Джонатан Франзен о сложной и развлекательной литературе

14
+

Оффтоп: Я привыкла интересные мне цитаты копировать в блокнот или добавлять в закладки на случай "потом посмотрю". А тут оказывается, что мое ценное мнение может быть кому-то интересно. В любом случае, теперь буду добавлять сюда книжные цитаты и возможно что-нибудь об искусстве. Жаловаться и раздавать комплименты можно в комментариях, но заранее прошу прощения: на дискуссии и общение у меня мало эмоциональных сил, так что скорее всего отвечать не буду. По настроению.

Рене Магритт - Прекрасная пленница

---------------------------------------------------

[Существует] ...две совершенно разные модели взаимоотношений литературы и читателей. В одной модели, которую отстаивал Флобер, лучшие романы — великие произведения искусства, люди, которые сумели их написать, заслуживают чрезвычайного уважения, а если средний читатель отторгает эти произведения, то только потому, что средний читатель — обыватель; ценность любого романа, даже посредственного, не зависит от того, сколько людей его оценили. Можно назвать это моделью Статуса. Она предполагает дискурс гениальности и искусствоведческой значимости.

В противоположной модели роман — встреча писателя и читателя, где писатель предлагает набор слов, благодаря которым читатель получает удовольствие. Таким образом, творчество требует баланса самовыражения и связи с группой, состоит ли эта группа из любителей «Поминок по Финнегану» или фанатов Барбары Картленд. Каждый писатель в первую очередь член сообщества читателей, и главнейшая цель чтения и писательства — поддерживать ощущение связи, противостоять экзистенциальному одиночеству; и потому роман заслуживает читательского внимания ровно настолько, насколько автору удается удержать доверия читателя. Это модель Контракта, дискурс удовольствия и связи. Моей матери бы понравилось.

Приверженцу Контракта любители Статуса кажутся самодовольной элитой гурманов. Для истинного адепта Статуса, с другой стороны, Контракт — прямой путь к угодливости, эстетическому компромиссу и Вавилон конкурирующих литературных подгрупп. Конечно, в случае некоторых романов различие роли не играет. «Гордость и предубеждение», «В доме веселья»: ты зовешь их высоким искусством, я — развлечением, мы оба листаем страницы. Но модели заметно расходятся, когда читатели считают книгу трудной.

Согласно модели Контракта, трудность — признак беды. В самых тяжелых случаях автор может даже соблазниться поставить собственные эгоистичные творческие императивы или тщеславие прежде законного желания читателя развлечься — другими словами, стать засранцем. В масштабах свободного рынка Контракт постулирует, что если продукт вас не устроил, то виноват продукт. Если вы обломали зубы о сложное словечко — судите автора. Если ваш профессор указывает в списке литературы Дрейзера — не скупитесь в оценке курса на суровые выражения. Если в местной филармонии играют слишком много музыки двадцатого века — сдавайте абонемент. Вы потребитель; вы всегда правы.

С точки зрения Статуса, трудность говорит о качестве; она предполагает, что автор романа отринул дешевые компромиссы и остался верен своему художественному видению. Следовательно, легкая литература не имеет большой ценности. Удовольствие, которое требует тяжелых усилий, медленного проникновения под покровы тайны, отсева слабейших читателей, — действительно стоящее удовольствие; и если, как миссис М., вы не справляетесь — идите к черту.

-----------------------------------

https://www.livelib.ru/articles/post/29842-dzhonatan-franzen-uilyam-geddis-i-problema-chteniya-trudnyh-knig

  • Можешь не отвечать на комментарии. Но заметка как раз для меня. Спасибо. У меня нет филологического образования. К моему большому сожалению. Поэтому я люблю читать вот такое. ,Ибо никогда это не читала в учебниках, не учила.
    ответить
  • Спасибо, мне тоже интересно. Только не поняла Дрейзер -это автор такой, которого я не знаю или это опечатка?
    ответить
  • Прошлась до источника. Хорошая статья.
    "Если автор работает над произведением, то поработать стоит и читателю" - удивительно мне стало, как совпали мои мысли и Франзена (фраза из статьи). Именно так всегда думаю, когда читаю то, что с первого раза непонятным кажется, возвращаюсь. Но есть и такое (тоже из статьи) -"Вы увидите, что в самом деле литературная сложность может быть дымовой завесой для автора, которому нечего сказать интересного, умного или развлекательного."
    Большой читательский опыт надо иметь, чтобы это понять. Опыт хорошей классической глубокой литературы конечно же.
    ответить

Ваш комментарий к заметке: