Современные пьесы, которые стоит прочитать

10
+

15 мая 1926 года родился Питер Шеффер – британский драматург и сценарист, в копилке которого две крупнейшие кинематографические премии (Золотой глобус и Оскар) за сценарий к фильму «Амадей», созданный на основе его же собственной пьесы.

Шеффер – один из немногих современных драматургов, кто сосредоточен (точнее, был – увы, Питер скончался пару лет назад) только на создании пьес. Он никогда не пытался подманить читателей крупной и даже малой прозой, каждой своей пьесой доказывая, что можно оставить достойное наследие на «непопулярном» материале.

В общем, в честь дня рождения Питера Шеффера – подборка современных пьес, которые стоит прочитать. Они дадут наиболее полное и яркое представление о том, что такое драматургия в век сверхпопулярности толстых романов.

Приятного чтения!

Теннесси Уильямс «Трамвай "Желание"»

Современность Уильямса немножко под вопросом – все-таки речь идет о 1947 годе. Скажем так, современная классика. За которую Теннесси получил Пулитцеровскую премию и чуть было не стал обладателем «Оскара», как Шеффер. Трагедия стареющей кокетки Бланш Дюбуа, которая приезжает пожить к сестре на богом забытой убогой окраине Нового Орлеана, не понимая толком, что ее фантазия о лучшей жизни превращается здесь в абсолютно недосягаемую утопию.

Эжен Ионеско «Лысая певица»

Эта пьеса – не отдельно взятая история, а виртуозная языковая игра, поскольку большая часть диалогов буквально была взята Ионеско из учебника английского языка! А это, в свою очередь, отлично состыкуется с самой идеей театра абсурда, мастером которого Эжен был. В одной квартире несколько человек от первой и до последней страницы ведут бессмысленные, но чрезвычайно веселые и странные, повседневные диалоги, звучащие, как экспериментальная музыка.

Леонид Филатов «Про Федота-стрельца, удалого молодца»

Русский колорит во всей красе – очень сочно, весело, пикантно. Да еще и в стихах! За внешней легкостью пьесы скрывается оригинальное сатирическое произведение в лучших традициях Пушкина и русских народных сказок, где простой человек вынужден находить искрометные решения в типичных проблемах русского люда – чиновники, власть и нужды народа. Кстати, часто пьеса идет в сборнике с другими, не менее интересными драматургическими работами Филатова. Например, «Любовь к трем апельсинам» и «Часы с кукушкой».

Мартин МакДонах «Человек-подушка»

Русскому уху, не углубляющемуся в современное киноискусство, имя и фамилия Мартина ничего не скажут. Поэтому вот вам минутка полезной информации: именно он ответственен за фильмы «Залечь на дно в Брюгге», «Семь психопатов» и «Три билборда на границе Эббинга, Миссури». А еще он первый драматург со времен Шекспира, четыре пьесы которого одновременно были показаны в Королевских театрах Лондона. В общем, хлесткий и острый на язык ирландец во всей красе! «Человек-подушка» - злободневная пьеса о преступлении и наказании, о кошмарах подсознания и ужасах воплощения оных в реальности.

Александр Вампилов «Прошлым летом в Чулимске»

А вот это очень – очень русская, очень трогательная, очень душевная пьеса о простых людях, интуитивно понятная русскоязычным читателям. Потому что все в ней, как говорится, свое и родное. Старый дом в провинциальном городишке, превратившийся в чайную с характерными персонажами. Старый забор вокруг старого палисадника, который упорно пытается поддерживать в порядке молодая, но не по годам мудрая девушка. Старая жизнь, которая тянется за людьми, как жеваная резинка уже без вкуса и запаха… А страсти даже здесь кипят нешуточные.

Кобо Абэ «Охота на рабов»

Японский вариант действия а-ля «суета сует». С хорошим таким налетом безумия. Здесь и абсурд, и юмор, и стилистическая игра. Вот только охарактеризовать вкратце сюжет практически невозможно – много людей, много разноплановых персонажей и очень много всего происходит в рамках одного дома.

Питер Шеффер «Амадей»

На эту работу Шеффера, кстати говоря, вдохновила работа Пушкина «Моцарт и Сальери» - Питер написал собственную версию становления австрийского гения, где погружение во внутренний мир Амадея Моцарта отлично сочетается с блеском дворцовых интриг и кознями завистников. Пьесу не только по сей день регулярно ставят в театре, но и экранизируют – одноименный фильм за авторством Милоша Формана, например. Один маленький момент: на самом деле между Сальери и Моцартом не было острого противостояния, поскольку в то время Сальери был куда популярнее молодого соперника.

Юкио Мисима «Маркиза де Сад»

Мисима взял за основу очень необычную тему – брак скандально известного маркиза де Сада и девушки Рене. Как известно, де Сад отличился половыми преступлениями, садомазохистскими «радостями жизни» и книгами о все тех же сексуальных похождениях. Каково быть женой подобного человека, который прыгает из чужой постели в тюремную камеру и обратно? Прямо скажем, непросто. Юкио видит в ней терпеливого ангела, готового на все ради диковатого маркиза. А зачем, собственно, ей было это нужно?

Сэмюэль Беккет «В ожидании Годо»

Как и в случае с Эженом Ионеско, об этой пьесе трудно сказать что-либо осмысленное. Сюжет бесхитростный до абсурдности: два персонажа всю пьесу… ждут. Просто ждут. Ждут некоего человека (существо, образ, идею?) по имени Годо. Быть может, за личиной Годо скрывается Бог? Мы этого не узнаем. Быть может, Годо – сакральное знание? Этого нам тоже не сообщат. Просто два человека, одно дерево, одно тягостное ожидание и бесконечное число разговоров, с помощью которых хочется разрядить обстановку и скрасить время, которому нет начала и конца.

Эжен Ионеско «Носорог»

Незатейливая с виду фантастическая сюжетная составляющая этой пьесы – кладезь для любого психолога-исследователя. Как ведет себя человек, сталкиваясь с единичными примерами дикого и странного поведения в нормальном культурном обществе? А как он себя ведет, когда примеров уже много, когда они переходят в тенденцию? По сюжету, люди в городе начинают превращаться в носорогов. Сначала это пара огромных пугающих животных, которых все боятся и даже ненавидят. Но вот их становится все больше и больше, а ненависть превращается в толерантность: ну, всякий же имеет право перестать быть человеком и обратиться носорогом, правда же?

Григорий Горин «Дом, который построил Свифт»

Еще одна прелестная абсурдистская пьеса, но на этот раз – из-под пера отечественного автора. О том самом Свифте, который Джонатан. К концу жизни бедняга совсем тронулся умом, «переселившись» в дом собственных фантазий, где реальность наполнена персонажами его собственных произведений. К Свифту приезжает психиатр Симпсон, желая понять природу галлюциноза, а потому сам погружается в Дом, наполненный ирреальным.

Эдвард Олби «Кто боится Вирджинии Вульф?»

Вирджиния Вульф тут, на самом деле, совершенно ни при чем. Речь идет о двух семейных парах, оказавшихся на одной ночной камерной вечеринке. Одна пара – супруги со стажем. Вторая – молодые люди. Между ними начинается острая эмоциональная игра, которая заканчивается в итоге бурным растряхиванием шкафов на предмет припрятанных там скелетов.

Теннесси Уильямс «Ночь игуаны»

Пьеса повествует о нервном и мечущемся священнике, которого обвиняют в растлении несовершеннолетней прихожанки. Обвинения здорово пошатнули устоявшийся быт преподобного – пережив публичный нервный срыв, он – к тому же – превратился в персону нон грата. Однако через два года этой истории так и не удалось исчерпать себя. Очень серьезно настроенная женщина грозит окончательно разрушить его жизнь, тогда как другая женщина восхищается мягким характером священника и пытается с ним сблизиться.

Александр Вампилов «Утиная охота»

Экзистенциальные муки простого человека Зилова заставили бы всплакнуть и самого Сартра. Все в этом человеке мертво – он чувствует, что жизнь его не имеет никакого смысла. А это влечет за собой равнодушие по отношению к жене и друзьям. Одно у него счастье, одна отдушина – утиная охота, на которую он каждый год отчаянно рвется во время отпуска. Вот только кажется, что ищет он на болотах не уток, а смысл жизни…

Том Стоппард «Розенкранц и Гильденстерн мертвы»

Достаточно вытащить из легендарной пьесы пару невразумительных персонажей, чтобы трагедия превратилась в комедию! Розенкранц и Гильденстерн – два сапога пара, ни на что друг без друга не способные. Впрочем, в паре они также не слишком успешны… Эти герои берут начало в пьесе Шекспира «Гамлет», собственно, в мире Гамлета и продолжают существовать. Стоппард с потрясающей иронией обыграл точку зрения «пятистепенных» персонажей на события гамлетовского размаха.

Юкио Мисима «Мой друг Гитлер»

Кроме жизнеописания небезызвестной маркизы де Сад, Мисима также отличился созданием текста о политике и дружбе с… Гитлером в главной роли. Тот еще не фюрер, но уже рейхсканцлер. И происходит страстный обмен мнениями между историческими персонажами (будущий фюрер, Эрнст Рём, Грегор Штрассер и Густав Крупп) аккурат перед «ночью длинных ножей», когда Гитлер расправился над руководителями штурмовых отрядов СА.

Питер Шеффер «Эквус»

Завершаем подборку еще одно работой именинника. Самая скандальная пьеса Шеффера и одна из самых скандальных пьес вообще. Кстати, в Англии главную роль в одной постановке исполнял Дэниел Рэдклифф, расхаживая по сцене голышом на радость зрителям. Работа это, в формате беседы между психоаналитиком и душевнобольным юношей, рассказывает о прогрессивном психическом расстройстве героя – любовь к лошадям обернулась для него обожествлением коня (Эквуса) и преступлением во имя гривастого Бога.

Ваш комментарий к заметке: