Генетическая память нашего языка

6
+

В поиске одной книги, наткнулась на другую - книгу Татьяны Мироновой "Необычайное путешествие в Древнюю Русь" с подзаголовком Грамматика древнерусского языка для детей. Вот казалось бы, не слишком ли серьёзно для детей? Ну что им до отжившей грамматики. А углубившись в текст, поняла - увлекает, поскольку совсем не урок, а приключения в далёкую Русь да ещё где, под Великим Новгородом. А там история такая богатая, что может случиться всё что угодно. Так два подростка Ванька и Васька проверили себя, можно ли разговаривать с дальними-предальними предками на современном языке. Для юного филолога самая подходящая книга.

Конечно, захотелось посмотреть другие книги автора. Лингвистические работы Т.Мироновой привлекают интересными языковыми аналогиями.Вот маленький отрывок уже из исследовательской работы:

"Лингвисты, изучающие национальные языковые картины мира, практически всегда сталкиваются с языковой генетической памятью, которая диктует человеку модели поведения, правила отношения к Богу, к жизни, к Родине, к счастью, к богатству. К примеру, счастье осмысливается в исконных значениях языка как своя часть, то есть собственная доля, участь, судьба. И потому русское счастье может быть и трудным, и горьким, и со слезами смешанным. А англо-американское счастье – happiness – образовано древним пра-корнем со значением хватать, хапать, хитить. Как видим, у русских и англичан разные представления о счастье в силу разной картины мира, которую диктует язык.

У лингвистов есть постулат: опыт языка многократно богаче опыта жизни отдельного человека. И каждый из нас невольно и непроизвольно использует опыт родного языка. Вот поговорка «Горе не беда». Почему мы так говорим, когда хотим утешить другого, да и себя самого в несчастье? Да потому что горе происходит от слова гореть, это когда душа горит, на сердце печаль, она ведь тоже печет душу. То есть горе – это личное несчастье. А беда происходит от древнего глагола бедить, что значит порабощать, беда – это исконно иго, порабощение. Так что горе может быть личным, а беда – только общей. И личное горе – ничто в сравнении с общей бедой, с порабощением, с игом. Вот в чем смысл русской поговорки, в которой хранится многовековой опыт языка. А вдумаемся в смысл слова победа. Победа – это буквально то, что приходит после беды, победа – это освобождение от ига, от рабства, победа – это свобода. Вот что мы подсознательно понимаем и чувствуем"

  • Очень интересно, Людмила. С удовольствием почитаю эту книгу, когда отыщу ) Потому что всегда интересовалась образованием слов и их истинным значением, хотя и не лингвист. Спасибо за информацию.
    ответить
  • А я всё думал-почему же с таким скрипом у нас капитализм приживается(и не факт,что приживётся в конце концов).
    Вот оказывается Михалыч в чём дело-не наше это понятие "happiness",хватать и хапать.Другая доля нам нужна )).
    ответить
  • Пожалуй, вы с Михалычем и правы слегка. только думается мне, что "хватать и хапать" как раз и приживается, да ещё каким темпом. А если серьёзно, то мне кажется, что языковая версия слова "счастье" идёт и в том и другом языке одним путём от корня "часть". Например, в голландском, который очень близок английскому языку корень "hap" /'hapje" обозначает кусок/кусочек, т.е. часть.
    ответить

Ваш комментарий к заметке: