Повелевающий тучами. Раздел IV. Глава 4.

3
+

4. Шелковые волосы

Даже в мыслях не смею обнять тебя нежно,

А тем паче рукой не коснусь – не готов.

Я люблю тебя просто – вот так, безнадежно,

Без томительных вздохов и клятвенных слов.

Василий Симоненко

Утром Алина проснулась с чувством, словно кто-то шатает палатку и хочет ее перевернуть. А еще она дрожала от холода. Наверное, на улице похолодало. Данила с Морвой крепко спали в объятиях друг друга — этим точно не холодно. Придется вылезать из палатки и попробовать согреться бегом.

Рассвет нежно и трепетно прикасается к головке гор своей молочной краской, а вдогонку ему подкрадывается растрепанный ветром сиренево-розовый. Алина стоит с раскрытым от удивления ртом. Слабые, несмелые прикосновения солнца ласкают землю, словно заботливая мамочка, — осторожно, чтоб не испугать родного ребенка после сладкого сна. Красиво, как же здесь красиво. Вот куда надо почаще приезжать на этюды, и она вдруг вспоминает, что у нее с собой бумага и карандаши. Можно сделать зарисовки.

Алина забывает о том, что еще несколько минут назад ей было холодно. Она смотрит в глаза солнцу и не должна для этого задирать голову. Она заглядывает ему в глаза даже немного сверху, а оно, возясь на восходе с приклеенным к небосводу последним лучиком, упрямо стремится оттолкнуться от земли, чтоб покотиться голубым полем.

Алина настолько пребывает в том безумии “один-на-один” — она и солнце, что и не замечает, как просыпается их компания.

За ее спиной, практически не дыша, пристроился Сергей, не сводя глаз с пальцев Алины. Потом к нему присоединилась и Морва. Крылан сидел немного в отдалении от всех. Ему было все равно, что она там рисует, он смотрел на нее...

И только Данила, сердито ворча и обзывая всех лодырями, расжигал костер, пристраивая греться воду для чая.

Без приключений спустились с горы. Сергей и дальше продолжал развлекать всех анекдотами и небылицами. Но в этот раз он, словно приклеенный шел следом за Алиной. И совсем не обращал внимания на мрачность Крылана, который очень нервно воспринял такое поведение приятеля. Сергей добродушно продолжал считать Крылана парнем Светланы, потому странное поведение товарища списывал на плохое настроение. Морва подмигивала Алине, невпопад прыская от смеха, когда Сергей аж слишком театрально пытался рассмешить девчонок. Крылан за всю дорогу вниз не проронил ни слова. Нацепив на глаза темные очки, юноша словно отгородился ото всех.

В “нижнем” лагере их встречал сердитый и нервничающий Петр. Красотка Светлана, после ужасной ссоры с Крыланом, кому-то позвонила. Потом упаковалась, а через пару часов Петр помог ей донести вещи к дороге. Там ее ждал роскошный новехонький джип с пузатым усатым дядькой за рулем. Она артистично надула губки, поцеловала колобка в лысину, потому как тот был на голову ниже за её, с охами и ахами уселась в машину, махнула на прощание ручкой и уехала. “Свято место пусто не бывает, Крылан!” — с улыбкой прокомментировала событие Морва. — Вы бы слышали, как они ругались, — пересказывал Петр позже, когда Крылан отошел за хворостом. — Крылан сказал, что не любит ее и никогда не любил, если она этого не понимает, то ему плевать. Светлана истерически орала, рыдала, целовала ему ноги. Блин, думал, что такое только в женских романах и сериалах бывает, наверное, девушка перечитала или пересмотрела чего-то такого. В конце концов она ему пригрозила, потом взяла пилочку для ногтей и сказала, что убьет себя. Но на Крылана не подействовало, видно, такие показательные выступления происходили частенько. Наконец-то парень не выдержал, упаковал рюкзак и удрал от нее подальше, приказав мне сторожить лагерь. Светка часа два с энтузиазмом выла у меня на плече, думал, с ума сойду. Больно смотреть, когда красота тускнеет. Но, как ни странно, теперь хорошо понимаю Крылана. У Светки истерики через каждую мелочь. Ноготь сломала — драма, мурашку укусила — аллергия, пилюли и слезы, тушь потекла — шок, дорога не ровная — скулеж. Тогда позвонила. Ну я уже говорил. Фух! С трудом дождался тот джип. Но даже шикарные ноги и роскошные белокурые волосы глупости не компенсируют. Да уж, шикарные ноги, это далеко не все!

— Угу! Шикарные, в самом деле, — вдруг из-за спины Петра послышался насмешливый голос Крылана, он сердито бросил перед собой охапку хвороста. — Хочешь, Петя, притчу о ногах.

Петр смутился. Крылан практически все слышал.

— А ты не тушуйся, Петь, не тушуйся! Я уже привык. Так вот — притча. Жила себе на свете Жаба! Красотка и принцесса между жабами: длинноногая, звонкоголосая, если можно так сказать о жабках. Ну стремная, одним словом, как Светка. Однажды возвращалась она с вечеринки и, чтоб сократить путь, решила перелезть через колею, а не через туннель. И так была увлечена любованием своими ногами, что и не заметила скорый поезд. Бах, и поезд отчекрыжил бедняге ноги. “Хорошо, что жива осталась”, — подумала оптимистично Жаба. Но так ей стало жаль красивых и изысканных ножек, и она решила вернуться назад, и в последний раз полюбоваться своими безупречными ножками. Из-за невнимательности не заметила еще одного встречного поезда. Бац — и Жабе отсекло голову. Все. Конец. И Жабе и притче.

— Как это! А мораль? Давай мораль! — запротестовал Петр.

— А мораль очень простая, Петя! Не стоит терять голову, дружище, через красивые ноги.

Все весело захохотали. Похоже что отсутствие Светланы Крылана только порадовало.

И не только его. Даже Сергей не жалел о ее исчезновении, сказал мимоходом, что Крылан и так терпел ее слишком долго.

Сварили добротный казацкий кулеш с салом. Морва таки непревзойденно готовит. Алине показалось, что блюда вкуснее она в жизни не ела. А когда пришла пора идти спать, наступила очередь сказки. Правда, в этот раз Алина попробовала откреститься, усталость и все такое… Но это был глухой номер. Все насели на нее. Пришлось рассказывать.

Крылан упрямо не снимал свои очки, делая мрак ночи для себя еще мрачнее. На какое-то мгновение Алине показалось, что он встанет и уйдет вон, слишком напряженным казался, но поскольку сидел напротив нее за костром, то полностью избегать встречи взглядов не удавалось. Но юноша остался.

— Давно это случилось, когда горы эти не были такими высокими, а небо таким звездным. Жила себе в Карпатских горах красавица Аничка. По соседству с девушкой жило двое парней — Алекса и Устим. Пока все трое были маленькими, то здорово играли около источника или на поляне, дружили. Прошло детство и щербатая Анька превратилась на красивую девушку с длинной светлой косой. Когда утром она расчесывала свои шелковые волосы, то казалось мимоходом, что гребешок на струнах золотых играл нежную мелодию. Ласковый характер девочки сменился гордостью красивой панны. Это чрезмерное внимание парней со всей округи разбаловало красавицу. Все ей казалось не таким. Солнце чересчур жгучее, утром слишком холодно, дождь очень густой, трава чрезмерно зелёная, снег гораздо белее, чем ей бы хотелось. Алекса умело играл на свирели и дарил свои мелодии надменной красотке. Устим был трембитарём. Казалось, что солнце вставало и ложилось спать только благодаря мужественным звукам трембиты и сладкому искушению свирели, потому что эти звуки привлекали рассвет и укладывали день спать. Не могли угодить Аничке и соседи-близнецы. Они так сильно ее любили, а красотка только шутила и насмехалась над ними. Говорила, что только одному может подарить свое сердце. А кому? Не знает! Об этом разве только Волшебница с самой снежной карпатской горы знает. “Вот пойдите и у нее спросите!” — надменно говорила красавица.

Отправились парни на поиски Волшебницы. Потому как терпеть неопределенность уже не было сил. Говорят, что живет Волшебница на самой высокой карпатской горе. Долго блуждали братья по горам, разыскивая самую снежную гору, стерли не одни постолы, изранили до крови руки и колени. И вот однажды они поднялись на гору, верхушка которой терялась среди туч. Между лилейными лепестками туч нежно виднелся позолоченный дворец. Он был сделан из хрусталя и сиял в лучах солнца золотом. На пороге стояла Волшебница.

— Приветствуем тебя, Волшебница гор! — хором поздоровались братья.

— Приветствую и вас, честные парни! Знаю, что привело вас ко мне. Но помочь смогу только одному. Вы оба тут в честном поединке не на жизнь, а на смерть должны решить — кто достоин любви Анички. Побежденный — погибнет! Хотя можете и передумать, опомниться. Вы же родные братья? Стоит ли любовь самовлюбленной гордячки такой цены?

Пелена закрыла глаза парней. В мыслях уже каждый из них держал красавицу Аничку в своих объятиях. Бились братья не на жизнь а на смерть. И вот Алекса, обессилевший в борьбе, упал перед братом на колени и начал искренне умолять:

— Братик, не убивай! Опомнись! Можеш забрать Аничку себе. Я вашему счастью мешать не буду. Уйду по миру. Только подари мне жизнь!

Посмотрел Устим на волшебницу, потом на брата, вспомнил искусительные уста Анички, ее соблазнительные глаза, шелковые светлые волосы и столкнул Алексу вниз. И вдруг пелена с глаз спала. Что он натворил? Убил самого родного человека. Сможет ли он даже в объятиях любимой жить дальше, чувствуя себя братоубийцей?

— Подожди меня, брат! — крикнув Устим и бросился вдогонку за братом в пропасть.

Шло время, братья не возвращались. Красавице Аничке начало казаться, что солнце какое-то ленивое утром, и вечер медленно приходит без музыки парней. Но хуже всего было то, что волосы ее шелковые без той музыки не способен расчесан ни один гребешок, они стали практически деревянными. Неужели это музыка любви живила его светом и давала силу, превращая каждую волосинку в струну. Юноши же не возвращались. “Может нашли себе кого-то получше? — думала красавица. — А может, играют теперь для Волшебницы?” Однажды весенним утром Аничка встретила у ручья Волшебницу.

— Верни мне Алексея и Устима, сейчас же, Волшебница-лгунья! — без приветствий напоселась на Волшебницу Аничка. — Немедленно. Они ушли к тебе и не вернулись. Где ты их спрятала?

— Что же, — отвечает Волшебница, — может, и верну. Но за это ты должна отдать свои роскошные волосы. Волосы в обмен на жизни парней!

— Что? Никогда, — застучала ногами гордая и самовлюбленная Аничка. — Еще чего! Испортить мои роскошные волосы? Парни мне нужны только для забавы, как и тебе. Верни мне их немедленно! Верни!

Рассердилась Волшебница за такие разговоры девушки. Махнула правой рукой — и с головы красавицы посыпались волосы вниз. Махнула левой — и каждая волосинка превратилась в маленький беленький цветочек. Подул ветер и разбросал эти цветочки по горам и скалам, в невероятно малодоступные места. Вот и поныне блуждает Аничка скалами и горами, собирая свои волосики. А осенью, когда в горах не остается уже ни одного цветочка, потому как выпадает снег, она садится и расчесывает то, что насобирала.

Продолжая любоваться собственной красотой и не думая, что может выкупить у Смерти за свои волосы невинные души. Волшебница только грустно качает головой, и весной для Анички все начинается сначала. Но шелковые волосы волшебные. Тот, кто подарит этот цветочек своей любимой, — навсегда пленит ее сердце, и не сможет ни одна девушка отказать такому парню, потому как случится с ней то же самое, что и с Аничкой. Вот такая легенда о шелковых волосах, люди. Нашей сказочке конец, а кто слушал — молодец.

Утром Алина проснулась от того, что что-то мягко щекотало ее щечку и сладко пахло. На нее ласково и нежно смотрели малюсенькие снежно-белые цветочки-звездочки. Шелковые волосы. Она взяла цветы, прижала к себе, потом вынула этюдник и осторожно положила их между страницами. Морва и Данила сладко спали. Алина выглянула из палатки. Около пепелища вечернего костра сидел Крылан. Юноша держал в руках цветочек эдельвейса, смотрел на него, словно на какую-то драгоценность, и счастливо улыбался.

P.S. Летом писать и переводить вообще не прет( Потому продолжение будет по вдохновению)) Ну и лень на вычитку моя никуда не делась пока... Эх...) Традиционно жду тапки

  • Рассвет нежно и трепетно прикасается к головке гор своей молочной краской, - так не говорят про горы. К вершинам гор.
    а вдогонку ему подкрадывается растрепанный ветром сиренево-розовый крадется
    чтоб покотиться голубым полем. Чтобы покатиться
    мурашку укусила мурашка укусила
    дорога не ровная — скулеж. неровная
    дождь очень густой, сильный, мокрый )))
    не способен расчесан ни один гребешок расчесать
    ответить
  • Вот и я добралась) У меня сейчас такая насыщенная работа, что не успеваю ничего (
    Мои тапки:
    пребывает в том безумии “один-на-один”
    считать Крылана парнем Светланы, по(э)тому странное поведение товарища
    когда Сергей аж слишком театрально - когда Сергей слишком уж театрально
    потому как тот был на голову ниже за её, - потому как тот был на голову ниже неё,
    показалось, что он встанет и уйдет вон, слишком
    ответить

Ваш комментарий к заметке: