Сложные имена, индусы и авторская доля

2
+

Приходит к нам как-то раз читатель и говорит, мол, текст у вас замечательный, все у вас очень замечательное, красиво, увлекательно, вообще зашибись. Только имена сложные! Мы с соавтором задумчиво переглянулись, потому что имена у нас, в самом худшем случае, трех-сложные, и то в основном за счет женского окончания, например А-ди-ля. А чаще всего – так и вовсе двух-сложные: Ша-ир, Фа-нак, Ха-ким, За-ид.

Разумеется, если читатель собрался вызвать кого-нибудь из наших аравийских чертей на дуэль, то ему придется запомнить конструкцию вида «Шаир ибн-Хаким бени-Азим ас-Сефиди», но если просто читать книжку, то это совершенно не обязательно. К тому же мы заботливо постарались, чтобы имена друг на дружку не были похожи, а то я вот, скажем, до сих пор Финарфина с Финголфином путаю – и это проблема.

Но все равно имена сложные! И, как показывают наблюдения за реальностью, не одни мы сталкиваемся с этой проблемой. Вот не так давно еще один достойный автор жаловалась, что ее двух-сложные имена слишком сложные и грозилась перейти на имена из одной буквы: А, Ы, Щ. Мы выразили понимание и сочувствие, а потом посмотрели на свой текст…

К тому времени арабы у нас уже закончились и вместо них начались индусы. А индусы – они ребята такие, у них Малавикагнимитрам – нормальное слово, бывает и хуже. И мы очень старались имен вроде Панкаджалочана не употреблять, оберегая душевное здоровье читателей, и порой это было непросто! Но тут мы посмотрели на текст – и поняли, что все равно имена сложные. И что уж теперь…

По стечению обстоятельств, ровно в этот момент у нас на горизонте замаячил первый персонаж-брахман. А брахманы, как вы понимаете, это не фигня какая. Собственно, там у наших чертей – еще более не фигня, чем тут у людей, при монотеизме-то. И как попало их не назовешь, называть их надо веско и серьезно! Кроме того, мы все еще стараемся, чтобы проблемы Финголфина-Финарфина не возникало, а короткие имена, непохожие друг на друга, начинают стремительно заканчиваться. И ситуация сложная.

И вот я значит смотрю на список имен и такая говорю: «Смотри-ка, соавтор, какое замечательное имя – Чинтанайчелван! И звучит солидно, и точно ни на что не похоже!» Если уж все равно имена сложные, то гуляем на все деньги, ни в чем себе не отказывая! А другого брахмана назовем Прабхакар! И пускай все радуются, что не Панкаджалочана, а то ведь мы могли бы!

Жалко, что брахманы в тексте быстро кончились, а то у индусов еще много есть имен хороших: Лакшманапрандата, Акарьятанайя, Саидживадхара, Нагабхушанам, в конце-то концов… Но мы все еще можем использовать их в следующих наших произведениях, разумеется.

Ваш комментарий к заметке: