Культовые (и не только) маньяки мира литературы

12
+

11 апреля 1940 года родился американский писатель, журналист и сценарист Томас Харрис, о котором доподлинно известно только одно: он создал образ маньяка, который надолго останется в анналах современной культуры!

Поработав в качестве репортера и увидев своими глазами преступный мир Америки, Харрис написал роман «Черное воскресение», ставший бестселлером. Успех книги позволил оставить журналистику и плотно заняться работой над художественными книгами, которых к настоящему моменту скрытный писатель создал в количестве еще 4 штук. И все они посвящены легендарному уже доктору Ганнибалу Лектеру, эстету и каннибалу. Ммм, восхитительное сочетание, не находите?

Поэтому сегодня, в честь дня рождения Томаса – подборка книг, в которых есть яркие и узнаваемые образы маньяков. Некоторые уже считаются культовыми, а некоторые пока только претендуют на громкое звание.

Напишите в комментариях, какого книжного маньяка лично вы назвали бы по-настоящему культовым персонажем?

Приятного чтения!

Определенно культовые

У всех на слуху, всегда мелькают в подборках самых-самых, служат источниками вдохновения для новых «маньяко»-образов.

Брет Истон Эллис «Американский психопат»

Патрик Бейтман – скорее карикатурный, чем страшный. Но уж точно запоминающийся! Этакий «золотой мальчик», которому все обрыдло. Деньги? Предостаточно! Связи? Еще какие. Лучшие маски для лица, квартира в элитном доме, безупречное тренированное тело, красавица-невеста. Да все чего-то не хватает для полноты жизни – убийств, например. Поэтому Бейтман убивает много и бессистемно, даже не пытаясь скрыть следы преступлений, но никому и в голову не приходит в чем-то подозревать человека его положения и возможностей…

Томас Харрис, серия о докторе Ганнибале Лектере

Доктор Лектер – уникальный, пусть и оторванный от реальности, образ. Харрис умудрился совместить несовместимое! С одной стороны, Ганнибал – серийный убийца с четким модусом операнди и патологическим влечением к убийствам, у которого, с точки зрения криминальной психологии, должна наблюдаться эскалация, но нет даже намека на нее. С другой стороны, он фантастически организован и сдержан, сказочно умен и вообще какой-то супергерой со скальпелем. В общем, супергерой от мира маньяков.

Стоит отметить, что по-настоящему культовым персонажем Лектер стал после громких экранизаций с Энтони Хопкинсом в главной роли: «Молчание ягнят», «Ганнибал» и «Красный дракон». Немигающий взгляд актера сделал свое дело – образ Ганнибала раз и навсегда покорил сердца и читателей, и зрителей.

Патрик Зюскинд «Парфюмер. История одного убийцы»

Зюскинд писал не триллер вовсе, но именно так он читается. Образ же главного героя – настоящая находка. Естественно, книга получила экранизацию и целую кучу подражаний. За парфюмером начали появляться маньяки всех возможных профессий, от кулинаров до декораторов. Конечно, таковые были в литературы и раньше, но после бума на «Парфюмера» начали выходить в свет куда чаще, пытаясь урвать и себе кусочек славы.

Итак, Жан-Батист Гренуй. Нежеланный ребенок, оставленный сразу после рождения умирать в вонючих потрохах на рынке. Попавший в приют, где все ненавидели его странные повадки и отсутствие запаха. Чуть не умерший на производстве кожи. И нашедший призвание в искусстве парфюмерии. Правда, его амбиции простирались куда дальше цветов и растений – он мечтал сохранить запах человеческой красоты…

Джеффри Линдсей, серия о Декстере

Декстер Морган, как и Ганнибал Лектер, получил криминальные наклонности вследствие тяжелой психологической травмы в раннем детстве. Но благодаря отчиму-полицейскому смог усмирить влечение к смерти и даже направить его в некое конструктивное русло – убивать не кого попало, а лишь самых отъявленных мерзавцев, которые все равно попали бы в тюрьму на попечение государства. Мастерство Декстер отточил до такой степени, что много лет умудрялся сочетать работу на полицию и тайную жизнь.

Впрочем, ничего хорошее не длится слишком долго. И в книгах, и в сериале (очень длинном и очень классном на первых порах) он начинает ошибаться, изворачиваться и пытаться наладить нормальную жизнь, которая совершенно не сочетается с хладнокровным втыканием ножа в тела обездвиженных людей.

Роберт Грейсмит «Зодиак»

Образ серийного убийцы в определенных кругах культов сам по себе, без всяких книг и кино – это реальный маньяк, который вдоволь поглумился над полицией и прессой, оставшись непойманным. Загадка реальной личности Зодиака до сих пор будоражит умы общественности, теорий масса!

Но именно книга Грейсмита вывела его на новый уровень. Документальный роман на основе журналистского расследования пытается найти убедительные зацепки, которые бы приоткрыли завесу тайны. И, надо сказать, теории Грейсмита на фоне остальных выглядят вполне убедительно.

Как и в случае со всеми предыдущими книгами подборки, у этой есть крепкая киноадаптация, что добавила и роману, и Зодиаку +100 очков популярности сверху.

Роберт Блох «Психоз»

С художественной точки зрения, книга Блоха ничего особенного из себя не представляет. Но идея по-настоящему крепкая и оригинальная! Как известно, сам мастер ужасов Альфред Хичкок оценил ее по достоинству и снял на основе книги легендарный черно-белый саспенс, с которым до сих пор мало какое кино может потягаться.

Перед нами – милый и скромный молодой человек, работающий в мотеле на заброшенной дороге, куда постояльцы заезжают только по ошибке или крайней нужде. Он утверждает, что мотелем владеет его мать, но бегущая от босса молоденькая красавица постепенно понимает, что дело в этом странном месте нечисто… И как же она оказывается права.

Растащенная на мемы сцена в душе прилагается.

Несколько лет назад также вышел неплохой вариант «Мотеля Бейтса» в формате сериала.

Иэн Бэнкс «Осиная фабрика»

Фрэнк к 16 годам успел убить троих людей. И, что пугает гораздо больше изощренных убийств других маньяков, для него это было делом не великой важности. О своих преступлениях юноша (юноша? хех, почти спойлер) упоминает вскользь, как о чем-то будничном, вроде длинной прогулки по отцовской территории вокруг дома. Куда больше его заботит спрятанная на чердаке Осиная фабрика, символизирующая для Фрэнка то, что другие люди вкладывают в религию.

Повествование не раскрывает подробностей убийств, но читатель понимает, что с героем все очень и очень «не так». Особенно, когда он узнает, что его брат Эрик сбежал из психиатрической больницы и намерен навестить дом, отца и младшего братика…

Энтони Берджесс «Заводной апельсин»

Малолетний бандит Алекс – яркая иллюстрация поразительной, гротескной психопатии. Юноша насилует, грабит, калечит, занимается вандализмом, криминалом добывает деньги, которые небрежно дает родителям «на всякое там». Но, в то же время, тонко ощущает красоту классической музыки, совершенно неуместной в доме главаря уличной банды. От прослушивания некоторых пластинок Алекс получает буквально физическое удовольствие, даже не вспоминая, какие гадости успел натворить днем. Или вспоминая, но тоже с удовольствием…

Берджесс взялся на неожиданную в рамках подобного сюжета тему: можно ли перевоспитать негодяя? Можно ли заставить его сочувствовать людям? Можно ли воспитать в мальчишках отвращение к насилию? Как оказалось, все совсем не так, как думали умные взрослые дяденьки.

Кормак Маккарти «Старикам тут не место»

Один из самых жестоких литературных маньяков – определенно, Антон Чигур. Даже реальные психиатры признали, что Чигур ближе всех вымышленных героев подобрался к званию «настоящий психопат». А именно:

- работает наемным убийцей для наркоторговцев, чтобы использовать свой уникальный дар мастерски убивать,

- не испытывает сочувствия, угрызения совести, тревог,

- считает себя орудием судьбы, а не простым киллером,

- получает удовольствие от игры в монетку, которая решает исход встреч с людьми.

И этого действительно пугающего человека блистательно сыграл Хавьер Бардем в одноименной экранизации, за что получил сразу несколько крупных кинопремий. В общем, на сто процентов попадание в сегодняшнюю подборку.

Кстати, образ Чигура именно в лице Бардема часто можно встретить на улицах европейских, американских и мексиканских городов – граффити появляются везде, где только можно.

С претензией на статус культовых

Также отлично известны и читающей, и кинопублике. Но! Культовыми пока не являются. По крайней мере, для широкой общественности.

Эрик Аксл Сунд, серия «Слабость Виктории Бергман» и «Стеклянные тела»

Пара мрачных шведов под общим псевдонимом показала читателем всего мира родную страну с необычной стороны. Каждый сантиметр их книг под завязку нашпигован если не маньяками, так извращенцами всех мастей – от отцов-педофилов, меняющихся детьми, до сектантов, чьи дети пустились во все тяжкие.

В серии, посвященной Виктории Бергман, кто-то садистски убивает мальчиков-иммигрантов, нелегально проживающих в стране. Эти убийства каким-то образом связаны с судьбой женщины, чье детство представляло собой череду изнасилований и страха.

Роман «Стеклянные тела» открывает новую трилогию «Меланхолия», хотя продолжение за 2 года так и не появилось. Здесь сюжет строится на волне подростковых самоубийств, вдохновленных музыкой и тайными посланиями некого Голода, мучающегося воспоминаниями о детстве.

Тесс Герритсон «Хирург»

Хирург из романа Тесс убивает с медицинской точностью, за что и получил свое прозвище. Особое удовольствие ему доставляет подобраться к жертве, мирно спящей в собственной спальне, и превратить ее пробуждение в кошмарный сон, который закончится смертью. Что интересно, его подчерк – точная копия модус операнди серийного убийцы, который скончался два года назад. Откуда он так хорошо знаком с подробностями дела?

Загадку нужно разгадать детективу Джейн Риццоли, которая и сама рискует попасть в лапы маньяка.

Ю Несбё «Снеговик»

Несбё в современной литературе отвоевал себе отдельную нишу – скандинавский мастер в жанре триллера. Романы про мрачного детектива Харри Холе скупают сотнями тысяч экземпляров! Хотя мастерство Несбё все-таки категория субъективная, у него есть примеры запоминающихся антагонистов. Например, Снеговик. Каждый год в Норвегии в день первого снега этот расчетливый маньяк похищает по одной замужней женщине за раз. С виду ничем не связанные жертвы, кажется, просто испаряются…

Когда в расследование включается Харри, Снеговик выходит из тени только с одной целью – подразнить старшего инспектора, не давая ему ни минуты передышки.

И опять на благо популярности книги сыграла экранизация, в которой роль Харри досталась Майклу Фассбендеру. После выхода фильма о Снеговике узнали даже те, кто никогда книг Несбё не читал.

Гиллиан Флинн «Исчезнувшая» и «Острые предметы»

Понятно, что подавляющее большинство и книжных, и киношных маньяков – это мужчины. «Хрупких, трогательных и нежных» девушек обычно никто даже не берет в расчет, когда речь заходит о сложной игре-многоходовке, включающей в себя убийство ради достижения цели. Но Гиллиан Флинн удалось надломить клишированную систему книгами, где центральные роли всегда отведены женщинам – далеко не хрупким, не трогательным или нежным.

В «Исчезнувшей» (осторожно, спойлер!) прелестная жена, кажется, стала жертвой жестокого и равнодушного мужа. Но почему тогда он находит загадки, подписанные ее рукой? И куда она исчезла на самом деле?

В «Острых предметах» еще хуже (осторожно, снова спойлер!) – безупречно воспитанная женщина из высшего общества и ее милая дочка-подросток замешаны в нескольких убийствах, причем обе одновременно и маньячки, и жертвы обстоятельств, и носительницы глубоких психических травм родом из детства… Распутать весь этот дикий змеиный клубок удается только старшей дочери и сестре, которая возвращается в родной городок по рабочему заданию.

  • Прекрасная подборка, а образ Ганнибала Лектора самый любимый интересный и любимый, пожалуй=)
    ответить
  • Обожаю серию про детектива Риццоли и доктора Айлз! Мне кажется, что в подборку отлично впишется Сад бабочек (автор Дот Хатчисон). Это роман про Садовода, который коллекционировал бабочек. Повествование ведется от лица одной из бабочек)
    ответить
  • Подборка заинтересовала) только я не относила бы сюда "Заводной апельсин" , мне кажется это совсем о другом, в смысле не о маньяках
    ответить
  • Спасибо за чудесную подборку! Читала все, кроме "Старикам тут не место", наверняка, нужно поскорее восполнять пробел)
    Еще в списке могла бы появиться трилогия Стивена Кинга "Мистер Мерседес", и может еще "Коллекционер" Джона Фаулза, его герой тот еще маньяк, хоть своими руками и не убивал, но убил бездействием и равнодушием.
    ответить
  • Что ни говори, а визуальное превалирует: большинство стали культовыми благодаря экранизациям. ИМХО!
    ответить
  • всегда интересная, захватывающая тема. В хорошем исполнении это сразу топ.
    ответить
  • Отличная подборка!
    ответить
  • Зодиак очень слабая книга, никакой художественности, сухо, а фильм вообще мало имеет общего с реальностью, да и Зодиак очень не интересный маньяк сам по себе.
    ответить

Ваш комментарий к заметке: