2017

13
+

Из-за проваленного, в смысле чтения, года, делать анализ прочитанного за 2017 желания не было. Однако перечитывать заметки с отчетами за предыдущие два года желание есть. Поэтому пусть будет и отчет по нищенскому 2017.

Всего прочитано 54 книги. Я бодро проскакала январь, быстренько перебежала февраль, и в марте меня постигло то, чего в принципе никогда не должно было быть. Три месяца выпали из моей читательской жизни. Вообще. Чем я там занималась, вспомнить не могу. Июль, август, сентябрь – почти та же картина. Но здесь хотя бы есть небольшое оправдание в виде двух заграничных поездок, одной – грандиозной. Другой поменьше.

Я начинала год с фентезийного цикла Надежды Поповой «Конгрегация», продолжила этот след Ириной Сыромятниковой с ее «Алхимиком» и закончила циклами фентези супругов Дяченко «Скитальцы» и «Бродячая искра». Были еще какие-то «Мертвые игры», но я их вообще не запомнила. Самым убойным была «Конгрегация». Такого бравого монаха-инквизитора еще поискать на книжных страницах… В этом отношении улыбнуло то, что и 2018 я начала с монаха-инквизитора, но только в еще более средневековом антураже в «Имени розы» У. Эко. Такие разные тексты… Но оба вызывают чесучее желание хоть немного знать латынь. Эх, хотелки, хотелки…

17 книг принадлежали к фентезийным циклам… Не знаю, были ли они необходимыми. Развлекательные по своей сути, они могли дать некоторую пищу для кухонных философских размышлений не обремененного лишними извилинами сознания. В любом случае, большинство обладало некоторой поэтикой, посвященной проблеме человеческого бытия, которую (поэтику) можно просто созерцать, без особого анализа.

Второй большой пласт прочитанного – это книги по психологии. 15 книг. Из них выделяется два направления. Первое – юнговская трактовка психоанализа, второе – расстановки по Хеллингеру. С архетипическими структурами я была знакома и раньше, но в прошлом году это знание обрело некоторую стереоскопичность, так сказать. Я увидела систему. Колоссальную, грозную систему, в сетях которой находится человеческий разум, порождающий саму систему и являющийся ее порождением. Расстановки Хеллингера, думаю, в этом отношении являют собой еще одну грань того же явления, о котором говорил Юнг. Грань такую же огромную, жестокую и прекрасную.

Об английском я помнила лишь в начале года и в его конце. Один английский мелкопоместный детектив (The Sweetness at the Bottom of the Pie), один дамский сентиментальный роман (The Making of a Marchioness), один ужастик (Slade House) и одно переложение известных сказок (Дикий лебедь)– вот и весь небогатый перечень, из которого не могу выделить ничего значительного. Ну, по сравнению с тем впечатлением, которое осталось от той же «Конгрегации». Может, я несправедлива.

Книг по истории всего две. Про викторианский период в разрезе Шерлокианы (Шерлок Холмс и рождение современности. Деньги, девушки, денди Викторианской эпохи) и про то, как европоцентризм насаждает свое видение исторического процесса (Похищение истории).

Науч-поп, как таковой, в прошлом году у меня встречался редко. Если нестрого, то семь книг, если строго, то четыре. Зато они оставили сильные впечатления: «Обман в науке» Бена Голдакра и «Наука о мозге и миф о своем Я. Тоннель Эго» Томаса Метцингера, а также «Китайское исследование. Результаты самого масштабного исследования связи питания и здоровья» Колина Кэмпбелла еще больше утвердили мой скептицизм и пессимизм в отношении интерпретации любого научного исследования. Если коротко, то моя позиция будет исчерпываться таким образом: начиная любую научную работу, необходимо четко понимать, какого вообще черта ты собираешься делать. Нужна твердая гипотеза и четкая, узкая цель. Без этого результаты возможно толковать в самом широком диапазоне. И именно этот «широкий диапазон» очень часто представлен сейчас в науке. Как в расхожей фразе: «Да нет, наверное». Как хочешь, так и трактуй эту дурацкую модальность.

Я очень хочу, чтобы 2018 у меня вышел лучше в читательском отношении. Хотя… если он полетит в тартарары по той же причине, по которой пошел туда же прошлый год, я возражать не буду.

В жизни есть, оказывается, не только книги))))

  • Мне понравился ваш нищенский 2017-ый год )) Так подробно, точно. логично и интересно, что даже завидно по-хорошем - так красиво подводить итоги, да и вообще писать о книгах, я не умею... ((

    Если вы очень хотите, чтобы 2018-ый год был лучше в книжном отношении, он таким и будет ))

    Конечно! В жизни много чего есть, когда забываешь о книгах.
    ответить
  • Интересный читательский год, а почему нищенский?
    ответить
  • Если 54 - это нищета, тогда я за чертой выживания)
    Как вам Алхимик? Я бросила, но не помню, почему.
    ответить

Ваш комментарий к заметке: