Будет жестко: книги не для слабонервных читателей

15
+

Мир литературы – удивительное место, где каждый сможет подобрать себе что-то по вкусу. Есть читатели, которые навсегда полюбили прекрасные детские книги и не хотят расставаться с ними даже во взрослом возрасте. Есть читатели, которым по душе глубина классической литературы. Есть всеядные книжные червячки, которые с удовольствием пробуют разные жанры и формы. И есть те, кто находит особое удовольствие в смаковании предельно жестких, странных, грубых и вообще местами невообразимых книг из разряда 21+.

Специально для таких читателей (а также интересующихся и сочувствующих) – подборка книг, которые не стоит брать в руки слабонервным, беременным, людям с сердечными заболеваниями и детям.

Приятного чтения!

Владимир Сорокин «Голубое сало»

Классик постмодернизма уделал этим романом всех своих злопыхателей и добавил счастливых минут благодарным поклонникам. Сакральные символы эпохи, великие люди и знаковые памятники культуры – все пошло в общий котел фирменной сорокинской фантасмагории. Сделать краткую сводку сюжета нелегко, уж больно много чудесатостей вперемешку с жесткачом бухнул на страницы книги Владимир. Например, бункер, в котором стукнутые ученые клонируют известных русских писателей ради вырабатываемого клонами голубого сала, которое потом отправляется в советское прошлое, а еще у Сталина мозг размером со Вселенную, некоторые клоны представляют собой стол и прочую нечеловеческую муть, и все это описано очаровательной смесью из русских, китайских и выдуманных на непонятном языке слов.

Джеймс Хэвок «Мясная лавка в раю»

Личность Хэвока – отдельная история. У него даже был своеобразный культ такого представителя человеческой расы, как Жиля де Ре, прообраза Синей Бороды. В реальности его обвиняли в растлении и убийстве мальчиков и девочек, сатанизме, некромантии, оккультизме, сексуальных извращениях и куче всего еще. Под пытками Жиль, само собой, во всем сознался. А теперь о сборнике – только вслушайтесь в названия рассказов: «Сатанокожа (фотоснимки из ада)», «Белый Череп: Книга Миссьона»… Ничего хорошего ждать не приходится, правда? Так и есть – жесткий поток сознания с натуралистичными подробностями и фрагментами жутковатых видений автора. На трезвую голову или под веществами – история умалчивает.

Энтони Бёрджесс «Заводной апельсин»

Несмотря на то, что и до, и после Бёрджесса было написано очень много действительно странных и жестких вещей, эта книга все равно остается в списке жесткача. И, наверное, еще долго будет в нем. Во-первых, сам главный герой. Мальчик-подросток, чья жестокость каким-то действительно чудесным образом сочетается с любовью к великолепию классической музыки. Он уже вор, уже мародер, уже насильник, уже почти убийца. Во-вторых, система перевоспитания. Не менее жестокая, чем сам герой – через боль, через тошноту, через пытки заставить человека испытывать отвращению к жестокости. В-третьих, отношение к перевоспитанному герою. Теперь он слаб, а значит, можно миру поменяться ролями с тем, кто когда-то ставил его на колени.

Ежи Косински «Раскрашенная птица»

Косински рассказ историю войны глазами не солдата, не голодающей женщины, не мудрого старика, а через своеобразный взгляд шестилетнего ребенка. Более того, совершенно одинокого ребенка без взрослых рядом, без средств к существованию, без возможности защитить себя от ужасов толпы. Конечно, потихоньку психика адаптируется и обрастает броней. Так в мире становится на одного жестокого человека больше… Эту книжку называли самым жестоким произведением того времени, когда жил и творил Ежи. И да, это жесткач и чернуха.

Пьер Гийота «Могила для 500000 солдат»

Продолжаем военную тему через призму воспаленного воображения культовых писателей 20 столетия. Гийота – это символ своей эпохи. Книги, написанные Пьером, ужасают неподготовленного читателя и заставляют критиков и культурологов испытывать литературный экстаз. Очень много войны, очень много секса, продуктов жизнедеятельности человеческого организма, жестокости, сюрреализма, кошмарных видений и фантазий, мерзких подробностей. Ну просто режим «Все включено»! Но это совсем не так книга, которую стоит читать на сон грядущий или во время пляжного отдыха в отпуске.

Мэттью Стокоу «Коровы»

Немного о том, как гниет заживо Великая Американская Мечта. Как в ней копошатся черви и трупный яд брызжет во все стороны. В общем, как вы уже поняли, опять много физиологических подробностей не для слабонервных. Стивен и его мать Зверюга живут в одной квартире, содержат пса-инвалида, в зависимости от обстоятельств тихо или громко ненавидят друг друга по соседству с очень странной девушкой. Стивен идет работать на бойню при мясокомбинате, где коровы жаждут обрести свободу и отомстить людям за ежедневные жертвоприношения во славу человеческого желудка. Не найдя общего языка с людьми, Стивен присоединяется к коровам…

Дмитрий Бортников «Спящая красавица»

Немного лютого русского андеграунда вам в ленту блогов. Жесткач, не испорченный коммерческим успехом, как в случае с Сорокиным. Хотя Дмитрий и отличился в плане номинаций на премии, знают его немногие. Итак, мальчик-подросток очень много времени проводит в «тайной комнате», где восседает на белом друге и размышляет о полезных свойствах своих продуктов жизнедеятельности из прямой кишки. Кроме того, фантазирует о сестренке. Она и живая вполне даже ничего, но мальчику особенно по душе представлять себе сестренку мертвой – этакая Спящая красавица. Мама мальчика примерно с такими же фантазиями живет, потому что в ее воображаемом мире все еще хлеще получается, особенно, когда она свое воображение в реальность переносит.

Чак Паланик «Кишки»

Говорят, что при публичных чтениях этого рассказа американские слушатели падали в обморок пачками. Вполне может быть, что это всего лишь маркетинговый ход, однако рассказ и правда жесткий. Собственно, в фирменной манере раннего Паланика. Немного о том, как проводят свободное время жаждущие секса мальчики-подростки, у которых нет доступной подружки. Каждый уважающий себя мальчик придумывает такой способ получить удовольствие, о котором никому не стоит знать. Один, например, загоняет в свое достоинство всякие тонкие палочки. Другой забирается на дно бассейна и садится на слив, который сильно и мощно втягивает в себя воду либо же кое-что другое…

Илья Масодов «Мрак твоих глаз»

Масодов славится большой любовью к эпатажу. Его хлебом не корми, дай что-нибудь этакое с советскими школьниками и школьницами сотворить. Прекрасная девочка-вампирша очень хочет стать комсомолкой, но вынуждена разбираться с Первым Страшным Талисманом и пробуждением от вечного сна товарища Ленина. Среди ее друзей, знакомых и врагов – гниющие детишки с химической фабрики и мертвые партизаны в количестве одиннадцати штук, дочь Сатаны и мертвые коммунисты… Такая, очень общительная, у Масодова девочка-вампирша.

Уильям Берроуз «Джанки»

Джанки – это наркоман. Собственно, о буднях наркомана и вся книга культового Берроуза, который нежно любил запрещенные вещества и просто обожал об этих запрещенных веществах писать книги. Книги у него получались на редкость остросоциальные и, по совместительству, мерзкие. Все подробности загона иглы в вену, все детали гниющих мест прокола, все передозы и выпадения на измену. Все, что добропорядочные граждане обходят стороной и яростно осуждают. Главный герой знает сто и один способ, как добыть дозу. Без дозы будни наркомана – это фотовспышки из глубин ада, где ломка перекрывает все другие ощущения и не дает возможности ни на секунду расслабиться.

  • Добавлю - "Американский психопат" Брет Истон Эллис.
    ответить
  • Спасибо за подборку, буду держаться от этих книг подальше)
    ответить
  • Фу! Аннотаций достаточно. Где там у меня Лев Толстой стоял? Пойду классикой очищаться.
    ответить

Ваш комментарий к заметке: