Книги, отмеченные премией «Русский Букер»

14
+

6 июля 1960 г. родилась Маргарита Хемлин – украинская писательница, чьи тексты неоднократно попадали в списки финалистов одной из самых неоднозначных литературных премий России «Русский Букер».

В честь дня рождения писательницы – подборка книг, отмеченных премией. Если вы не слишком-то разбираетесь в современной русскоязычной прозе (но хотите подправить этот момент), то добро пожаловать! В подборке будут как лауреаты, так и писатели из шорт-листов.

Приятного чтения!

Людмила Петрушевская «Время ночь»

Этакий женский вариант «Похороните меня за плинтусом» от лица бабушки-артистки во всех смыслах этого слова. Времена тяжелые и голодные, сопли на кулак наматывать некогда – это факт. Но героиня превращает непростую жизненную ситуацию в театр одного актера, где ее порой совершенно несвязные диалоги перемежаются с личным дневником дочери, который мать не стесняется комментировать. Чтение непростое, как и вышеупомянутый «Плинтус».

Дина Рубина «На солнечной стороне улицы»

Роман одновременно и о людях, и о городе. Теплыми воспоминаниями самой писательницы об Узбекистане здесь пропитана если не каждая первая, то каждая вторая строчка точно. Основной же сюжет сосредоточен на взаимоотношениях матери и дочери. Мать – вздорная и приземленная, но очень сильная женщина, которая долгие годы не жила, а выживала. Дочь, напротив – утонченная, сдержанная, «породистая» художница. У каждой из них своя судьба и своя трагедия, навсегда переплетенные между собой.

Людмила Улицкая «Даниэль Штайн, переводчик»

Продолжаем еще одной непростой книгой о совсем непростых судьбах – в центре сюжета еврей Даниэль, который после работы в гестапо (не удовольствия ради, само собой) становится католическим священником и посвящает всего себя труду во благо примирения народов и представителей различных враждующих религий. Он переводчик не только буквально, но и метафорически – способен говорить об одних и тех же добрых вещах на разных «языках», помогая людям понять и принять друг друга такими, какие они есть.

Михаил Елизаров «Библиотекарь»

Почти совсем забытый обществом советский писатель Громов оставил внушительное литературное наследство о славных подвигах простых тружеников в быту и на войне – отлично написанное, но совершенно неактуальное. Для всех, кроме «библиотекарей». Людей, которые находят чтение текстов Громова священным актом возрождения и приобретения Силы, достойной лишь избранных. Елизаров пишет очень хлестко, жестко, ярко и местами совершенно не для слабонервных.

Владимир Шаров «Будьте как дети»

Новый крестный поход (или все-таки ход?) детей по России 1917 года, собравший под своими началами всю неэлитную элиту из возможных – тут и беспризорники, и шаманы напополам с попами, и девицы легкомысленные, моралью не отягощенные, и малочисленный северный народец, и душегубы, страшные в своей жестокости. И все это в формате евангельской притчи на 400 страниц текста!

Герман Садулаев «Таблетка»

Страдания менеджера среднего звена – это как новые страдания юного Вертера. Юноша бледный со взором горящим отчаянно ищет смысл жизни среди кулеров, дешевого кофе в пластиковых стаканчиках, подступающего простатита и забот об ипотеке. На обычные человеческие страдания накладывается экзистенциальная тоска человека, который понимает всю свою бесполезность в масштабах человеческой популяции, но не готов сменить жизненный вектор из-за привычного «авось как-нибудь само». Герою Садулаева сдвинуться с мертвой точки помогают розовые таблеточки, найденные в партии замороженной картошки…

Татьяна Толстая «Кысь»

Татьяна в одном из своих самых известных произведений с душой оттопталась по всем порокам современного общества, слепив мини-версию постапокалиптического мирка, где люди превратились в пародию на самих себя. Они боятся неведомой Кыси, которую никто не видел. Не помнят, что представляла собой культура, наука, творчество. Они малограмотны, озлоблены и мелочны. Но наблюдать за ними, наслаждаясь богатейшей стилистикой Толстой – одно удовольствие.

Александр Чудаков «Ложится мгла на старые ступени»

Здесь главное – человеческие судьбы простых людей, которые перемешались в одном ссыльном городке самым непостижимым образом. Это как собрать за одним столом герцога из 18 века, Льва Толстого и современного хипстера. Академики тут живут по соседству с ворами, а интеллигентные писатели – рядом с неотесанными мужланами. А в самом центре внимания – семья, которая трудится, кажется, вообще без отдыха и выходных, сменяя одну работу на другую с утра до ночи.

Владимир Сорокин «Лед»

Тут главное – не воспринимать автора серьезно. Потому что в противном случае вам покажется, что вы читаете какую-то несусветную чушь (в принципе, так и есть, важно лишь отношение читателя к происходящему). Здесь смешалось все, абсолютно все сорокинское, что одни обожают, а другие ненавидят. Фантастическим языком этот утонченный стилист рассказывает какую-то совершенно несусветную историю Братьев Света, ледяных богов и богинь, «мясных машин» и всего в таком духе. «Лед» входит в «Ледяную трилогию»: первая книга называется «Путь Бро», а третья «23000».

Рубен Гальего «Белое на черном»

У автора этой книги страшная, но также удивительная судьба. Рубен родился в Москве в семье испанки и венесуэльца, которые первое время боролись за своего больного ДЦП сына, а потом разъехались каждый своей дорогой. И внук секретаря испанской коммунистической партии оказался… в московском детском доме. Где свежий помидор – это неслыханный деликатес. Где выжить пытаются не только брошенные всеми дети, но и нищие нянечки, воспитательницы, работницы. Об этом – дебютная книга Гальего.

Елена Катишонок «Жили-были старик со старухой»

Часто эту книгу называют «доброй семейной сагой», что не совсем соответствует действительности. Сага действительно семейная, но далеко не каждый читатель увидит в семье из романа доброту… Хотя, в целом, очень типична эта семья для времени, которое описывает Елена – муж и жена, традиционный уклад, множество детей и внуков, войны, не всегда сытые недели и месяцы. Кажется, старик со старухой были молодыми только внешне, они как будто уже родились старыми и закостенелыми в своих взглядах, на всю жизнь заперев себя во вневременной капсуле и туда же засунув всех своих отпрысков.

Елена Колядина «Цветочный крест»

История барышни-мученицы на Руси, которую обвинили в ведьмовстве и «благополучно» сожгли на костре как богомерзкую ведьму. История пытается быть стилизацией, но местами автору банально не хватает тормозов – смешались в кучу гусли, банная эротика и гой еси добры молодцы. Однако основа у истории реальная, историческая. В 1672 году в Тотьме действительно сожгли как еретичку молодую женщину. Молодой мечущийся священник и веселый скоморох прилагаются.

Маргарита Хемлин «Клоцвог»

Майя Клоцвог – героиня из тех, кого в советские времена совершенно не любили и всячески стыдили. Впрочем, будь на ее месте мужчина, его бы похвалить даже могли за находчивость и амбициозность… Она рвалась наверх изо всех сил, потому что очень хотела жить не абы как, а хорошо. Не в нищете, не окруженная такими же нищими родственникам и капустным супом трехдневной давности, а в своей квартире и в достатке. Ей это удалось благодаря мужчинам, к которым Майя относилась с известной долей расчетливости.

  • Классная подборка, 5 книг из нее читала. Каким-то чудом в библиотеке к рукам прилипла "Клоцвог" с еврейским налетом, она больше всех из подборки не понравилась))
    Чудаков, Улицкая и Петрушевкая в планах.
    ответить
  • Хочется написать: "вы забыли - с чего началось" - первый букер и как ругали по радио и ТВ премию и первого лауреата... я тогда впервые (устав от ругани и решившись проверить, чего они там...) открыла для себя замечательного (знакового) писателя Дениса Гуцко. Долго-долго искала его книгу "Без пути-следа" в магазинах (реанимируя распечатку с сайта премии и рекомендуя, как лучшую книгу о 90-х...) и не нашла, позже выяснилось, что книга вышла в сокращенном виде под названием "Русскоговорящий", но теперь доступна, благодаря ИД Романа Сенчина: https://www.litres.ru/denis-gucko-11321761/bez-puti-sleda-roman/#buy_now_noreg . А вообще - плачевно всё это, https://www.kp.ru/daily/26860.4/3902878/ скоро одни политические (Большая книга / Ясная поляна) и патриаршие премии останутся... А хочется - свободы творчества и мысли.
    ответить

Ваш комментарий к заметке: