и о чем думали. Поэтому в ХХ веке фанфики по древнегреческим мифам — особенно в жанре фэнтези — очеловечивают порядком забронзовевших к этому времени богов и героев. Их мучает совесть, они страдают от любви, испытывают раскаяние, убивая друг друга, и вообще очень похожи на современных людей: Геракл приезжает в Нью-Йорк, а гора Олимп, на которой обитают боги, превращается в Empire State Building.

Книги по этому миру
«Энеида» Вергилия, «Россиада» Михаила Хераскова, «Загадка Прометея» Лайоша Мештерхази, цикл «Перси Джексон и олимпийцы» Рика Риордана, «Ахейский цикл» Генри Лайона Олди.

Цитата

— У Гермеса папа — бог, — поддержал брата Ификл. — Зевс у него папа! Как у Алкида…

И осекся, испуганно захлопнув рот.

— Мой папа — Амфитрион, — набычился Алкид. — А тебе я по шее дам! У меня свой папа, а у Гермеса — свой…

— А мама у Гермеса — нимфа, — немного грустно сказал Пустышка. — Нимфа Майя-Плеяда, дочь Атланта. А у Диониса папа — бог, а мама — обычная женщина Семела, глупая дочь Кадма, основателя вашего города! И не только у Диониса…

— А как же тогда отличить, где бог, а где не бог? — заморгал Алкид, забыв про болезненный вопрос отцовства. — Если так, то в чем разница?

(Генри Лайон Олди «Герой должен быть один»)

2. Мир Нового Завета


Источник
Новый Завет. В дошедшем до нас виде окончательно оформился к 692 году. Сейчас состоит из 27 книг — четырех Евангелий, Деяний святых апостолов, апостольских посланий, а также Откровения Иоанна Богослова.

Модель мира
I век нашей эры, Палестина под властью Римской империи. Миром правит Бог, чья воля блага, но никому из людей до конца не известна. Он заботится о человечестве и посылает ему Спасителя, который тоже не сразу узнает о своем предназначении. Весь этот мир устремлен в будущее, в котором его ждут апокалипсис и Страшный суд и которое гораздо более определенно, чем настоящее: в настоящем люди, наделенные свободой воли, зачастую не ведают, что творят.

Персонажи
Иисус Христос, его мать Мария, апостолы, Мария Магдалина, римский прокуратор Понтий Пилат, члены иудейского синедриона, правитель Галилеи Ирод Антипа, жители Иудеи и сопредельных ей стран, римские воины и еще один важный персонаж — дьявол.

Фанфики
Своего рода фанфиками Нового Завета можно считать все апокрифы, написанные после 692 года, то есть после VI Вселенского собора (Трулльского), на котором был окончательно определен канонический состав Священного Писания христиан. Между тем евангельские тексты появлялись и до этого (к ним, например, относится недавно переведенное на современные языки Евангелие от Иуды), и после.

В позднюю Античность и Средние века авторы апокрифов пытались ответить на вопросы философского характера, которые ставит перед читателем Новый Завет. Почему Бог допускает зло в мире, которым всецело управляет? Что такое рай и ад? Что имел в виду Христос в своих притчах? Как именно произойдет апокалипсис?

В ХХ столетии читатели-авторы сосредоточились на личности Иисуса Христа, пытаясь переоценить ее с позиции рационалистического человека. Почему он, зная о будущем предательстве Иуды, продолжает ему верить? Если Иисус — Бог, почему он не изменяет свою судьбу? Если он — человек, почему мы ничего не знаем о его отношениях с женщинами?

Если античные и средневековые философы пытались понять Бога через обсуждение божественной позиции, то писатели новейшего времени стремятся прояснить божественную позицию через человека. На события, описанные в Новом Завете, пытаются взглянуть глазами их участников — апостолов, Девы Марии, Магдалины, а также самого Иисуса (его человеческая ипостась в этом случае превалирует над божественной). В результате роли некоторых героев кардинально меняются.

Например, Иуда из предателя превращается в жертвенный персонаж: ведь если бы он не сдал учителя властям, тот не умер бы на кресте и не спас человечество. Свой «подвиг» Иуда совершает, зная, что обречен на роль нарицательного предателя.

Книги по этому миру
Их, разумеется, тысячи. Среди них апокриф «Хождение Богородицы по мукам», поэма Александра Блока «12», романы Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита», Никоса Казанзакиса «Последнее искушение Христа», Жозе Сарамаго «Евангелие от Иисуса» и Нормана Мейлера «Евангелие от сына Божьего», а также роман Аркадия и Бориса Стругацких «Отягощенные злом, или Сорок лет спустя».

Цитата

— А Магдалина? — воскликнул в ужасе Иисус. — Магдалина?

Ангел схватил Иисуса за руку и усадил снова на землю.

— Магдалина? — переспросил он спокойно. — Ах, верно, я забыл сказать тебе: она умерла.

— Умерла?

— Ее убили. Эй, Иисусе Назорей, куда это ты со стиснутыми кулаками? Кого ты собрался убить? Бога? Это Он убил ее. Успокойся! Всемилостивый пустил стрелу и уметал ее в высшее мгновение счастья, и там, в вышине, Магдалина стала бессмертной. Разве есть большая радость для женщины?

(Никос Казанзакис «Последнее искушение Христа»)

3. Мир скандинавских саг


Источник
Германо-скандинавская мифология, запечатленная в Старшей Эдде, Младшей Эдде и «Круге земном» Снорри Стурлусона (XIII век).

Модель мира
Брутальный и суровый Север, где-то на полпути от племенного строя к раннему феодализму. Он делится на девять параллельных миров-локаций, среди которых важнейшими являются: Асгард — мир богов на небе, Мидгард — мир людей на земле, Йотунхейм — мир злых великанов, Хельхейм — царство мертвых. Этот мир не знаком с понятием жестокости: кровища — его стихия, а высшей доблестью здесь считается героическая гибель в бою. В конце мира случится последняя битва — Рагнарёк, в которой погибнут и люди, и боги.

Персонажи
Боги и герои. Один — верховный бог — и еще двенадцать богов, в том числе Тор, бог грома, бурь и плодородия, и Локки, коварный бог-предатель; Зигфрид — герой, величайший воин из людей, Брунгильда — валькирия, которую за непослушание отправили на землю к смертным, волшебники, герои, духи, гномы.

Фанфики
Мир скандинавских саг с его обостренными до предела чувствами сильно повлиял на культуру ХХ века — тут любят, ненавидят и мстят всерьез и по-настоящему. Тор или Зигфрид встречаются среди персонажей фанфиков, но чаще всего авторы — как любители, так и профессионалы — заимствуют не конкретных персонажей, а брутальную реальность этого мира в целом. Кроме того, поскольку скандинавские боги и некоторые герои — практически одна семья, фанфикеры разрабатывают тему сложных родственных отношений между ними.

Книги по этому миру
Германо-скандинавская мифология повлияла на целый ряд произведений, от «Властелина колец» Джона Толкина до одного из миров, описанных в цикле Дэна Симмонса «Песни Гипериона». Условным фанфиком по этому миру можно считать и, например, «Американских богов» Нила Геймана. В России самый известный из опубликованных фанфиков последнего времени — «Страшная Эдда» Марии Елиферовой.

Цитата

Из всех возможных потерь для воина эта не самая страшная, но такую жертву и впрямь мог принести не любой. Один сам собственным ножом вырезал глаз из глазницы (потом он, смеясь, вспоминал, как снял перед этим плащ и отнес его подальше — жаль было пачкать). А затем, неосознанно наклонившись, чтобы смыть кровь, он обнаружил, что чары больше не держат его. Заклятие рухнуло.

(Мария Елиферова «Страшная Эдда»)

4. Мир Робинзона


Источник
Роман Даниэля Дефо «Жизнь и удивительные приключения Робинзона Крузо» (1719).

Модель мира
XVII век, тропические широты Атлантического океана. Этот мир построен на ограничениях, как квест. В нем отсутствуют важные элементы западной цивилизации и комфорта, от социальных иерархий и социума вообще до спичек и обуви. Попадая сюда, герой или герои оказываются один на один с природой, с помощью которой должны воссоздать привычное им окружение, и вынуждены иметь дело с дикой, животной стороной собственной натуры.

Персонажи
Моряк из Йорка Робинзон Крузо и туземец Пятница. Хотя в принципе робинзоном может стать любой горожанин, независимо от пола и возраста.

Фанфики
В мире, полном ограничений, современных фанфикеров прежде всего интересует все, что связано с сексом: Робинзон и женщины, Пятница и женщины, Робинзон и Пятница. Помимо этого, роман Даниэля Дефо породил целый жанр — робинзонады. Вот уже почти 300 лет разные авторы берут за основу историю героя, оказавшегося отрезанным от цивилизации.

«Робинзон Крузо» предоставляет фанатам не столько придуманный заранее мир и героев, сколько площадку для идеологических споров. Каждая эпоха поворачивает этот сюжет по-своему. Например, Жюль Верн в «Таинственном острове» показывает, как благодаря прогрессу герои воссоздают привычный им комфорт. А Мишель Турнье в книге «Пятница, или Тихоокеанский лимб» берет героев Дефо, но показывает, чему мог бы научиться Робинзон у дикаря, если бы отказался от своей веры в превосходство европейской цивилизации.

Книги по этому миру
Полноценными произведениями стали не те, в которых описывались приключения тех же героев (Робинзона и Пятницы), а те, в которых воссоздавались аналогичные обстоятельства. Уильям Голдинг в «Повелителе мух» помещает группу английских детей в ХХ веке на необитаемый остров и рассуждает о том, как в диких условиях портятся нравы и в людях просыпаются дикость и жестокость. О том же говорит и Робер Мерль в «Мальвиле», хотя там речь идет не о необитаемом острове, а о горстке людей, уцелевших после ядерной войны. Жанр постапокалиптической прозы, в которой речь идет о выживании после гибели мира, — прямой наследник робинзонады.

Цитата

— Доигрались? — сказал офицер. Обошлось без смертоубийства, надеюсь? Нет мертвых тел?

— Только два. Но их нет. Унесло.

Офицер наклонился и пристально вглядывался в лицо Ральфа.

— Двое? Убитых? Казалось бы, — офицер прикидывал предстоящие хлопоты, розыски, — казалось бы, английские мальчики — вы ведь все англичане, не так ли? — могли выглядеть и попристойней…

— Так сначала и было, — сказал Ральф, — пока…

Он запнулся.

(Уильям Голдинг «Повелитель мух»)

5. Мир Средиземья


Источник
Книги Дж. Р. Р. Толкина, в первую очередь трилогия «Властелин колец» (1954) и «Сильмариллион» (1977), а также «Хоббит, или Туда и обратно» (1937) и другие истории из жизни Средиземья.

Модель мира
Пространственно и исторически мир Средиземья никак не соотносится с нашим, хотя, за исключением магических элементов, напоминает наше Средневековье. У него есть детально описанная история (вплоть до генеалогических древ основных человеческих и эльфийских родов), география и даже астрономия; известны острова, моря, материк и некоторые звезды. В нем живут разные расы: смертные люди и бессмертные эльфы, созданные богом-творцом Эру Илуватаром, уродливые орки и тролли, детища властелина тьмы Мелькора. Есть и придуманные Толкином языки Средиземья с собственной фонетикой, лексикой и грамматикой. В основе этого мира — постоянная борьба добра, которое несут эльфы и светлые маги, со злом, которое представляют орки и Темный Властелин, за души и жизнь людей. А заодно гномов и хоббитов.

Персонажи
Люди, эльфы, гномы, хоббиты, орки, тролли, энты, маги. Фанфикеры берут персонажей «Властелина колец» и «Сильмариллиона» (Гэндальфа, Фродо, Саурона, Арвен, Леголаса, Арагорна и т. д.) или придумывают новых представителей описанных Толкином рас.

Фанфики
По сути, все книги в жанре фэнтези могут считаться фанфиками романов Толкина — сам жанр родился во многом благодаря «Властелину колец». Но есть тексты, авторы которых использовали именно мир Средиземья.

Толкина переписывают уже почти полвека. Фанфикеров можно условно разделить на три группы. Первые берут известных героев и рассказывают их биографии либо до, либо после описанных Толкином событий или пишут дальнейшую историю всего мира Средиземья. Например, действие трилогии Ника Перумова «Кольцо Тьмы» разворачивается через 300 лет после событий, описанных во «Властелине колец».

Второй тип фанфиков — пародии. Их обилие связано с тем, что Толкин в своем описании борьбы добра со злом очень серьезен, и его пафос провоцирует пародистов. Таковы, например, романы Дугласа Кенни и Генри Бэрда «Тошнит от колец» или «Звирьмариллион» Алексея Свиридова.

Наиболее сложен третий путь — переосмысление толкиновских сюжетов и характеров. Мир Толкина биполярен: орки заведомо плохие, эльфы заведомо хорошие, Эру Илуватар — светлый, Мелькор — темный. Но в эпоху постмодернизма мир, где есть только добро и зло, кажется неисправимо устаревшим. Авторы фанфиков пытаются понять мотивацию злых сил и переписать историю с их точки зрения. Наиболее яркий пример — «Черная книга Арды» Натальи Васильевой и Наталии Некрасовой, в которой они пытаются понять мотивы и эмоциональную подоплеку действий Мелькора и приходят к полной реабилитации темной стороны — орков, назгулов и прочих существ, которые у Толкина представляли абсолютное зло.

Книги по этому миру
«Черная книга Арды» Натальи Васильевой и Наталии Некрасовой, «Кольцо Тьмы» Ника Перумова, «Последний копьеносец» Кирилла Еськова.

Цитата

«Это сломает его, — думал Король Мира. — Слишком уж он горд, слишком силен, слишком много видит...» Ни Мелькор свободный, ни Мелькор-слуга не нужен был Владыке Арды. Нужен ему был Мелькор-раб, безвольный и покорный исполнитель воли Валар, послушное орудие в руках Единого. Но он судил по себе, а потому просчитался...

(«Черная книга Арды» Натальи Васильевой и Наталии Некрасовой)

6. Мир Нарнии


Источник
Цикл книг Клайва Льюиса о Нарнии (1950–1956): «Лев, колдунья и платяной шкаф», «Принц Каспиан», «“Покоритель зари”, или Плавание на край света», «Серебряное кресло», «Конь и его мальчик», «Племянник чародея», «Последняя битва».

Модель мира
Англия середины ХХ века и параллельное волшебное пространство, пребывающее в эпохе, похожей на земное Средневековье, в котором есть маги, говорящие животные, кентавры, фавны и Дух Рождества. Главное государство этого мира — королевство Нарния. Религия нарнийцев — вера в гигантского доброго льва Аслана. Параллельное пространство сообщается с нашим через платяной шкаф или школьный сарай. Из людей входить в него могут только дети, потому что они невинны.

Персонажи
Дети из обычной британской семьи, два брата и две сестры Пэвенси: Питер, Сьюзен, Эдмунд и Люси. Они приходят в мир Нарнии и спасают его с помощью Аслана и других существ.

Фанфики
Их можно условно разделить на два типа. Авторов первого типа в книгах Льюиса больше всего интригует ситуация перемещения детей из нашего мира в волшебный, который им предстоит спасать, где на их плечи ложится колоссальная ответственность и они должны ее оправдать. Авторы таких текстов отвечают на вопрос: «Что бы я делал в Нарнии?» По жанру такие фанфики — фактически романы взросления.

В других текстах персонажи Льюиса, прежде всего сестры и братья Пэвенси, уже выросли, и авторы задаются вопросом: «Как бы развивались сексуальные отношения между, например, красавицей Сьюзен и принцем Кас­пианом?» Мир Нарнии — это мир галантных средне­вековых рыцарей, там царят во многом пуританские нравы, и это лишь подогревает фантазию фанфикеров. И в первом, и во втором случае фанфикеры работают с основополагающим принципом льюисовского мира: детской невинностью, позволяющей творить чудеса.

Книги по этому миру
В известной степени фанфиком нарнийского цикла может считаться сага о Гарри Поттере. Джоан Роулинг активно использовала мир Льюиса в качестве «донора» мира Хогвартса: она позаимствовала оттуда и семичастную структуру, и идею ребенка, который должен спасти волшебный мир, но живет, не зная об этом, в обычном мире, и христианское философское начало. Также фанфиком «Хроник Нарнии» можно назвать книгу немецкого писателя Михаэля Энде «Бесконечная история», где дети-неудачники из нашего мира периодически попадают в волшебную страну и спасают ее от напастей.

Цитата

— Ладно, я понял: Каспиану достается девушка, а мне не достается ужина, — проворчал Эдмунд, взял тарелку и направился к двери. — Превосходно… — продолжал бормотать он себе под нос, закрывая дверь и оставляя монархов наедине.

После неловкой паузы Питер и Каспиан заговорили одновременно:

— Клянусь троном, я никогда бы не посмел обесчестить…

— Я знаю, что ничего предосудительного вы не сделали…

(С сайта fanfiction.net, автор emeraldteardrops, перевод — с сайта sillystuff.ucoz.ru)

7. Мир Гарри Поттера


Источник
Цикл из семи романов о Гарри Поттере (1997–2007), написанных англичанкой Джоан Роулинг. Есть также четыре книги Роулинг про тот же мир, не входящие в основной цикл.

Модель мира
Англия, 1990-е годы. В мире существуют два типа людей: обычные люди (маглы) и те, кто наделен магической силой (волшебники). Мир волшебников скрыт от маглов, но зеркально отражает его: в нем тоже есть правительство, медицина, спорт, образование, социальные иерархии и т. д., но только все это опирается на иррациональные — магические — законы и правила.

Персонажи
Гарри Поттер, его соученики-друзья (Рон Уизли и Гермиона Грейнджер) и соученики-враги (Драко Малфой), а также темный волшебник Лорд Волан-де-Морт и директор магической школы «Хогвартс» Альбус Дамблдор.

Фанфики
Мир Роулинг проработан очень подробно: в нем четко прописаны социальные иерархии, устройство волшебного общества и быта, есть даже правила игры в квиддич. С помощью этих правил, деталей и персонажей фанфикеры практически живут в мире Роулинг, заполняя все новые и новые пробелы в сюжете семитомника.

Что будет с героями в будущем? Кем будут работать взрослые Гарри Поттер и Гермиона? Некоторые, наоборот, обращаются в прошлое и пишут альтернативную историю: что было бы с волшебным миром до рождения Поттера? А в XIX веке? А в Античности?

Но главное — в центре романов Роулинг подростки в период полового созревания, хотя секса там нет. В итоге народ пожелал сам разобраться, что к чему, и сага о Гарри Поттере является теперь самым популярным источником фанфиков: в основном мировом хранилище творчества фанатов количество переложений семитомника превышает 400 тысяч наименований.

Авторы-добровольцы разработали тему половых взаимоотношений Гарри и Гермионы, Рона и Гермионы, Гарри и Рона, Гарри и Драко, Гарри и Дамблдора, Гарри и Волан-де-Морта. Фанфики с гомосексуальным уклоном называются «слэш» — и сами участники, и психологи объясняют их популярность тем, что девушкам (а именно они зачастую являются и авторами, и целевой аудиторией слэша) про секс читать нравится, но вот описания половых актов между мальчиками и девочками им не особо приятны, — в отличие от «гэта», то есть фанфика с гетеросексуальными историями.

«Я люблю слэш, в гэте главные герои — парни, и не очень приятно читать про изящные изгибы и формы его девушки во время постельной сцены… В слэше с любой стороны описывается парень, и если читательница традиционной ориентации, то она все равно рано или поздно полюбит слэш», — рассуждает одна из фанаток на специализированном сайте.

Книги по этому миру
Наиболее известные переложения Гарри Поттера делались в коммерческих целях, как, например, отечественная сага о Тане Гроттер Дмитрия Емца. Также фанфиком может считаться пародийная трилогия о Порри Гаттере Андрея Жвалевского и Игоря Мытько.

Цитата

— Гарри, Гарри, Гарри… — застонал Малфой, и внезапно Гарри совершенно четко осознал, чем он занимался и с кем. Но было уже слишком поздно. Оба пересекли тот рубеж, когда еще можно было остановиться.

(С сайта essyergana.narod.ru, автор Amariel)

8. Мир Дозоров


Источник
Цикл из четырех романов Сергея Лукьяненко: «Ночной дозор», «Дневной дозор», «Сумеречный дозор», «Последний дозор» (1998–2005).

Модель мира
1990-е и 2000-е годы, наш мир с небольшим допущением: в нем есть «иные» — люди с магическими способностями. Они делятся на светлых, которые стоят за добро и порядок, и темных, которые ставят выше свободу и личную выгоду. Светлые и темные ведут между собой бесконечную войну и давно бы уничтожили все живое, если бы не заключили перемирие и не договорились о том, что в мире должен быть баланс. За тем, чтобы его не нарушали темные, следит Ночной дозор, а за тем, чтобы его не нарушали светлые, — Дневной.

Персонажи
Антон Городецкий — светлый «иной», работает в Ночном дозоре. Гесер — светлый маг, начальник Ночного дозора. Завулон — темный маг, начальник Дневного дозора. Великие светлые волшебницы Ольга и Светлана, ведьма Алиса.

Фанфики
Поскольку главные действующие лица в «Дозорах» — мужчины, это дает богатую пищу для творчества любителям слэша, которые фантазируют на тему истинных взаимоотношений Гесера и Городецкого или Городецкого и Завулона. В этом смысле фанфики по «Дозорам» напоминают фанфики по «Гарри Поттеру», «Хроникам Нарнии» и даже «Властелину колец».

Но есть важное отличие: в мире «Дозоров» все гораздо более относительно. Светлые не всегда такие уж добрые, а у темных своя правда. Поэтому «ущемленную» сторону, от лица которой можно рассказать «настоящую» историю мира, авторам фанфиков приходится искать не среди них, а среди простых людей — марионеток в руках «иных» и жертв их разборок.

Книги по этому миру
Два фанфика по миру «Дозоров» вышли отдельными книгами — это повесть Виталия Каплана «Иной среди иных» (про соотношение мира «Дозоров» и христианской веры) и «Лик Черной Пальмиры» Владимира Васильева (правильные темные из Дневного дозора против темных-беспредельщиков, не соблюдающих перемирие).

Цитата

— Мы — единственные, кто может защитить человечество от этой чумы — от Иных. Только мы защищаем тех, кто стал жертвой «лицензии». Не всегда получается, но мы стараемся, Дима, очень стараемся. Мы вынуждены держать нашу организацию в тайне, чтобы не вызывать вселенской паники, но мы есть. И ты нам нужен.

— Нам? Кому это «нам»? — все еще ничего не понимая, спросил Микитян.

— Дозору, Дима. Человеческому Дозору.

(forum.lukianenko.ru, «Дозор человеческий», автор Мегана)

9. Мир Фандорина


Источник
Серия книг Бориса Акунина «Приключения Эраста Фандорина» — 13 романов и повестей, опубликованных с 1998 по 2009 год.

Модель мира
Россия, вторая половина ХIX века. Важные характеристики этого мира — галантность, консерватизм и наивная вера в традиционные ценности. И добро, и зло в нем элегантны и благородны; добро, впрочем, элегантнее и благороднее и потому всегда побеждает.

Персонажи
Эраст Петрович Фандорин, гениальный сыщик, и Маса — его слуга-японец.

Фанфики
В фандоринском цикле Акунина есть важный пробел, заполнению которого посвящено большое количество фанфиков: сегодня финал жизни Эраста Петровича по-прежнему неизвестен. Фанфикеры пытаются выяснить, как умрет Фандорин: утонет ли в море, будет ли казнен большевиками или скончается в эмиграции.

Другой важный мотив — попытки перенести героя в другие эпохи, например превратить его в бесстрашного борца с киберпреступностью. Поскольку акунинский Фандорин, по сути, бессмертный супермен, фанфикеры, с одной стороны, пытаются сделать его смертным, то есть очеловечить, а с другой — используют для борьбы со злом в самых разных сферах, порой выходящих за рамки его канонической компетентности. Что поделаешь: зло есть везде, а героев для борьбы с ним крайне мало.

Книги по этому миру
Повесть Олега Кудрина «Фондурин 917», описывающая приключения человека, очень похожего на Фандорина, и его слуги-японца в 1917 году.

Цитата

— Ну и что? Все равно у майора Фандорина голова работает иначе, нежели у вас всех. Он журналы читал-читал — и в итоге напал на след шайки, подделывавшей детское питание. А вы только и знаете, что в «стрелялки» играть! Вот уйдет Анатолич на пенсию — сделаю Фандорина своим замом! Он тогда сможет вторую звезду получить, а вам — шиш!

Когда начальник сообщил о своем решении самому Эрасту Петровичу, тот попытался отбиться:

— Право слово, товарищ п-полковник, если бы я выбирал себе помощника — назначил бы майора Пшеничного. В компьютерах он разбирается лучше меня. Отчеты пишет легко и красиво, и вообще у него к организационной работе просто талант. И он дорого дал бы, чтобы пореже покидать кабинет… А я, сами п-понимаете, так не могу.

(С сайта proza.ru, «Зет — рассчет окончен», Любовь Отраднева)

10. Мир Сумерек


Источник
Цикл романов Стефани Майер «Сумерки» (2005–2010). На данный момент в него входят книги «Сумерки», «Новолуние», «Затмение», «Рассвет», «Короткая вторая жизнь Бри Таннер» и частично размещенное в Сети, но до конца пока не опубликованное «Солнце полуночи».

Модель мира
Америка, наше время, но в ней живут вампиры и вервольфы, которые обладают сверхъестест­венными способностями и о существовании которых люди ничего не знают. Вампиры бессмертны, красивы, могут не дышать, обладают нечеловеческой силой. Некоторые из них охотятся на людей и пьют человеческую кровь, некоторые являются «вегетарианцами» и пьют только кровь животных. Другая волшебная раса — оборотни — умеет превращаться из людей в волков, объединяется в стаи и враждует с вампирами.

Персонажи
Участники школьного любовного треугольника: Изабелла Свон — обычная девушка, Эдвард Кален — вампир-аристократ, Джейкоб Блэк — индеец-оборотень.

Фанфики
Начиная с готических романов конца XVIII века, вампир — универсальный сексуальный злодей, почти бессмертный и неуязвимый. Его всегда окружает тайна. Стефани Майер взяла почти все традиционные черты вампиров, добавив Эдварду один важный элемент: по вампирским меркам ее герой — вегетарианец. Правда, раньше он пил людскую кровь, но старался, чтобы это были исключительно закоренелые преступники. Обаяние харизматичного злодея в его лице соединяется с обаянием хорошего мальчика с прекрасными манерами позапрошлого века.

В результате «Сумерки» породили целую волну фанфиков о силе любви: одинокие романтичные девушки от Сиэтла до Нью-Гемпшира и от Балашихи до Находки пишут письма Эдварду или Джейкобу и разрабатывают разные варианты развития событий. А что если бы Белла выбрала Джейкоба? А что если бы действие этого романа происходило в России? А что бы я делала на месте Беллы Свон?

Точно так же в свое время скромный бакалавр Стефани Майер написала эту историю про себя. По популярности среди фанфикеров «Сумерки» сегодня уступают лишь Гарри Поттеру. Один из ключевых мотивов — обычная девушка живет в обычном мире, но чувствует себя избранной. И однажды все мечты сбудутся, а ее избранность проявится в том, что ее полюбит необыкновенный мальчик.

Книги по этому миру
Вскоре после успеха «Сумерек» в России прилавки отечественных книжных магазинов были заполнены книгами серии с незамысловатым названием «Пленники сумерек», где речь идет об обычной девушке, влюбленной в вампира. Первая книга цикла — «Влечение» Елены Усачевой — фактически русский клон «Сумерек» с отечественными реалиями и русскими героями. Авторы фанфиков в бешенстве от зависти: на одном из сайтов одна из участниц утверждала, что «у них Усачева получила бы самые низкие оценки».

Цитата

Здравствуй, Эдвард! Я вывожу твое имя пером на белом листе. Тихо скрипя, оно скользит по шершавой бумаге. Вот заглавное «Э», мои губы приоткрываются, чтобы выдохнуть этот сладкий звук. Он летит долгим нежным звоном, и я вновь вдыхаю, чтобы ощутить вкус другой буквы имени твоего, «Д». Доброта, доблесть, дорогой, душа, дивный… Сколько же прекрасных слов можно найти в имени твоем, Эдвард. Каждое из этих слов — часть тебя. Ты бесконечно добр, доблесть твоя безмерна, ты дорог мне, твой дивный голос ласкает слух мой. Ты — душа моя…

(c сайта twilighters.ru, автор Tamila Lille)

b>Текст взят из http://www.rusrep.ru/2010/31/knigi/

Комментариев к заметке пока нет. Ваш комментарий может стать первым!

Ваше сообщение по теме: