Книги о наказании всеобщим счастьем

9
+

26 июля 1894 года родился Олдос Хаксли – великий английский писатель, гуманист и пацифист. Этого необыкновенного человека номинировали на Нобелевскую премию по литературе семь раз! И пусть ни одну награду он так и не получил, наследие писателя без преувеличения бессмертно – роман-антиутопия «О дивный новый мир» актуален сейчас и останется таковым еще надолго.

Хотя, конечно, не только одна книга позволила Хаксли занять достойное место в плеяде мировых литературных деятелей. Вы знали, например, что именно личный опыт Олдоса дал толчок массовой культуре «расширения сознания»? В 1954 году писатель употребил мекалин (мощный природный психоделик) и создал о пережитом эссе «Двери восприятия». Джим Моррисон так впечатлился работой Хаксли, что назвал свою группу – The Doors – именно в честь него.

Но вернемся к книгам. В честь дня рождения Олдоса Хаксли – подборка романов о героях, «наказанных» всеобщим счастьем. Как живется в мирах, где людей контролирует не страх, а комфорт?

Приятного чтения!

Алекс Гарленд «Пляж»

Молодой путешественник Ричард вырос в мире, который обошли стороной потрясения. Ни тебе войн, ни тебе серьезных катаклизмов. И ребята вроде него только и могли, что придумывать экстремальные приключения на пятую точку, чтобы почувствовать себя по-настоящему живыми. Например, таинственный райский остров в Таиланде, где люди живут вне общества потребления, наслаждаются жизнью, забывают о времени, работе, коммуникациях, товарно-денежных отношениях… Но так ли прекрасно счастье и так ли сладка свобода, как кажется на первый взгляд?

Элли Конди «Обрученные»

В подростковой литературе антиутопии пользуются огромной популярностью. И каких тут только нет! Вот, например, история «идеального» общества, где система четко контролирует каждый шаг каждого человека. И вовсе не путем запугивания – граждане искренне верят, что системе лучше знать, как простому смертному реализовать себя и с кем составить максимально гармоничную пару. На Банкете обручения главная героиня узнает, кто станет ее возлюбленным, но потом одна-единственная ошибка рушит все. В том числе, веру в непогрешимость привычного уклада жизни.

Дмитрий Глуховский «Будущее»

Не утопия в чистом виде, но довольно близко к тому. Главное: человечество наконец-то обрело бессмертие. Вечная жизнь, вечная молодость, никаких болезней! Счастливы и те, кто никогда не тяготел к традиционным семейным ценностям – теперь детей рожать настоятельно не рекомендуется, ведь за это придется поплатиться бессмертием. Миру грозит перенаселение, так что ресурсы следует очень строго контролировать. Чем и занимается главный герой, который разыскивает нелегальных родителей, которые хотят и ребенка родить, и с вечностью не расставаться.

Дэйв Эггерс «Сфера»

Создатели нового чистого общества в романе Эггерса пришли к выводу, что главный бич человечества – это возможность иметь тайны. Именно из-за них люди обижают друг друга, совершают преступления и подрывают систему. Корпорация «Сфера» стала первой ласточкой нового мира, где все живут открыто и прозрачно – транслируя свою жизнь в интернет 24 часа в сутки. Кто угодно может увидеть кого угодно в какой угодно момент времени. Личное становится ворованным, а тайное просто неприличным. Будущее, которое вы уже наверняка видели в «Черном зеркале» - и оно пугающе близко к полной реализации в реальности.

Евгений Замятин «Мы»

Дивный новый мир, даже «дивнее», чем у Хаксли – здесь одинаковы все и сравнивать просто не с кем и не с чем. У людей нет имен, одни нумера. У людей нет самовыражения, одна униформа. У людей нет личного пространства, только одинаковые комнаты с прозрачными стенами и одинаково важная для режима работа. Но вместо совершенства получается тяжкий груз обязательного счастья, в котором не спрятаться и не скрыться – тебя найдут и насильно сделают счастливым. Разум побеждает. А куда деваться «низменным» чувствам?

Лорен Оливер «Делириум»

Кстати, о птичках. А точнее, о чувствах. Любовь – крайне опасная штука. Настолько опасная, что в мире подросткового романа «Делириум» ее признали болезнью, которую следует пресекать задолго до появления. По наступлению совершеннолетия все получают прививку от любви, которая гарантирует, что дальше легкой привязанности к другому человеку дело не пойдет. С одной стороны, это и правда мир победившего счастья: ни ревности, ни душевной боли, ни зависти, ни гиперопеки, ни домогательств. Но с другой… Родители не любят детей, партнеры равнодушны друг к другу, больше нет чувственных стихов и наполненных эмоциями романов. Холодный стерильный мир, где все всегда хорошо.

Скотт Вестерфельд «Уродина»

Еще одна проблема реального мира – несправедливости матушки-природы, которая одних наделяет невероятной красотой, а других оставляет в формате «я его слепила из того, что была». Уродцы завидуют красавцам, которых любят просто за симпатичную мордашку и которым отдают все лучшее из имеющегося. Но с уродством покончено! Все граждане мира после 16 лет превращаются в ожившие картинки благодаря обязательной пластической хирургии. «Уродливые» подростки живут в резервациях в томительном ожидании процедуры, искреннее веря в добрые намерения облагораживающей системы.

Лоис Лоури «Дающий»

Прекрасный пример неглупой подростковой литературы, где мир не шит белыми нитками (хотя о технической стороне вопроса сказано по минимуму и многое приходится додумывать). Итак, мир уравнения всех и вся. Чувств нет, свободы выбора нет, но нет и плохих вещей – преступлений, недовольства, нищеты. Каждому дается по потребностям, у каждого забирается по способностям. Главный герой на церемонии выбор профессии получает самый редкий путь – стать единственным Принимающим, т.е., человеком, который узнает о жизни людей прошлого, увидит мир в красках, ощутит острые, порой болезненные, а порой невероятно прекрасные чувства.

Нил Шустерман «Жнец»

Это уже ближе к сказке, чем к фантастике, но тоже стоит прочтения. Потому что описывается мир, в котором все плохое – нищета, голод, болезни, старение, смерть – перестало существовать. Грохнулся и переломал все кости? Ерунда, легко можно восстановиться. Лицо покрывается морщинами, а хочется быть снова молодым и красивым? Без проблем. В общем, мир, дружба и жвачка. Но все-таки надо понимать, что невозможно жить всем всегда и во веки вечные – планета-то не резиновая. Поэтому в счастливом мире нужны несчастливые люди – жнецы. Те, кто будут контролировать численность населения радикальным способом.

Олдос Хаксли «О дивный новый мир»

Уникальность романа Хаксли в том, что здесь нет тотального равенства, но именно четкое и явное социальное расслоение делает новое общество таким счастливым. Люди не равны еще на момент зачатия: каждого выращивают в соответствии с конкретной задачей, но добавляют маааленький нюанс, который не дает человеку чувствовать себя ущербным. Наоборот, он счастлив быть на своем месте, а если загрустит ненароком – широко распространенные наркотики удовольствия без побочных эффектов всегда под рукой. Человечество в «первобытном» живородящем виде сохранилось только в формате зоопарка для людей дивного нового мира. Именно там живет Дикарь, который ненавидит себя и мечтает попасть в лучшее общество.

Рэй Брэдбери «451° по Фаренгейту»

Нам читать историю о сжигании книг очень страшно, но люди в придуманном Брэдбери мире в подавляющем большинстве вполне счастливы: телевидение не дает заскучать ни на минуту, вариантов досуга масса, куча красивых ярких вещей доступна всем желающим. Общество потребления в чистом виде. Зачем ему книги, зачем размышлять о том, что было кем-то выдумано и требует серьезной интеллектуальной работы? Но, как и в любом условно идеальном обществе, есть риск, что кто-то все-таки соблазнится запрещенкой. Поэтому специально обученные пожарные уничтожают любое печатное слово.

Наль Подольский «Время культурного бешенства»

Хулиганский взгляд на жанр антиутопий, в котором сюр и юмор перекликаются с вполне серьезными вопросами. Как часто вы сталкиваетесь со снобизмом интеллектуалов в адрес простых смертных? Мол, если ты не интересуешься искусством, а хочешь рожать детей и заниматься простой работой – ты примитивное быдло. Вот Россия будущего, где подобные идеи вышли на национальный уровень. Даже сварщиком нельзя стать, не сдав экзамен на культурный уровень, который взлетел до небес. И только старые полуржавые танки, вдохновленные творчеством Малевича, «считают» иначе: двинулись стройной дружной колонной на Петербург, чтобы организовать восстание машин.

Не забывайте и не стесняйтесь оставлять комментарии! Какие книги из подборки вы уже читали? Что думаете о них? Какие еще можно добавить по теме?

  • всегда рекомендую незаслуженно неизвестный роман "Каллокаин" Карин Бойе
    ответить

Ваш комментарий к заметке: