Мы строили, строили...

4
+

В силу своего среднего ума, не берусь анализировать книгу с точки зрения истории. Но всё именно так тоскливо и безнадежно, серо и размыто, как и полагается.

Первые несколько страниц было просто трудно воспринимать текст. Я нигде ещё такого не встречала. Но! В какой-то момент начинаешь просто кайфовать от подбора слов, от смысловой нагрузки. Чувство такое, что Платонов ушёл от привычных оборотов, чтобы дать нам СУТЬ.

Раздражение от такой непривычности сменилось восторгом. Эта манера письма, на мой взгляд, делает книгу уникальной.

Платонов написал именно из сердца и из мозга человека, живущего во времена колоссальных перемен. Я очень прониклась этим ощущением прострации, неопределённости, желанием зацепиться за идею, увидеть цель, познать истину - что-то, чтобы избавиться от отчуждённости и неприкаянности.

Повесть не длинная, но столько в ней характеров. Скажу честно, я не смогла воспринять всех персонажей достаточно подробно, я бы перечитала её ещё, и ещё, эта повесть как мелкий конструктор.

И ещё, про платоновскую манеру письма: я бы впала в уныние капитально, если бы меня не забавляли все эти обороты и выражения. Это как качественная трагедия с элементами комедии.

"Неужели внутри всего света тоска, а только в нас одних пятилетний план?"

Самая грустная мысль, в которую Платонов просто ткнул меня лицом: это то, что я тоже рою котлован, примерно как Вощев, и пока не зная зачем.

"Скучно собаке, она живёт благодаря одному рождению, как и я".

  • Кто-то из современников Платонова говорил, что проза его ядовита, и отравившись ею, по-другому мир не сможешь видеть. И действительно, у Платонова было столько подражателей. Сейчас некоторые в "Котловане" антиутопию видят, некоторые Платонова в магические реалисты записывают. Очень показательно: строили всеобщий дом для всех будущих детей, не ведающих страха и боли этого мира, а вырыли котлован, который станет саркофагом для ребенка.
    ответить

Ваш комментарий к заметке: