Мифы о Льве Толстом

8
+

Миф 1: Лев Толстой был очень серьёзным, хмурым и суровым

На самом деле: мы привыкли воображать Льва Толстого хмурым, если не угрюмым стариком с белой бородой, в толстовке и сапогах. Скульпторы, живописцы и биографы прежде всего пытались создать образ «великого старца» – мудреца, моралиста, писателя-эпика, человека очень серьёзного. И на фотографиях он не улыбается – разве что на нескольких малоизвестных. А между тем мало кто знает, что «он смеялся, как смеются очень молодые существа, безудержно, прерывая иногда смех стонами изнеможения, всем телом раскачиваясь взад и вперёд, смеялся до слёз...» Это слова его дочери Александры Львовны, и подобных воспоминаний о весёлом Толстом много. Умел он и пошутить. Есть забавный рассказ писателя Ивана Алексеевича Бунина о том, как Лев Николаевич ещё в 1890-х годах обескуражил однажды приезжавшего проповедника трезвости, который уговаривал его организовать общество трезвенников. «Да для чего же?» – «Ну, чтобы собираться вместе…» – «И притом не пить?» – «Да». – «Такое общество не нужно. Если вы не хотите пить, так вам не к чему собираться. А если уж соберётесь, так надо выпить».

Миф 2: Лев Толстой был страстным охотником и не ценил жизнь животных

На самом деле: Толстой действительно был страстным охотником. Тот, кто читал сцены охоты в «Войне и мире» и «Анне Карениной», понимает, что так живо и естественно описать её мог только тот, кто сам умел идти по следу зайца, стрелять вальдшнепов, травить волков и даже добивать раненых птиц самым что ни на есть охотничьим способом – воткнув им в глаз перо. Толстой таким и был большую часть своей жизни. Вообще, побывавшему на войне охота кажется детской забавой. Однако после «духовного перелома» писатель не только перестал охотиться, но и сделался вегетарианцем, дойдя в своей жалости ко всему живому до того, что порой, заметив в кабинете мышку в мышеловке, отрывался от работы, спускался со второго этажа, выходил в сад и выпускал её на волю. Толстой любил показывать внукам шрам от зубов медведицы у себя на лбу и рассказывать о случае на охоте, заканчивая его словами о том, что «всё живое хочет жить».

Миф 3: Толстой одевался как крестьянин

На самом деле: распространён миф, что Толстой ходил в крестьянской одежде, да ещё босым (благодаря, в частности, художнику Илье Репину, изобразившему писателя босиком на портрете 1901 года, что, кстати, вызвало негативную реакцию Тол­стого). На самом деле если бы он действительно хотел носить кресть­янскую одежду, то надевал бы косоворотку из грубого холста – но нет, ему шили на за­каз одежду из дорогой тонкой шерсти или шелка (а на этой к тому же при­шиты очень дорогие в то время перламут­ровые пуговицы). Если его блузы и напо­ми­нают чем-то крестьянские, то только тем, что просты и свободны по форме и не стесняют движений. Например, художники носили что-то подобное. Такие блузы появились в гардеробе писателя с середины 1870-х годов и позднее получили название «толстовки», потому что их стали носить последователи писателя – толстовцы. Выкройки как таковой не было, шились они на глазок крестьянками или самой Софьей Андреевной. Иногда их заказывали у портных.

Миф 4: Толстой был очень сильным

На самом деле: Лев Николаевич и правда был физически очень сильным и здоровым человеком. Чтобы представить, что это значит в действи­тельности, достаточно такого примера: когда ему было за семьдесят, отдыхая в Крыму, он переболел одновременно тифом, воспа­лением лёгких и малярией, выздоровел и после этого прожил ещё почти десять лет, тогда как только от одной из этих болезней люди того вре­мени обычно умирали.

Он регулярно делал гимнастику, был прекрасным наездником (хотя считал это барством и хотел оставить верховые прогулки), уже в возрасте за шесть­десят освоил велосипед; в течение всей жизни катался на коньках. При этом не лю­­бил врачей и его единственным самолечением была физкультура. В спальне всегда лежали гантели. Граф подымал одной рукой пять пудов и всю жизнь очень много ходил. Уже будучи пожилым человеком, он несколько раз проделывал пешком весь путь из Москвы в Ясную Поляну.

Об одной из ребячливых проделок молодого и влюблённого Толстого не без удовольствия вспоминает Софья Андреевна в книге «Моя жизнь»: «Помню раз, мы были очень веселы и в игривом настроении. Я всё говорила одну и ту же глупость: «Когда я буду Государыней, я сделаю то-то». Я села в кабриолет и кричу: «Когда я буду Государыней, я буду кататься в таких кабриолетах». Лев Николаевич схватил оглобли и вместо лошади рысью повёз меня, говоря: «Вот я буду катать свою Государыню». Какой он был сильный и здоровый, доказывает этот эпизод».

Софья Андреевна не преувеличивала, Толстой действительно всю свою жизнь старался, как сказали бы теперь, быть в форме. Он неплохо катался на коньках (как его Константин Левин), с юности любил верховую езду и турник, причём выполнял на нём сложнейшие упражнения, а на лошади до преклонных лет ездил быстро, перескакивая овраги и не замечая, как ветки хлещут его по лицу, так, что спутники едва поспевали за ним.

Миф 5: Лев Толстой был вегетарианцем

На самом деле: Толстой действительно придерживался вегетарианства. Одно время он жил в Ясной Поляне с несколькими близкими и друзьями, которые согласились перейти с ним на диету без мяса. Связанный с этим забавный случай описала его младшая дочь Александра со слов её тетки: «Т.А. Кузминская рассказывала, как один раз она ездила в Ясную Поляну проведать «отшельников», как она говорила. Тётенька любила покушать, и, когда ей давали только вегетарьянскую пищу, она возмущалась и говорила, что не может есть всякую гадость, и требовала мяса, кур. В следующий раз, когда тётенька пришла обедать, к удивлению своему, она увидела, что за ножку стула была привязана курица и рядом лежал большой нож.

– Что это? – спросила тётенька.

– Ты хотела курицу, – отвечал Толстой, едва сдерживая смех, – у нас резать курицу никто не хочет. Вот мы тебе всё и приготовили, чтобы ты сама могла это сделать».

Софья Андреевна не разделяла увлечения Толстого вегетарианством. Из письма сестре Татьяне после очередной ссоры с мужем: «Все эти нервные взрывы, и мрачность, и бессонницу приписываю вегетарианству и непосильной физической работе. Авось он там образумится. Здесь топлением печей, возкой воды и проч. он замучил себя до худобы и до нервного состояния». Во время тяжёлой болезни Льва Николаевича в 1901 году в Крыму жена его даже пошла на хитрость и подливала больному мужу мясной бульон в его вегетарианский суп. Как дочь врача она была убеждена в пользе животного белка.

(В книге Павла Басинского «Лев Толстой: Бегство из рая» есть упоминание о том, что когда Толстой уже ушёл из дома и в пути попросил сварить ему «обычного овощного супа», строго без мяса, то был неприятно разочарован его вкусом – он получился не таким, как домашний, по рецепту его жены. Вероятно, Софья Андреевна в последние годы тоже готовила для мужа овощной суп на мясном бульоне.)

Ваш комментарий к заметке: