Поэтическое приложение к новостям - "Сегодня, 26 марта, в истории"

3
+

Жаль, что места для портрета А.Э.Хаусмана в Новостях не нашлось, поэтому прежде всего его фото.

Альфред Эдвард Хаусман (1859–1936) — один из самых любимых и известных поэтов Великобритании. Его стихи печатались и печатаются в престижных английских антологиях, а его творчество неоднократно становилось темой критических и биографических исследований и сотен статей. В 1945 году Роберт Вустер Сталман издал свою «Аннотированную биографию А. Э. Хаусмана ‘Критические этюды’», в которой собрал практически все, что писали о лирике Хаусмана, и сам написал о его влиянии на поэзию 1920–1945 годов.’

Альфред Эдвард Хаусман известен в нашей стране. На русский язык его переводили Б. Слуцкий, С. Маршак, другие поэты. О нем писали статьи, исследования. И все же «последний поэт-классик луговой Англии» (как назвал его М. Л. Гаспаров) во многом остается загадкой.

Ведет дорога далеко,

Над ней луна в крови;

Меня уводит далеко

Дорога от любви.

Недвижно до конца земли

Стоит теней конвой:

Но ноги по ночной пыли

Путь продолжают свой.

Мир кругл, недаром говорят,

Иди себе вперед,

Всё будет хорошо, назад

Дорога приведет.

Но прежде, чем вздохнуть легко,

Пройди круги свои:

Меня уводит далеко

Дорога от любви. Перевод Виктора Широкова

******Каштан роняет факелы, развеян

Цветов боярышника аромат.

Дверь хлопает, свет ливнями рассеян.

Май на исходе; дай мне кружку, брат.

Весна конец наш скорбный приближает,

И превращает жизнь в ненужный хлам.

Утешит ли грядущий год? - кто знает,

Но двадцать три уже не будет нам.

Мы далеко не первые, наверно,

От бурь житейских прячемся в трактир,

Хороним планы, проклинаем скверну -

И подлеца, что сотворил наш мир.

Несправедливо грубым произволом

У обреченных радость отнимать.

Чужие мы на празднике веселом,

И глупой смерти мы несем печать.

Несправедливо; но налей мне снова.

Не принцами мы родились на свет.

Судьба людская к нам с тобой сурова:

Хотим Луну - к ней сил добраться нет.

Сегодня собрались над нами тучи,

А завтра унесутся прочь дожди.

Чужая плоть сожмется в боли жгучей,

Скорбеть душа начнет в другой груди.

Не знает гордый прах иной юдоли -

А вечность пострашней любых цепей.

Но, друг мой, нам ли покоряться боли?

Взвали на плечи небо, эль допей. Перевод Аллы Хананашвили

Роберт Фрост — один из крупнейших поэтов в истории США, четырежды лауреат Пулитцеровской премии (1924, 1931, 1937, 1943).

НЕИЗБРАННАЯ ДОРОГА

Опушка - и развилка двух дорог.

Я выбирал с великой неохотой,

Но выбрать сразу две никак не мог

И просеку, которой пренебрег,

Глазами пробежал до поворота.

Вторая - та, которую избрал, -

Нетоптанной травою привлекала:

Примять ее - цель выше всех похвал,

Хоть тех, кто здесь когда-то путь пытал,

Она сама изрядно потоптала.

И обе выстилали шаг листвой -

И выбор, всю печаль его, смягчали.

Неизбранная, час пробьет и твой!

Но, помня, как извилист путь любой,

Я на развилку, знал, вернусь едва ли.

И если станет жить невмоготу,

Я вспомню давний выбор поневоле:

Развилка двух дорог - я выбрал ту,

Где путников обходишь за версту.

Все остальное не играет роли. Перевод В. Топорова

*******

ПОСЛЕДНЕЕ

На последнем пороге,

Не прощаясь, стою,

Я на этой дороге

Башмаков не собью.

Что ушел - не грустите,

Не моя тут вина,

Мне грехи отпустите

За стаканом вина.

Не от божьего гнева

Я спасаюсь, друзья,

Как Адам или Ева, -

Сам себе я судья.

Не из райского сада

Ухожу я во тьму.

Возвращать мне не надо

Ничего - никому.

Если нынче я вышел,

Не дождавшись утра,

Значит, песню я слышал:

"Мне в дорогу пора!"

Но вернусь я, поверьте,

Если что не по мне,

После жизни и смерти

Умудренный вдвойне. Перевод Р. Дубровкина

Теннесси Уильямс.

Лес теней

Я помню: деревцо цвело

В овраге, где всего темней,

И звали Нежностью его...

Качался рядом Лес Теней.

Ладошки-листья за плечо

Меня пытались удержать,

А я спешил увидеть мир

И не хотел стоять и ждать.

Я знаю: деревцо цветет

Все там же, но с теченьем дней

Мне все труднее отыскать

Мой тонкий ствол в Лесу Теней.

Оружье, что отсрочит смерть,

За нежность я отдать готов,

Но сам я обратился тень,

И не найти мне нужных слов.

Блюз кухонной двери

От простуды старуха моя померла.

Сигареты курила и дряхлой была:

Ребра как на корсете, прядки желтых волос...

Ее ветер из кухонной двери унес.

Впрочем, я не моложе ничуть, чем она.

Сигареты курю да сижу у окна.

Вот и выгляжу что-то неважно теперь...

Закрывайте плотнее проклятую дверь! Елена Печерская 2

    Комментариев пока нет. Ваш комментарий может стать первым.


Ваш комментарий к заметке: