Обольстить читателя достоверностью

Антония Сьюзен Байетт - великолепная мистификаторщица. С самого начала она захватывает достоверностью вымысла. Не могут же литературоведы заниматься в самом деле исследованием творчества не существующего поэта. Ясно, нет. Но возможно ли, этично ли представить достоверную фигуру, не коснувшись невзначай того, о чём стоило бы умолчать. Создать поэту алиби - тонкая уловка автора. Пусть это будет некий Рандольф Генри Падуб и пусть кто-то увидит в нём поэта Роберта Браунинга. А чтобы читатель не сомневался, подкинем ему приманку - писал портрет Р.Падуба сам Э.Мане по приезде в Лондон. И очень похож Р.Падуб на том портрете на Э.Золя, которого тоже писал этот же художник. 

Вот он этот портрет Э.Золя кисти Э.Мане.

А вот, как описывает портрет Падуба Байетт:

"Один портрет принадлежал кисти Мане, другой написан Д. Ф. Уоттсом. Работа Мане относилась к 1867-му, когда художник приезжал в Англию, и отчасти напоминала его же портрет Золя. Живописец изобразил Падуба, с которым он познакомился ещё в Париже, восседающим вполоборота к зрителю за письменным столом, в резном кресле красного дерева.

 У Падуба на портрете Мане смуглое волевое лицо, крутой лоб, густая борода, в глубоко посаженных глазах светится затаённое, только ему понятное удовольствие. Это умный, осмотрительный человек, не склонный принимать скоропалительные решения. Перед ним на столе разложены разнообразные предметы: превосходный, изящный натюрморт под стать мастерски выполненной голове портретируемого и двусмысленной растительности фона. Тут и собрание неотшлифованных геологических образцов, в числе которых два камня почти правильной шарообразной формы, похожие на маленькие пушечные ядра, один чёрный, другой сернистого зеленовато-жёлтого цвета, тут и древние окаменелости: аммониты и трилобиты , тут и большой хрустальный шар, и чернильница зелёного стекла, и кошачий скелет на подставке, и стопка книг – два названия можно разобрать: «Божественная комедия» и «Фауст», – и песочные часы в деревянной оправе. Чернильница, хрустальный шар, часы и две упомянутые книги, к которым добавились ещё две, чьи названия ценой кропотливых трудов удалось установить: «Дон Кихот» и «Основы геологии» Лайелля, – в той же обстановке, что и на картине Мане. Даже стол и кресло были подлинные".

Не кажется ли вам, что достоверность заключается в том, что описан автором всё-таки портрет Золя, а не Падуба. Портрет привлекательный, что и говорить. Но если взять портрет Браунинга, написанный Д.Уоттсом, то и ему в привлекательности не откажешь, а если приглядеться пристальней, то и сходство можно найти.


"Портрет работы Уоттса был не так отчётлив и достоверен. На этой картине, написанной в 1876 году, поэт выглядит старше и неземнее. Подобно фигурам на многих других портретах Уоттса, он весь охвачен порывом к духовному свету, который озаряет его голову, венчающую расплывчатое столпообразное тело. На фоторепродукции задний план потемнел и превратился в пелену мрака со сгустками и прогалинами. Самое примечательное на этом портрете – глаза, большие, сверкающие".

Более всего нравится оговорка автора "был НЕ ТАК ДОСТОВЕРЕН". Ну да разве этим читателя напугаешь? Зато он теперь точно может воочию видеть облик поэта.

А вот так выглядел Р.Браунинг  тогда, когда его жизнью, т.е. не его, а Падуба, заинтересовался начинающий исследователь-литературовед Роланд.

sibirjachka sibirjachka14 дней 8 часов 32 минуты назад

Комментариев к заметке пока нет. Ваш комментарий может стать первым!

Ваше сообщение по теме: