Чемодан Бабеля

5
+

Зощенко как-то писал Олеше: «Каждые твои две строчки лучше целой груды книг — вот такое у меня ощущение, когда я тебя читаю». Эта реплика справедлива и в отношении Бабеля: гений малой формы, он доводил свои короткие новеллы до совершенства — попробуйте выкинуть хоть одно слово из «Одесских рассказов». Изумительная словесная чеканка стоила продолжительной, на износ, работы, и пока советская пресса пеняла Бабелю за «простой», он корпел над циклом «Великая Криница», обещавшим стать своеобразным приветом конъюнктурной «Поднятой целине»: коллективизация вызывала у Бабеля те же чувства, что и Первая конная — смесь отвращения и восторга. Об остальных авторских замыслах мы можем судить только из вторых уст: при аресте у него изъяли (а затем уничтожили) чемодан рукописей — кажется, в нем содержались наброски к большому роману о чекистах.

    Комментариев пока нет. Ваш комментарий может стать первым.


Ваш комментарий к заметке: