Плач холопов

0
+

Неизвестный автор

О, горе нам, холопам, за господами жить!

И не знаем, как их свирепству служить.

И хотя кто и служит — так как острая коса:

Видит милость — и то как утренняя роса.

О! горе нам, холопам, от господ и бедство!

А когда прогневишь их, так отымут и отцовское наследство.

Что в свете человеку хуже сей напасти?

Что мы сами наживем — и в том нам нет власти.

Пройди всю вселенную — нет такого житья мерзкова!

Разве нам просить на помощь Александра Невскова?

Как нам, братцы, не досадно

И коль стыдно и обидно,

Что иной и равный нам никогда быть не довлеет,

И то видим: множество нас в своей власти имеет,

Во весь век сколько можем мы, бессчастные, пожить,

И всегда будем мы, бессчастные, тужить.

Знать, прогневалась на нас земля и сверху небо,

Неужели мы не нашли б без господ себе хлеба.

На что сотворены леса — на что и поле,

Когда отнята и та от бедных доля?

Зачем и для чего на свет нас породили?

Виновны в том отцы, что сим нас наградили.

Противны стали ныне закону господа,

Не верят слугам ни в чем и никогда!

Без выбору нас, бедных, ворами называют,

«Напрасно хлеб едим» — всечасно попрекают,

А если украдем господский один грош,

Указом повелят его убить, как вошь.

А барин украдет хоть тысяч десять,

Никто не присудит, что надобно повесить.

Умножилась неправда в российских воеводах:

Подарок принесет кто — тот прав и без доводов.

На власть создателя престали уповать

И нами, как скотом, привыкли обладать.

Все земли нас бранят и глупости дивятся,

Что такие глупые у нас в России родятся;

И подлинно в нас глупость давно вкоренена,

Что всякая здесь честь побродам отдана.

Боярин умертвит слугу, как мерина,

Холопьему доносу и в том верить не велено.

Неправедны суды составили указ,

Чтоб сечь кнутом тирански за то нас.

В свою ныне пользу законы переменяют:

Холопей в депутаты зачем не выбирают.

Что могут-де холопы там говорить?

Отдали б им волю до смерти нас морить.

Знать, мы все бессчастны на свет рождены,

Что под власть таким тиранам вовек утверждены.

За что нам мучиться и на что век тужить?

Лучше согласиться нам царю служить.

Лучше нам жить в темных лесах,

Нежели быть у сих тиранов в глазах.

Свирепо на нас глазами глядят

И так, как бы ржа железо, едят.

Царю послужить ни один не хочет,

Лишь только у нас последнее точит.

В то и стремятся, чтоб неправдою мзду собирать,

А того не страшатся, что станут злою смертью умирать.

Власть их увеличилась, как в Неве вода;

Куда бы ты ни сунься — везде господа!

Ах! когда б нам, братцы, учинилась воля,

Мы б себе не взяли ни земли, ни поля.

Пошли б мы, братцы, в солдатскую службу

И сделали бы между собою дружбу,

Всякую неправду стали б выводить

И злых господ корень переводить.

Прежде их затем, тиранов, пущали,

Чтоб они Россию просвещали,

А они уж так нами владеют,

Что и говорить холопи не смеют.

Когда холоп в господские слова вступил,

То так, как сам себе он побои купил.

Когда в Россию набродов сих пущали,

Тогда нам лучшее правление обещали,

А они российских дворян со однодворцами определили,

А нас, бессчастных, по себе разделили,

Пропали наши бедные головы

За господами лихими и голыми!

Все мы в немилосердных руках связаны,

Как будто таким татством обязаны.

О! злые господа к царю нас не пущают

И милости своей к нам не обещают.

Все мы, бессчастные, обедняли,

Лучше бы чужую сторону спознали.

Как холопем на них не сердиться?

Я думаю, скоро с досады станут беситься.

Чистую рожь купцам всю продают,

А нам уж, как свиньям, невейку дают.

Несытые господа и в пост мясо едят,

А холопем и в мясоед пустые щи варят.

О! горе, братцы, наше:

Всегда нам, бессчастным, аржаная каша.

Господа пьют и веселятся,

А холопем не велят и рассмеяться.

Лягут спать на канапе — не кричать,

Велят тихо ходить и ничем не стучать.

Если ж кто небрежением застучит,

Тот несносные побои получит.

Не выходит из голов господский страх,

Будто никакой сидит за плечами враг.

Сколько нам, братцы, ни рваться,

Знать, по смерть нам их бояться.

А когда холопей в яму покладут,

Тогда и вольный абшит в руки дадут.

Нет холопем никакой надежды,

Не выслужить нам себе хорошей одежды.

Защитники их в Деделове хворостом торговали,

Да слух прошел, что и те в провальную яму попали

И потому не от кого ожидать застой,

Разве нет ли на саратовской степи ямы пустой.

Только их и веселит с табаком рог

Да в чистом поле зеленый горох.

Хотя бы выпил с горя чарку винца,

Да взять негде и кислого пивца.

Господи наш боже!

Даждь в небесном твоем поле ложе!

Ты бо нам творец:

Сделай бедным один конец!

Около 1767

    Комментариев пока нет. Ваш комментарий может стать первым.

    Ваш комментарий к заметке: