Творческие заскоки знаменитых писателей

17 августа 1959 года родился Джонатан Франзен – автор романов «Поправки», «Свобода» и «Безгрешность», которые принесли ему славу живого американского классика литературы.
Кажется, такому талантливому писателю все дается легко. Сумел же он к шестидесяти годами написать сразу несколько толстых романов, от которых дух захватывает! На самом деле, дела писательские шли у Франзена не всегда гладко. Чтобы создать «Поправки» (некоторые критики говорят, что эта книга возродила великий американский роман как явление), Джонатану пришлось воевать с прокрастинацией не на жизнь, а на смерть. Создавая костяк книги, Франзен ушел в добровольное заточение: квартира со звуконепроницаемыми стенами, зашторенные окна, беруши, повязка для глаз и ноутбук под рукой, чтобы не проворонить идеи. В итоге, хоть эксперимент и принес плоды в виде «Поправок», писателю пришлось поплатиться за них крепким сном и стабильным душевным состоянием. Восстанавливаться пришлось долго…
Кто еще из знаменитых писателей прошлого и настоящего чудил в писательстве и повседневной жизни? Если вам интересно – читайте подборку творческих заскоков!



Пищевые привычки

О пристрастии Оноре де Бальзака к кофе вы уже наверняка слышали, но все-таки: до 50 чашек чистого черного кофе в день, не считая кофейных зерен, которые он периодически разжевывал на сухую. Естественно, это пагубно сказывалось на здоровье писателя, который в принципе не интересовался ЗОЖ – высокое давление, боли в желудке и серьезные проблемы с сердцем.



Готичный Николай Гоголь, которого некоторые читатели представляют не иначе как бледным тонким вурдалаком русской литературы, на самом деле был настоящим обжорой. Окружающих пугала его манера утыкаться лицом в тарелку (буквально!), всюду таскать с собой сладости и постоянно что-то жевать. Поразительно, что вопреки любви к еде умер Гоголь от добровольного истощения во время Великого поста!



Любовь к спиртному

Чарльз Диккенс соблюдал строгую алкогольную диету: поутру стакан сливок с ромом, в полдень коктейль «Шерри Коблер», в 3 часа дня пол-литра шампанского, а ранним вечером шерри с взбитым яйцом.



Уильям Фолкнер так сильно любил выпить, что бутылку виски Jack Daniel’s можно увидеть даже на его могиле. Второй любимый напиток писателя – мятный джулеп. Алкоголизм совершенно не помешал ему стать американским классиком, поскольку с похмелья он был наиболее продуктивен в плане писательства.



Печально известного поэта Поля Верлена сгубила любовь к абсенту. От регулярного потребления столь крепкого напитка здоровье пошатнется у кого угодно…



Приехав с визитом в СССР, Джон Стейнбек был очень недоволен официальным приемом, в котором не нашлось места спонтанности. Поэтому потихоньку ушел из отеля без провожатых, чтобы увидеть реальную жизнь русских. Нашел писателя милиционер после того, как Стейнбек напился с местными алкоголиками и завалился спать на скамейке.



Писательские ритуалы

Традиционно писательство ассоциируется со столом, за которым автор просиживает долгие часы в тишине и одиночестве. Но Марк Твен, названный современниками «полностью горизонтальным автором», писал только лежа. Сам он говорил, что в комфорте любимой кровати вдохновение так и прет. Ну, ладно, он сказал немного по-другому ;)



Романтик Фридрих Шиллер искал вдохновение в красоте гниения – просто не мог приступить к работе, если ящик стола не был забит под завязку гнилыми яблоками. А просидев до глубокой ночи в облаке яблочного амбре, Шиллер прятал от мифического Песочного человека ноги в ледяной воде.



Не меньшей педантичностью в вопросах писательских ритуалов обладал Владимир Набоков, которому для работы были необходимы строго разлинеенные карточки с заостренными углами 3 на 5 дюймов и карандаши с резинками. Писатель очень редко пользовался другими инструментами в творческом процессе.



Буйство воображения Роальда Даля резко контрастировало с его рабочими привычками – минималистичными и даже аскетичными. Писал Даль в неотапливаемом сарайчике во дворе дома, где даже не было нормального стола, так что записи писатель держал прямо на коленях на обычной доске. Единственное спасение от холода в соответствующий сезон – спальный мешок. А единственное «баловство» - шар из шоколадных фантиков, который Роальд собирал в детстве.



Уильям Вордсворт в вопросах поэзии доверял мнению своего пса. Новые стихи он выразительно читал питомцу, а если тот начинал лаять или рычать – садился дорабатывать халтуру.



Дурные пристрастия

Сидони-Габриель Колетт, французская писательница и возмутительница спокойствия, искала вдохновение крайне необычным способом – истреблением насекомых. В доме Колетт всегда было много кошек и собак, так что в минуты творческого застоя писательница принималась выискивать у них блох. Если же после тотальной чистки идеи так и не приходили в голову, она отправлялась бродить по дому и убивать мух одну за другой, пока не прихлопывала всех.



Главный джанки бит-литературы Уильям Берроуз любил шокировать окружающих безумными поступками. И далеко не все из них были безопасны для окружающих… Так на одной из вечеринок ему захотелось похвастаться мастерством стрельбы, сбив стакан с головы жены. В итоге, жена умерла от пули в голове.



Современники Льва Николаевича Толстого за глаза каких только гадостей о его «дурных пристрастиях» к физическому труду не говорили! Чаще всего налегали на безумие по причине религиозных идей. На деле же, Толстой подметил связь физической нагрузки и душевного самочувствия – без регулярного движения он становился раздражительным и плохо спал. Сейчас бы купил абонемент в спортзал, но тогда приходилось довольствоваться работой в поле и колкой дров в холодное время года.



Большой оригинал и вечно веселый пьяница Ярослав Гашек любил подшучивать над друзьями, публикуя собственный некролог. Обеспокоенные товарищи, конечно, тут же прибегали, развлекая писателя вытянувшимися лицами. Однако на реальные похороны Гашека никто, кроме жены, не пришел…



Олдос Хаксли мало у кого ассоциируется с миром наркотиков, психоделических опытов и прочих контркультурных штучек, однако именно он, фактически, начал культуру расширения сознания, описав опыт употребления мескалина в эссе «Двери восприятия». Оно, кстати, вдохновило Джима Моррисона назвать свою группу «The Doors».



Очень странные дела

Чарльз Диккенс имел малопривлекательную страсть: изучать трупы. То есть, буквально – в его времена посещать морг и наблюдать за вскрытиями не возбранялось. Правда, только издалека. Однако Чарльз подружился с кое-какими работниками морга, которые позволяли ему подходить к телам людей и внимательно их изучать. Кроме того, Диккенс обожал саваны и бирки покойников, а также постоянно изучал криминальные сводки.



Ги де Мопассан ненавидел Эйфелеву башню до такой степени, что каждый день ходил обедать в расположенный там ресторан. Зачем? Потому что это единственное место в Париже времен Мопассана, откуда было не видно башню!



Эрнест Хемингуэй стал страстным кошатником после того, как получил в подарок шестипалого котенка Снежка. Довольно быстро число котеек в его доме на Ки-Уэст достигло восьми десятков! Многие из них также имели лишние «пальчики» на лапах. Кстати, для любимых питомцев Эрнест лично украл в местном баре писсуар, который переделал в питьевой фонтанчик.



Шалун Бернард Шоу обожал фотографировать знаменитостей (и себя в том числе). Причем, он так превозносил искусство фотографии, что считал необходимым снимать только обнаженную натуру! Мол, камера отлично передает красоту человеческого тела. В крайнем случае, наряжал моделей в экстравагантные наряды.



Евгений Петров, который творил в соавторстве с Ильей Ильфом, необычным способом собирал почтовые марки: отсылал за границу письма в несуществующие города по выдуманным адресам. Через некоторое время конверты возвращались обратно с иностранными марками и штампом «Адресат не найден».



Артур Конан Дойл создал персонажа с невероятно острым умом и поразительно критическим мышлением, однако сам был страстным приверженцем всего мистического, ходил на сеансы спиритизма, верил в фей (!) и был уверен, что его лучший друг Гарри Гудини обладает реальным магическим даром. В итоге, именно из-за наивных убеждений Дойла друзья рассорились и больше никогда не сходились.



Не стесняйтесь и не забывайте оставлять комментарии! Какие странности вам показались милыми, а какие – из ряда вон? Может, у вас тоже есть заскок, который вписался бы в подобный список? Или вы знаете о привычке не упомянутого писателя, которой можно дополнить подборку? Делитесь в комментариях!

BookZizz BookZizz17/08/2020
Вордсворт - какой молодец!!
Отличная коллекция. А я знаю, что Жуковский очень любил кулебяки с капустой.

Ваше сообщение по теме: