Всякие мысли о творческом и об экранизации повести "Трудно быть Богом"

2
+

С чего начинается любой рассказ, повесть или роман? Конечно же с идеи! Так было, так есть и так будет всегда. Тем не менее в Интернете полным-полно начинающих писателей, уверенных в том, что самое главное - правильно выбранный жанр, причем не абы какой, а именно тот, что популярен нынче в народных массах. И их, без сомнения, можно понять, потому как то, что популярно, хорошо продается и хорошо покупается. Вот и получается, что полки магазинов завалены фэнтези, дешевой постапокалиптической фантастикой и всевозможными подражаниями или пародиями на известные литературные произведения. Много ли сокровенных тайн и полезных мыслей несет в себе толстенная 400-страничная книжка про эльфов, орков и гоблинов? Очень немного, если автор не вкладывал в произведение ни логику, ни знания, ни душу. А уж если в романе и вовсе нету никакой идеи, то тогда вообще тушите свет. Разумеется, книги вовсе не обязаны каждый раз учить чему-то читателя или служить источником вселенских знаний. Если произведение намеренно написано для развлечения и приятного времяпрепровождения без каких бы то ни было посылов и философских откровений, то ничего худого в этом нет. Но зато здесь всегда есть два основополагающих момента - наличие идеи и качество исполнения. Лично я не могу начать писать что-то, не имея идеи. Как правило, в обратных случаях быстро пропадает интерес, потому что не знаешь, в какую сторону двигать сюжет и как должны развиваться события и персонажи. Сюжет напрямую зависит от идеи. Выстраивать его в подробностях совсем не обязательно, хотя многие товарищи серьезно заморачиваются на эту тему и составляют длинные планы, прежде чем приступить к работе. На мой взгляд, достаточно знать, в каком направлении будет развиваться общее действо и, главное, чем вся эта "катавасия" закончится. Хорошо держать в голове один или несколько вариантов концовки, так как это неплохо мотивирует закончить произведение, а не бросить его на полпути или в самом начале. Ставишь себе нечто вроде математической задачи (добраться из пункта А в пункт Б), а затем врубаешь творческое начало и постепенно осуществляешь решение данной задачи. Без идеи и примерного представления будущего сюжета как-то трудно с ней справиться.

Фундаментальная идея обычно включает в себя ряд попутных идей, которые могут рождаться либо заранее, либо прямо по ходу повествования. Если происходит второе, автору приходится хорошенько подумать над тем, что делать дальше. Например, грамотно вписать эту идею в контекст общей идеи произведения, а в отдельных случаях даже сделать ее основой для будущей книги, где она уже сама встанет во главе. Наверное, именно так и происходит творческое развитие мыслителя и созидателя, когда через случайное обретение и понимание новых идей на ум приходят новые сюжеты, способные раскрыть эти идеи на более глубоком уровне, нежели в изначальном произведении.

Всякое развитие начинается с азов. Например, у символистов. Художественный образ претерпевает различные трансформации, проходя длинный путь от простого к сложному. То, что прежде было выражено в обыкновенной и доступной каждому человеку метафоре, вступает в длительный процесс, когда образ не просто появляется из ниоткуда и пропадает в никуда, а получает полноценное развитие и собственную историю, наполненную параллельными метафорами, которые призваны помочь данному образу раскрыться во всей его полноте. Выходит, что образ уже не существует сам по себе, а становится частью сложного символического комплекса идей, которые переплетаются друг с другом посредством сюжета и в конечном результате служат для идеального раскрытия главенствующего образа, то есть главенствующей идеи.

Однако в жизни мы изредка сталкиваемся с различного рода произведениями, имеющими обширный пласт символов, но при этом не имеющих связующего сюжета как такового. Один из ближайших примеров подобного творчества - нашумевшая в 2014 году экранизация повести братьев Стругацких - "Трудно быть Богом", снятая покойным ныне режиссером Алексеем Германом. Что в этом предельно мрачном и грязном фильме осталось от сюжета замечательной книги многоуважаемых братьев-фантастов? Да практически ничего, кроме имен персонажей и некоторых отдельных сцен из повести. Зато этот фильм под завязку наполнен аллегориями и символами различного типа, отсылающими внимательного зрителя к образцам мировой литературы и кино. Но для многих киноманов всё это обращается в ничто, когда речь заходит о сюжете, так как в данном фильме он выражен достаточно невнятно. Происходящее на экране трёхчасовое действо смотрится довольно утомительно, омерзительно и пошло. Требовательный зритель, пресытившись подобным уже несколько минут спустя после начала, пытается углядеть разборчивый сюжет и логику, но таковых он здесь так и не дождется. Первый план данного кинотворения намеренно представляет собой грязное и мерзкое полотно, с которого зрителю предлагают собственной физиономией (и никак иначе) стереть всю грязь и заглянуть поглубже внутрь, чтобы найти там незаметные детали того самого символического комплекса идей, из которого, казалось бы, и складывается общая мысль фильма. Однако нужны ли все эти причудливые элементы витража, если они не окрашены в разные цвета и в результате оказываются обыкновенным прозрачным стеклом, через которое, словно ослепительно яркое солнце, бьет в глаза главный посыл произведения, застилающий собой всё остальное?

Поясню: главная мысль экранизации заключается в том, что все люди ничтожны в своем падении и обратно наверх им уже никогда не подняться. То, что эти люди когда-то "были наверху", показывает сцена в фильме, когда дон Румата в исполнении Леонида Ярмольника проводит хлыстом по старинной фреске, сохранившейся на стене с незапамятных времен, и фреска эта выглядит совершенно чуждой, архаичной и ненужной в грязном, развратном и убогом мире одичавших людей. Позиция режиссера после просмотра экранизации для многих становится абсолютна ясна: она крайне пессимистична и бескомпромиссна, в отличие от посыла книги. Но если взглянуть на этот фильм как на некую антиутопию, то есть как на фильм-завещание о том, что нас ждет в будущем, если воплотятся в жизнь тенденции настоящего, то мы получим трехчасовое погружение в мир, где полностью убита система образования, где человек человеку свинья, где забыто достояние предков, где царит тоталитаризм и где нет спасения от происходящего. Если рассматривать экранизацию под таким углом (как могу это сделать я), то все детали повествования (фрески, "христианские" рыбы, "Гамлет" Пастернака и т.д.) органично дополняют главную идею фильма - о том, что в подобном будущем некуда бежать и некуда возвращаться.

Если же рассматривать фильм в контексте настоящего, то можно смело не согласиться с режиссером, ибо сегодняшняя (во многом безрадостная) российская действительность все же далеко не настолько ужасна, как это представлено в фильме. Лично я стараюсь, пусть и с некой долей скепсиса, но все же с оптимизмом смотреть на окружающую жизнь, в отличие от режиссера, коли он действительно преследовал цель отразить настоящее и тем самым похоронить страну в своем фильме.

А что же до тех самых метафорических деталей, из которых складывается общая идея повествования, то здесь мы имеем уникальный случай того, как связующий сюжет намеренно отодвинут на задний план, а на первом, подобно рыбе, плещущейся тут и там - на поверхности и в глубинах океана, располагаются эти самые невидимые на просвет детали. Заметит ли их зритель или нет, окрасит ли эти кусочки витража в пестрые цвета или же не окрасит, зависит от самого зрителя. В данном случае посыл виден невооруженным взглядом, а детали лишь придают ему объем и не служат необходимыми костылями для понимания идеи. Нужно ли собирать этот необязательный кубик Рубика - думайте сами, решайте сами.

  • Интересно написали. Вообще не читала Стругацких, все чаще теперь задумываюсь об обратном)
    ответить
  • я не смогла этот фильм смотреть. Вся эта мысль : “Оставь надежду всяк сюда входящий” совершенно убийственна. Приговор, приведенный в исполнение, не оставляет шансов. А я с этим мириться не хочу.
    ответить

Ваш комментарий к заметке: