Главные произведения постмодернистской литературы

10
+

8 мая 1937 года родился Томас Пинчон – американский писатель и тот-самый-парень-в-пакете из Симпсонов. Шутка про пакет – отсылка к невероятной секретности фигуры Пинчона, которого все видели только на фотографиях, сделанных в юности.

К счастью, ажиотаж вокруг анонимности Томаса проистекает из огромного интереса к его творчеству, а не просто так – Пинчон давно и надолго возглавил список ведущих американских писателей 20 века и заслуженно считается одним из главных постмодернистов современной литературы.

Каждая его книга – событие! Какую теорию заговора он использует на этот раз? Какие «неуместные» шутки на серьезную тему себе позволит? Какие жанры свяжет между собой в невероятно тесный узел? Какой еще президент у него будет преспокойно курить марихуану на страницах романа? В общем, Пинчон – это сила. И один из тех писателей, о котором стоит хотя бы немного узнать для расширения кругозора.

В честь дня рождения Томаса Пинчона – подборка главных произведений постмодернистской литературы.

Приятного чтения!

Уильям Берроуз «Голый завтрак»

На первый взгляд может показаться, что это просто наркоманский поток сознания, но… Да ладно, это и правда во многом он и есть, хотя не только: шокирующий общественность сюжет, уникальный стиль письма – «метод нарезок», осознанная авторская гипербола, бесконечная саморефлекция. Самобытная вещь, которая не нуждается в особом представлении.

Джозеф Хеллер «Уловка-22»

Этот роман, шедевр сатиры и черного юмора, критики включают в многочисленные «постмодернистские списки» на регулярной основе. Ситуацию, в которой оказывается главный герой Йоссариан, никак нельзя назвать обыденной: молодой солдат попадает в ловушку парадокса, широко распространенную в армии США во время Второй мировой. И каждый новый день приносит лишь больше и больше абсурда в совершенно несмешное время…

Томас Пинчон «V.»

Не ждите внятного синопсиса на романы Пинчона. Дебютная книга, условно, вращается вокруг двух прожигателей жизни и поиски V. Что такое это «Вэ» - тема для отдельного разговора. А еще бесконечные отсылки, а потом отсылки на отсылки и отсылки на отсылки на отсылки. Переводчикам пришлось здорово потрудиться, чтобы передать хотя бы часть невероятной игры слов оригинала!

Хулио Кортасар «Игра в классики»

Экспериментальная проза Кортасара порой требует внушительной читательской подготовки. Иначе есть риск, как с Пинчоном, просто увязнуть в странном тексте, наполненном целой кучей всего. Костяк романа – рассуждения главного героя о его собственной жизни. Но суть куда глубже и ярче! А еще книгу следует читать по специальной схеме, созданной самим писателем.

Томас Пинчон «Выкрикивается лот 49»

Обычная калифорнийская домохозяйка становится совладелицей имущества бывшего любовника, поездка за которым превращается в водоворот интриг и заговоров, связанных с двумя почтовыми компаниями. Как и всегда, за сюжетной канвой прячется масса скрытых намеков и деталей, требующих расшифровки. Но если сумеете их понять – интеллектуальное удовольствие гарантировано!

Курт Воннегут «Бойня номер пять, или Крестовый поход детей»

Фишка этого романа – метапрозаический стиль. Автор перемежает «первый слой» с рассказом о бомбардировке Дрездена, «второй слой» с инопланетным фантастическим контактом и «третий слой», в котором он собственно пишет книгу и говорит от своего лица. Невероятная смесь всего вышеперечисленного обеспечила Воннегуту место в списке самых значимых постмодернистских произведений.

Венедикт Ерофеев «Москва-Петушки»

Естественно, литературный постмодернизм цветет и пахнет не только в иностранной литературе. Ерофеев, например, написал потрясающую псевдобиографическую поэму, символы в которой имеют десятки трактовок. Главный герой Веничка едет из Москвы в Петушки на электричке и постоянно видит галлюцинации, которые намекают на высоченный градус фантасмагоричности поездки. И правда, куда именно едет Веня?

Хантер С. Томпсон «Страх и отвращение в Лас-Вегасе»

Если у Венички не совсем ясен пункт назначения, то в случае с журналистом Раулем Дюком вопрос в цели. Формально, Рауль и его друг-адвокат Доктор Гонзо едут в Неваду освещать автомобильную гонку. Но бесконечный наркотический трип превращается скорее в попытку поймать за хвост смысл жизни. Увы, не слишком успешную.

Томас Пинчон «Радуга тяготения»

Две предыдущие книги Пинчона в сегодняшней подборке по части запутанности уступают главному произведению писателя. Некоторые ученые-литературоведы даже называют «Радугу» величайшей постмодернистской работой 20 века! Более 400 персонажей, паранойя, ракеты, иллюминаты, разрушение четвертой стены, секс и потоки сознания…

Курт Воннегут «Завтрак для чемпионов, или Прощай, Чёрный понедельник!»

В вымышленном антиутопичном городе готовится вручение литературной премии, и писатель-герой (по совместительству – альтер-эго автора) постепенно сходит с ума, поддаваясь впечатляющей паранойе. При том, что автор регулярно влезает в повествование, поправляет рассказчика и даже вступает с ним в диалог. Учитесь, юные последователи постмодернизма.

Роберт Ши, Роберт А. Уилсон «Иллюминатус!»

Философ-анархист и писатель сошлись вместе, чтобы написать сатирический роман о собственной версии происхождения и деятельности иллюминатов. На Западе иллюминаты – одна из любимейших тем для построения очередной теории заговора. Ши и Уилсон прибавили к ним магию, альтернативную религию, наркотики, анархизм и многое другое.

Саша Соколов «Школа для дураков»

Главный герой Такой-то воспринимает время совсем не так, как все остальные люди – оно для него движется нелинейно. А кроме того, он еще и страдает расщеплением личности. Но круг его интересов (и просто явлений, с которыми он сталкивается) при этом шире некуда: все советские невзгоды от репрессий до воинствующего атеизма в фантасмагоричном исполнении.

Жорж Перек «Жизнь способ употребления»

Интересно, как вообще Переку пришло в голову написать «роман», который описывает каждую комнату и каждого населяющего помещения жильца в огромном несуществующем доме, соответствующем сетке шахматной доски с расположением глав согласно ходам шахматного коня?.. В нем реальные и вымышленные известные люди, истории в истории, огромное количество предметов, людей, ситуаций и деталей, уже совершенно не поддающихся подсчету.

Дон Делилло «Белый шум»

Классический пример человека, воплотившего в жизнь Американскую мечту – у него любимая жена, куча замечательных детей, отличная карьера, ужины, семейные прогулки по магазинам и вот это все. Но однажды в городе случается авария, из-за которой над людьми повисает ядовитое облако, разрушительно влияющее на психику. Печальная история трагедии? Ничего подобного! Невероятно смешная книга.

Виктор Пелевин «Чапаев и Пустота»

Чапаев в бурке, а Петька в дурке. Такой расклад. А еще японские приверженцы харакири, Шварценеггер, «героиня» мексиканского сериала, демиург Котовский и бог знает, кто еще. Герой то на войне с Чапаевым, то в параллельном мире с кострами, то в психиатрической лечебнице. Но все эти локации нужны только для того, чтобы обрести наконец сатори – просветление.

Итало Кальвино «Если однажды зимней ночью путник»

Автор прямо предлагает Читателю и Читательнице отправится вместе с ним в мир гипертекста. Некий читатель покупает книгу, дочитывает до второй главы и понимает, что там начинается совершенно другое произведение. Читатель возвращается в книжный, ругается с продавцом и требует вернуть купленную историю. И тут начинается настоящий круговорот сюжетов, историй и книг…

Эдгар Доктороу «Град Божий»

Детективная часть романа постоянно перетекает в джаз, любовные истории бесконечных женщин, а еще астрофизику, космологию и прочие невероятные штуки. Это один из самых сложных и запутанных постмодернистских романов, так что чтение потребует серьезной интеллектуальной нагрузки.

Умберто Эко «Таинственное пламя царицы Лоаны»

Все началось с лопнувшего кровеносного сосуда, который лишил памяти торговца антикварными книгами шестидесяти лет. Точнее, лишил бытовой памяти, но все когда-либо прочитанное осталось при нем. Тут многие библиофилы наверняка смахнули предательскую слезу :) Но герой хочет также ясно ориентироваться в собственной жизни – и с азартом настоящего мыслителя начинает активно копаться в прошлом и настоящем.

Не стесняйтесь и не забывайте оставлять комментарии! Какие книги вы бы добавили к подборке? Какие из вышеперечисленных читали? Что о них думаете?

  • В юные год такие игры разума любил, потом остыл. Большей частью в П-М эпатажа и фраппирования читателя больше, чем собственно литературы
    ответить

Ваш комментарий к заметке: