Крутая американская документалистика, публицистика и эссеистика

4
+

2 марта 1930 года родился Том Вулф, писатель и журналист, а иногда и все сразу в одном комплекте. Том с детства мечтал стать писателем, но мечты – это одно, а реальность – совсем другое. Зато стремительно развивалась его журналистская карьера, начатая в Спрингфилде, штат Массачусетс и переместившаяся в Esquire, где главный редактор решился опубликовать его масштабное субъективное эссе без изменений. Эссе превратилось в книгу, а Вулф – в писателя-документалиста.

Со временем творчество Тома разрослось до беллетристики. Причем, буквально разрослось, потому что романы он писал толщиной с кирпич!

А еще Том – денди в фирменном белом костюме, на которого сложно не обратить внимание. Одежда характеризовала его также ярко, как проза и работа в качестве журналиста. К сожалению, в прошлом году пионера новой журналистики не стало. Вулф умер в 88 лет. Доброй ночи, безупречный джентльмен с юга!

В честь дня рождения Вулфа – небольшая подборка крутой документальной и публицистической прозы американских писателей и деятелей искусства.

Приятного чтения!

Те самые Веселые Проказники, о которых писал Том

Джеймс Болдуин «Что значит быть американцем»

Один из выдающихся негритянских авторов Америки не только потрясающий прозаик, но и вдумчивый публицист. Его работы о месте темнокожих американцев в стране досконально точны, поскольку Болдуин знал ситуацию изнутри. Он родился в Гарлеме, в семье лицемерного отчима-священника, который с трибуны вещал одно, а дома делал совсем другое. Тем более, все его человеколюбивые проповеди расходились с уличной реальностью Гарлема. Переехав в еще более неблагополучный район, Джеймс взялся за публицистику, описывая расизм, на который все вокруг старательно закрывали глаза. Но еще страшнее для писателя был тот факт, что он имел гомосексуальную ориентацию. Черный гей в расистской Америке! Неудивительно, что пришлось сбежать в куда более терпимую Европу. Но тексты сохранили накал, страх, отчаяние и ярость.

Энди Уорхол, Пэт Хэкетт «ПОПизм. Уорхоловские 60-е»

В современной культуре образ Энди Уорхола сильно гипертрофирован. Его изображают скучающим гением, который не делает ни одного лишнего движения. И вообще, кажется, все его картины сами себя написали… Да, и, само собой, «Фабрика» - место, где Энди поощрял наркоманию и дикие выходки. Совместная с давней подругой Пэт работа доказывает, что все было иначе. Это одновременно и поток воспоминаний, и очень живая документалка о том, как менялась американская культура с 60 по 70 год. Внимание авторов сосредоточено далеко не на одном Уорхоле (который, кстати, очень много работал и совсем не принимал наркотиков). Здесь и пропащие молодые люди, и андеграунд трансвеститов/трансексуалов, и эволюция самых модных актрис того времени, и рок-музыканты, и культовые заведения, и много чего еще.

Том Вулф «Электропрохладительный кислотный тест»

У Вулфа была особая страсть к длинным сложносочиненным названиям (как вам «Конфетнораскрашенная апельсиннолепестковая обтекаемая малютка»? Тоже, кстати, отличный сборник нехудожественных работ – эссе и статьи). Но все они, как правило, соответствуют содержанию – буйные тексты о буйных временах. «Тест» появился из тесного знакомства с «Весёлыми Проказниками», наркокоммуны и важной части культуры того времени. ЛСД, Кен Кизи и концерты Grateful Dead прилагаются. Кстати, в какой-то момент Том пересекается с фокусом внимания еще одного журналиста-«выскочки» - Хантера С. Томпсона! Как и Хантер, Том знакомится с байкерской группировкой Ангелы Ада и с интересом изучает их повседневную жизнь, от которой у рядового американца волосы дыбом встают. Хроника Проказников от рождения до увядания – целая эпоха, задокументированная Вулфом.

Кен Кизи «Гаражная распродажа Кизи»

Раз уж мы заговорили о Веселых Проказниках и Кизи, стоит упомянуть его собственный сборник эссе о жизни на острие наркокоммуны и побеге в Мексику из-за властей, вдруг объявивших ЛСД вне закона (да, без шуток, долгое время творение Тимоти Лири было легально для продажи и употребления). Тексты здесь собраны хаотично, как бы подчеркивая разрозненность духа 60-х, лучшие годы для альтернативных писателей, мыслителей и музыкантов. Тут много наркомании, путешествий на Веселом автобусе Проказников, хиппи, работы в психиатрической больнице – той самой, что вдохновила Кизи на создание самого известного романа «Пролетая над гнездом кукушки». И кажется, будто читаешь не воспоминания, а хронику событий в режиме реального времени. Практически прямой эфир из воронки времени!

Хантер С. Томпсон «Ангелы Ада»

Одно дело – писать книгу-исследование или даже книгу-расследование, ну, или просто документальную книгу о значимом культурном артефакте, сидя в рабочем кабинете перед ноутбуком (или печатной машинкой, как в случае Томпсона) под яркой настольной лампой. И совсем другое – лично быть в гуще событий и прожить каждый момент, чтобы история получилась реальной от первого и до последнего слова. Томпсон, этот поэт гонзо-журналистики, не мог позволить себе безопасную кабинетную работу. Чтобы рассказать Америке об Ангелах Ада, одной из самых крупных байкерских группировок, он два года колесил вместе с ними по дорогам, притонам и барам, став по-настоящему своим. И по лицу получал немало, но и командным духом проникся на полную катушку. И, благодаря этому, на страницах книги настоящие Ангелы, а не страшилки унылых стерильных СМИ.

Патти Смит «Просто дети»

Патти жила в самом сердце бурных и буйных 60-х, но осталась одной из редких представительниц (и представителей тоже) того времени, кому удалось сохранить трезвую голову и свежий взгляд на вещи. Она наблюдала, документировала и создавала свое, пока мимолетные персонажи сгорали, будто светлячки под накаленной лампой. Рассказывает, как из девочки превратилась в молодую женщину культуры хиппи. Как расцветали тогда сексуальные эксперименты и попытки расширить сознание с помощью легкодоступных наркотиков. Как она с любимым человеком делила на двоих один бутерброд, а порой и вовсе голодала. Но как из всего этого в итоге родилась прекрасная рок-музыка и книги, подобные этой.

Эрнест Хемингуэй «Старый газетчик пишет...»

Хемингуэй – это, в первую очередь, честность. А еще самобытный юмор и умение видеть мир во всей его полноте, а не только отдельными гранями. Хемингуэй-журналист и Хемингуэй-репортер также хороши, как Хемингуэй-писатель. Остры, точны и душевны. В этом сборнике – репортажи, статьи, очерки, фельетоны и куча всего еще. Кажется, что сам становишься участником ключевых мировых событий 20 века, читая газетные тексты старины Хема, который здорово умел привнести в отстраненную журналистику элемент присутствия и вовлеченности. Софт-версия гонзо-журналистики на темы, которые не стыдно показать бабуле и дедуле, потому что вместо наркотиков и кислотных трипов тут охота, рыбалка, противостояние фашизму и любовь к русской литературе.

    Комментариев пока нет. Ваш комментарий может стать первым.


Ваш комментарий к заметке: