Названия-аллюзии в художественной литературе

17
+

16 февраля 1954 г. родился Иэн Бэнкс – шотландский писатель, автор нашумевшего романа «Осиная фабрика». На его счету огромное количество книг, среди которых есть и те, что содержат интеллектуальную загадку в самом названии. А точнее, аллюзию или отсылку к произведению искусства, тексту священной книги, цитате, афоризму, шутке и т.д.

В честь дня рождения Бэнкса – подборка названий-аллюзий, в которых очень интересно покопаться даже искушенному читателю.

Приятного чтения!

Иэн Бэнкс «Вспомни о Флебе»

Слова для заглавия были взяты из поэмы «Бесплодная земля» Томаса Стернза Элиота.

Творчество Бэнкса куда шире одного жанра или направления – он мастерски пишет и странную «маргинальную» прозу («Осиная фабрика»), и космическую фантастику, как этот роман. Эта книга открывает цикл романов об искусственном интеллекте, многочисленных суперразвитых машинах, войне и прочих вещах впечатляющего масштаба.

Джон Стейнбек «Гроздья гнева»

Название не просто отсылает к сильным переживаниям персонажей романа, но и является неявной для большинства аллюзией. Источник словосочетания – стихотворение американской поэтессы Джулии Уорд Хоу «Боевой гимн Республики». А он, в свою очередь, берет начало в Откровении Иоанна Богослова (Библия, если что).

История одной семьи, растерявшей во время Великой Депрессии все, кроме человечности. Их жизнь – это бесконечная дорога, голод, лишения, потери, предательства, издевки… Драма простого человека, который сталкивается с «монстром» слишком большим, чтобы с ним сразиться.

Маргарет Митчелл «Унесенные ветром»

И эти слова появились не просто так – Митчелл взяла строки из стихотворения «Non Sum Qualis eram Bonae Sub Regno Cynarae» Эрнеста Доусона.

История дерзкой и непокорной Скарлетт, ее любви и американского быта не нуждается в представлении, правда же?

Олдос Хаксли «О дивный новый мир»

Хаксли пошел еще дальше и обратился к бессмертному наследию Шекспира. Название романа – это слова Миранды из «Бури», где она воспевает дивный новый мир, где «есть такие люди!».

Иронично, поскольку новый мир по Хаксли жесток в своей идеальности – все люди генетически запрограммированы жить по определенным правилам, наслаждаться «веселящим наркотиком» и оставаться здоровыми до самой смерти. Обычному естественнорожденному человеку в нем просто нет места!

Джон Апдайк «Кролик, беги»

Своего инфантильного героя Апдайк не просто так назвал Кроликом. В 1939 году в Америке была очень популярна песенка про пирог из крольчатины, который фермер готовил каждую пятницу. Он брал ружье, а голос автора советовал: «беги, кролик, беги».

Главный герой, Кролик, бегает в разы быстрее своего пушистого и ушастого сородича – простая семейная жизнь окончательно встала поперек горла. Жена, младенец, счета за жилье, покупка продуктов… В своем богатом воображении он живет насыщенной яркой жизнью, а не вот это все! Потому бежит, что есть мочи, прочь от скучных будней.

Кен Кизи «Над кукушкиным гнездом»

Бунтарский роман, сделавший Кизи имя, позаимствовал название из… детской считалки. «Кто из дому, кто в дом, кто над кукушкиным гнездом...».

Главный герой попадает в психиатрическую лечебницу, где отчаянно продолжает бороться с системой в лице медицинского персонала. Увы, не всегда бунтарство и отчаянные поступки помогают сломить грубую силу «традиционной» медицины, за которой прячется костяк общества в целом.

Кен Кизи «Порою блажь великая»

Другой его роман отсылает к вещи посерьезнее – народной песне "Goodnight, Irene", популярной в начале 20 века. Слова песни для кое-кого из героев стали без преувеличения пророческими: «Порою блажь великая приходит: дай прыгну я… и утоплюсь в реке».

История семьи лесорубов, которые не хотят сдаваться на милость профсоюза и закупающей лес компании. Пытаясь в рекордные сроки заготовить достаточно бревен на продажу, семейство Стэмперов по ходу дела пытается также наладить отношения, для которых слово «непростые» кажется слишком мягким.

Курт Воннегут «Колыбель для кошки»

А Воннегут решил, что для его замороченного (но очень интересного!) романа о возможном конце человеческой цивилизации отлично подойдет аллюзия на детскую игру с веревочкой, которая складывается между пальцев в замысловатые узоры.

Неумение держать язык за зубами приводит героев романа к печальному концу, начавшемуся с разработки смертельно опасного для всего живого вещества Лед-9, способного заморозить всю воду на планете. Да, воду внутри людей тоже.

Поппи Брайт «Изысканный труп»

Странное название странной книги появилось из не менее странной словесной игры. Сюрреалисты группы Андре Бретона любили проводить время экстравагантным образом – игроки случайным образом соединяли между собой слова и словосочетания. И первой такой фразой стала «Изысканный труп будет пить молодое вино».

Роман очень не для слабонервных и гомофобных, поскольку 99% происходящего – это любовные игры убийц и маньяков мужского пола.

Ник Кейв «И узре ослица Ангела Божия»

И снова отсылка к Библии: Книга Чисел (22:23) «И увидела ослица Ангела Господня, стоящего на дороге с обнаженным мечом в руке, и своротила ослица с дороги, и пошла на поле...».

Мальчик рождается и растет на свалке с матерью-алкоголичкой и отцом-реднеком, чтобы стать для соседнего сектантского поселенья одновременно и Мессией (правда, они об этом не догадываются), и самым порицаемым существом. Грубый, «грязный», откровенный текст от одного из самых почитаемых рок-музыкантов планеты.

Харуки Мураками «Норвежский лес»

Тут все просто – большой поклонник западной музыки Мураками использовал в качестве заглавия романа название песни The Beatles.

Неторопливая история о любви, жизни и нежелании жить. Плавно перемещаясь из локации в локацию главный герой изучает себя через людей вокруг.

Марк Хэддон «Загадочное ночное убийство собаки»

Правильный перевод звучит как «Загадочное ночное происшествие с собакой», что является прямой отсылкой к одному из рассказов Артура Конан-Дойла «Серебряный», где Шерлок Холмс сообщает инспектору странную деталь – собака той ночью, когда нечто произошло, молчала.

Пятнадцатилетний аутист Кристофер никогда не ходил дальше той улицы, где живет. Да и вообще старался лишний раз не пересекаться с другими людьми, общество которых ему очень трудно переносить. Но смерть соседской собаки вынуждает его выйти за рамки комфортной зоны и сделать что-то совершенно для себя невероятное.

Не забывайте и не стесняйтесь оставлять комментарии! Читали какие-нибудь книги из этой подборки? А может, знаете подходящие по теме? Делитесь, не жадничайте!)

  • "По ком звонит колокол" Хемингуэй. Слова Джона Донна.
    ответить
  • У Агаты Кристи таких несколько. "Десять негритят", "Пять поросят", "Хиккори-Диккори". Всё это детские считалочки.
    ответить
  • Ремарк, "Время жить и время умирать". Явная отсылка к Книге Екклезиаста, гл.3, где с фразы "Всему свое время, и время всякой вещи под небом: ..." начинается длиный ряд сопоставлений, начинающихся со слов "время делать то или иное", и конкретно: "время рождаться и время умирать".
    ответить
  • Вот еще вспомнила: Владимир Михайлов "Сторож брату моему", "Тогда придите и рассудим" отсылки к Библии.
    ответить
  • Меир Шалев, "Вышли из леса две медведицы" - строка из Библии.

    Лион Фейхтвангер, "Иудейская война" (первая книга из трилогии об Иосифе Флавии): это название самой известной работы самого Иосифа Флавия ("Иудейская война"), и события в обеих книгах описываются, в общем-то, одни и те же, но, разумеется, очень по-разному.

    Александр Чудаков, "Ложится мгла на старые ступени..." - строка из стихотворения Блока "Бегут неверные дневные тени...".

    Эрих Мария Ремарк, "Возлюби ближнего своего" - вторая из двух заповедей, оставленных Христом людям; неполная ("Возлюби ближнего своего, как самого себя"). Слова Христа, переданные в трех из четырех Евангелий (у Матфея, Марка и Луки). Первая заповедь - о любви к Господу. "На сих двух заповедях утверждается весь закон и пророки".

    Торнтон Уайлдер, "Небо - моя обитель". Строчка из детского стишка, который, кажется, печатали даже на тетрадях. Не нашла этих стихов, помню, что в оригинале последней строкой было Heavens are my destination, т.е., не совсем обитель, а место, попасть в которое автор стихов стремится в конце пути. Но поскольку стихи были переведены, для рифмы появилась "обитель".
    ответить
  • Howard Spring, "These Lovers Fled Away" - название указывает на "Канун Святой Агнессы" Джона Китса.
    Харпер Ли, "Пойди поставь сторожа" - аллюзия на Библию.
    "Tinker, Tailor, Soldier, Spy" Джона Ле Карре (в русском переводе - "Шпион. выйди вон") - детская считался, сходная с нашей "На златом крыльце сидели..."
    ответить
  • "Не убоюсь я зла" Роберт Хайнлайн. В другом переводе "Пройдя долиной смертной тени". Название взято из 22-го псалома «Если я пойду и долиной смертной тени, не убоюсь зла, потому что Ты со мной…»

    Елена Катишонок «Жили-были старик со старухой»- русские народные сказки
    Джон Стейнбек «Зима тревоги нашей» - Шекспир «Ричард III»
    Уильям Фолкнер «Шум и ярость» - Шекспир «Макбет»
    ответить

Ваш комментарий к заметке: