Книги, поражающие богатством языка

1 апреля 1929 года родился Милан Кундера – современный чешско-французский писатель, редкий случай живого классика. Сегодня ему исполняется 88 лет! От своей принадлежности к исторической родине изо всех сил открещивается, называя единственной родной страной Францию, где на данный момент живет и ведет затворнический образ жизни. Категорически отказывается делиться с журналистами подробностями повседневности, открывая себя миру исключительно в книгах. Последний роман писателя, кстати, вышел в 2014 году - «Торжество незначительности».



Ко дню рождения Милана Кундеры – подборка книг, которые вызывают восторг вне зависимости от сюжета благодаря потрясающему владению авторов языком и стилем.
Знаете книги, которые подошли бы для включения в подборку? Делитесь советами в комментариях!

Милан Кундера «Невыносимая легкость бытия»
Эта книга удивительным образом умудряется вызывать у читателей жесткий когнитивный диссонанс. С одной стороны, мало кто способен закрыть глаза на потрясающую образность языка, на безупречный метафоричный стиль, на великолепное владение главным писательским инструментом. С другой стороны, очень многие согласились с тем, что смысловое содержание книги сильно уступает языковому. Конечно, это субъективный взгляд – восхищенных отзывов тоже предостаточно. Речь в книге идет о талантливом чешском враче, который очень любит женщин. В огромном, кхм, количестве. В каждой своей мимолетной даме сердца он видит изюминку, остающуюся в памяти навсегда.



Патрик Зюскинд «Контрабас»
Пьеса-монолог от лица штатного контрабасиста из самого обычного городского оркестра. Его разрывают на части противоречивые чувства – с одной стороны, он нежно любит свой огромный, непростой в обращении инструмент; с другой стороны, для зрителя он невидим, а шансы на сольное исполнение нулевые, ибо контрабас нужен не для одиночного исполнения. И вот он живет на достойной зарплате без риска остаться безработным, занимается вроде как любимым делом, но особого счастья не испытывает. Душа просит борьбы, бунтарства, приключений! И все это написано страстным, богатым, образным языком. Особое внимание – на все, что связано с музыкой. После прочтения вам наверняка захочется хотя бы бегло послушать перечисленные произведения.



Джеральд Даррелл «Моя семья и другие звери. Птицы, звери и родственники»
По-настоящему красивые описания природы получаются лишь у тех, кто провел на её лоне большую часть своей жизни. Поэтому английский биолог и писатель-натуралист Даррелл – вне конкуренции. С раннего детства он видел в неказистом паучке целый мир, в травинке – будущий лес, в черепашьей скорлупке – тайну, которую нужно разгадать. Большая часть описанного автором происходит на живописном острове Корфу, который кишмя кишит удивительными созданиями, только успевай делать заметки и наблюдения. Немаловажна и семья Даррелла – мама-героиня и несколько своеобразных детей. С юмором, любовью и огромным наслаждением описаны и люди, и звери, и листочки-цветочки.



Майкл Каннингем «Дом на краю света»
Каннингем умело поддерживает баланс между тысячами мудреных метафор и скудным языком – он ровно посередине. Иногда читаешь какую-нибудь страницу, и дух захватывает от невероятно красивых, точных, проникновенных слов! Но каждое такое замирание удачно разбавлено легким, как кружево, текстом. Времена тяжеловесной классической прозы давно остались позади, и один из лучших современных авторов как никто другой понимает, что богатство языка необязательно выражать в излишествах. История двух друзей детства, одной женщины и одного ребенка на троих. История любви и запретов, жизни и смерти, тяжелого выбора и неизбежных последствий оного.



Иван Бунин «Темные аллеи»
Мастера русской прозы – особое удовольствие для пытливого читателя, который ищет не столько сюжет, сколько атмосферу и потрясающе вкусный, выпуклый, осязаемый язык. Особенно отличился лауреат Нобелевской премии по литературе Иван Бунин. Его рассказы, как музыка, завораживают и погружают в какое-то особое читательское блаженство. Оторваться невозможно, да и решительно не хочется. Он писал обо всем – о любви, о жизни, и даже о кундеровской невыносимой легкости бытия, которая способна надломить человека. Но любовь у него, кстати, нередко переходит в разряд мучительной, разъедающей страсти, от которой не спрятаться.



Рэй Брэдбери «Вино из одуванчиков»
Красивый, теплый, летний роман о том, как же все-таки здорово быть ребенком – беззаботным ребенком, который вскакивает по утрам в полной уверенности, что его ждут невероятные приключения за каждым поворотом. Брэдбери, как никто другой, умел и любил писать о детстве. Он и сам был немного ребенком до глубокой старости: «Я никогда не слушаю никого, кто критикует мои космические путешествия, мои аттракционы или моих горилл. Когда это происходит, я просто упаковываю моих динозавров и выхожу из комнаты». Речь в этом романе, как и всегда у гениального Рэя, на первый взгляд совсем не похожа на крутые сложносочиненные метафоры, перемежающиеся философскими размышлизмами. Но почему же тогда хочется смаковать каждое слово каждой страницы?..



Джейн Остин «Гордость и предубеждение»
Джейн Остин в свое время поставила в литературе новую планку мастерства: писать тонко, изящно, иронично и по делу. Рассказывать историю поучительную, но жизненную. Пользоваться родным языком по полной программе, но без досадных излишеств. Теперь Остин цитируют по всему миру, а на родине в обязательном порядке изучают в школах и университетах. Отношения мисс Беннет и мистера Дарси стали притчей во языцах – о том, как любовь и честность способны разрушить оковы предубеждения и косности, открывая путь живым чувствам, эмоциям и реакциям. У гордой мисс Беннет получается донести ценность душевных качеств не только до мистера Дарси, но и до каждого читателя творения Джейн Остин.



Владимир Набоков «Лолита»
Когда речь заходит о сложном метафорическом языке, без Набокова никуда. Он, как колдун, подавляет волю и заставляет листать страницу за страницей, пока не дойдешь до самой последней и, наконец, не выдохнешь свободно. И да, самый неоднозначный роман лучше всего иллюстрирует: каким бы ни было содержание, язык Набокова стоит того, чтобы открыть книгу. Исповедь Гумберта Гумберта – любителя маленьких девочек, но, при том, совершенно неисправимого романтика. И маленькой девочки Лолиты, которую мать ревновала слишком сильно, и заступиться за которую было совершенно некому. Два одиночества сошлись, но только одно из них сделало это по доброй воле. Но как написано! Как невероятно красиво написано!



Сомерсет Моэм «Луна и грош»
Великолепно написанная история одного гениального художника, чуть было не канувшего в лету. Поговаривают, что прототипом послужил не менее гениальный реально существующий художник – Поль Гоген. По крайней мере, пересечений очень много, хотя тут и есть, о чем поспорить. Речь идет о некоем Чарльзе Стрикленде – он безжалостно бросил жену и детей, чтобы… Нет, не для того, чтобы проводить в праздности дни в компании любовницы. Чтобы запереться в дешевом отеле и писать картины до умопомрачения, перебиваясь случайным куском хлеба и одеваясь в тряпье. Чтобы поносить единственного человека, который был готов помогать ему даже в ответ на оскорбления. Чтобы нищенствовать и бродяжничать. Но писать-писать-писать, не ведая жалости к людям и думая лишь о творчестве.



Оскар Уайльд «Портрет Дориана Грея»
Изящный слог делает и без того увлекательную историю Уайльда особенно интересной. Как будто бы ему удалось скрестить в одной книге классический воспитательный роман и захватывающее фантастическое чтиво. Хотя… Почему как будто? Безупречная стилистика – особое наслаждение для читателя. Пожалуй, сюжет знает каждый. Дориан Грей, молодой человек удивительной красоты, продает свою душу в обмен на вечную молодость. Вместо него следами греха, порока, ненависти и жестокости покрывается портрет, который никто и никогда из простых смертных увидеть не должен. Возможно ли жить, перекладывая на портрет ответственность за все свои самые страшные поступки?



Мишель Фейбер «Побудь в моей шкуре»
Сложный роман о том, как найти свое место в чужом мире. Написан густым, колким, но очень красивым языком – если сравнивать литературу с подачей блюд на обеде, то история инопланетянки Иссерли точно будет десертом для избранных. Роман начинается так, словно Мишель начал записывать историю где-то посреди своих размышлений – он явно знает то, что читателю будет ближайшие сто страниц совершенно неведомо. Кто такая Иссерли? Зачем она соблазняет и увозит на далекую ферму одиноких мужчин-попутчиков? Что с ними делают на ферме? Вопросы, вопросы, вопросы… Но ответ по ходу развертывания красивейшего текста обязательно будут.



Франц Кафка «Превращение»
Кафка не был профессиональным писателем и, пожалуй, иногда его тексты выглядели слишком тяжеловесными, слишком перегруженными – болезненный поток сознания человека, который видел мир под странным, пугающе-сюрреалистичным углом. Но в этом насыщенном языке была своя красота и магия. И лучше всего проникаться ею через сборник рассказов, чтобы настроить свой камертон на кафкианское измерение и перейти к трем романам. «Описание одной борьбы», «Внезапная прогулка», «В исправительной колонии», «Превращение»… После всего вышеперечисленного ваш мир никогда уже не будет прежним.



Трумен Капоте «Другие голоса, другие комнаты»
В противовес тяжелой поступи Кафки – легкие шаги Капоте. Нежное, воздушное, практические невесомое повествование, где каждое слово на своем месте! Красивое образное повествование как будто бы даже ни о чем. Просто жизнь, просто взросление, просто первые сильные эмоции, что на всю жизнь останутся в памяти. Просто, но так прекрасно, так удивительно. Сложно поверить, что кто-то может так мастерски владеть языком всего в 24 года. Можно сказать, что в этой книге Трумен Капоте только входил во вкус. Порой его все-таки немного заносит по части метафоричности, но ни разу писатель не перешел грань между красотой и перегруженностью красивостями.



Питер Шеффер «Эквус»
Еще одна великолепная пьеса, от которой все внутри буквально переворачивается с ног на голову. Та самая, по которой был поставлен скандальный спектакль с обнаженным Дэниэлом Рэдклиффом в главной роли. Запутавшийся молодой человек, у которого очевидно серьезные проблемы с психическим здоровьем, создает внутри себя особого бога – бога-лошадь, Эквуса. С тех пор зоркий лошадиный взор неотступно следует за ним повсюду, высматривая непотребное поведение, укоряя, но и вдохновляя. Заканчивается все трагедией, которая имеет под собой реальную основу – история произошла вблизи Лондона в 20 веке.

BookZizz BookZizz01/04/2018
Бунин, "Жизнь Арсеньева".
Муратов, "Образы Италии".
Паустовский, "Повести о жизни", "Романтики", "Колхида", "Кара-Бугаз"...
Газданов, "Вечер у Клэр".
Нагибин, рассказы о Чистых прудах, "Встань и иди".
Грин, "Бегущая по волнам", "Золотая цепь", "Алые паруса", "Дорога никуда", многие рассказы.
Ерофеев, "Москва—Петушки" (язык не красивый, но половина книги собрана из гениальных афоризмов и великолепной посомодернистской игры словами).

Само собой, Фазиль Искандер. У него, наверное, всё. Нет ни одной вещи без хотя бы одного великолепного по глубине, остроумию и тонкости афоризма. А главная вещь, безусловно, — "Сандро из Чегема", где помимо всех остальных достоинств такой язык, что на каждой странице оставляешь десяток пометок, потому что как же, чёрт возьми, сказано.

А вот Милан Кундера, нмв, пишет обычно.
Была рада увидеть, что некоторые книги из этой подборки я читала.
И я рада, читаешь и думаешь, о, ничего себе. Хотя многое забывается.
Кундера не так уж плох, но не фонтан.

А вот Капоте я хочу почитать.
Спасибо за подборку!
Надо читать)
Мне кажется, или заметка давно вне зоны видимости? Самое время вернуться к обсуждению! 👻

Ваше сообщение по теме: