Дуэт поэтов: Элизабет Баррет Браунинг и Роберт Браунинг

   6 марта 1806 г. - 29 июня 1861 г.                         7 мая 1812 г. - 12 декабря 1889 г.               

Супружескую чету Браунинг читатели окунули в миф о вечной красивой любви, приблизив их отношения к желаемому образцу идеальных. Российские читатели подыскали им аналогию в поэтической паре – Анна Ахматова и Николай Гумилёв.

Не знаю, будет ли поколеблена эта версия чтением романа А. С. Байетт «Обладать», поскольку возникнет аргумент, что в романе не совсем уж и Браунинг, а Падуб, который дескать даже умер раньше своей жены, а поскольку автор, допустив такую вольность, легко может обмануть читателей и другой, рассказав о любовной страсти героя на стороне. Не вовлекаясь в дискуссию на эту тему, хочу предложить познакомиться с удивительным эссе Андре Моруа «Роберт и Элизабет Браунинг».( Перевод с французского В. Меранова. Опубликовано в журнале: «Иностранная литература» 2002, №5). Написано деликатно, корректно. Моруа проникает внутрь психологии отношений двух поэтов, не делая никаких акцентов, лишь следует фактам, надеясь, что читатель разберётся сам. Предлагаю проследить всего лишь канву эссе.

«ему попались на глаза два томика в зеленом переплете — “Стихотворения” Элизабет Барретт... Он прочел стихи и был потрясен. Они дышали тем возвышенным интеллектом, о котором Роберт мечтал, их отличали необычная и новая музыка, а также смелость мысли — явные признаки зрелости. Робертом завладело непреодолимое желание познакомиться с талантливой женщиной».

ВОПРОС, ОТВЕТ

Ты пришел за любовью. А я не могу
Отвечать тебе солнцем, теплом и цветами,
Потому, что цветы не цветут на снегу,
Может, раньше цвели, а теперь перестали.
Отряхни же подошвы проворней
Чтобы снег не убил твои корни,
Странник.

Пестрый плющ, оплетающий серые камни
Не приносит плодов - винограда и яблок -
Только листья. Возьми себе пару на память
И спускайся, пока над тобою не каплет,
Странник.
Пер. Якова Фельдмана

«она писала очень быстро, кидаясь головой вперед — “в крапиву и колючки” экстравагантных тем, либо принималась не слишком умело развивать метафизические мотивы — с упорством и витиеватостью, достойными елизаветинской эпохи. Но она обладала умом и живым воображением. И несомненно была Поэтом».

ЭТОТ ДЕНЬ

Мы когда-то сюда приходили вдвоём...
Одинокою тенью накрыт водоём.
На росистой тропинке остались следы.
Это я опустилась до самой воды.
Я одна.

Как здесь много травы и прекрасных цветов!
Ты, любимый, всегда был нагнуться готов,
Подобрать их, поднять их и мне подарить.
Как приятно мне было с тобой говорить,
Слушать клятвы.

Я надеюсь, что ты будешь жив и здоров
Средь трепещущих птиц и цветущих цветов...
Забирай свои клятвы, своё глиняный лом!
А тебе, королева моя, поделом
Слушать клятвы.

Я любила тебя и доныне люблю.
За тебя я в молитвах Мадонну молю.
Я тебя отпускаю - прозрачна печаль.
Отплывай моя лодка, отсюда отчаль
К новой жизни. Пер. Я. Фельдмана

«Это сразу почувствовал Роберт Браунинг. Прочитав стихи мисс Барретт, он понял, что нашел собеседницу по сердцу. В сборниках ее стихов он обнаружил те же, что и у него, философские и классические познания, а также столь близкие ему пылкость и склонность к смутным намекам-рассуждениям. Вот советчица и вдохновительница, в которой он так нуждался».

Из письма Элизабет Барретт к Роберту Браунингу: “Моя жизнь близилась к концу, когда я познакомилась с Вами; если я еще жива, то только благодаря Вам: я вернулась для Вас одного”.

А потом будут “Сонеты, переведенные с португальского”, которые Элизабет посвятила Роберту.

43

Как я люблю тебя? Считай.
Во-первых, я люблю тебя
Как простирается душа
До самой кромки Бытия.

Как светят солнце и свеча
На ежедневный хлеб-и-соль.
И как от страсти трепеща
Тиран восходит на престол.

Я потеряла много вер
Пока за солнышком брела.
Как запечатаный конверт
Простая жизнь моя была.

И если Смерть придет за мной
И если я пойду за ней,
То после Смерти буду я
Любить тебя еще сильней. Пер. Я.Фельдмана

«Что касается Браунинга, то в данном случае и он стремился к стабильному чувству. В его жизни было мало женщин, если только они вообще были, тут трудно что-то утверждать с определенностью. Суровые мать и сестра опекали его не менее ревностно, чем отец-деспот опекал мисс Барретт. Сходство судеб и предопределение свыше! Его любовь была порождена умом: он с первого взгляда полюбил эту тридцатидевятилетнюю женщину с изможденным лицом, бледную, излишне чувствительную, но поразительно талантливую»

“Мне хотелось бы запереться с Вами в четырех стенах Вашей комнаты — чтобы мы никогда не расставались; и я бы впервые почувствовал себя хозяином бесконечного пространства…”

Хотя у него есть стихи, полные упоения природой:

В АНГЛИИ ВЕСНОЙ
Быть сегодня в Англии -

В этот день апреля!

Хорошо проснуться в Англии

И увидеть, встав с постели,

Влажные ветви на вязах и кленах

В маленьких, клейких листочках зеленых,

Слышать, как зяблик щебечет в саду

В Англии - в этом году!

А после апреля - в начале мая

Ласточки носятся не уставая.

И там, где цветет над оградою груша,

Цветом своим и росой осыпая

Поле, поросшее клевером, - слушай

Пенье дрозда. Повторяет он дважды

Песню свою, чтобы чувствовал каждый,

Что повторить он способен мгновенье

Первого, вольного вдохновенья.

И пусть еще хмурится поле седое,

В полдень проснутся от света и зноя

Лютики - вешнего солнца подарки.

Что перед ними юг этот яркий! Пер. С. Маршака

Долгое завоевание сердца Элизабет закончилось её похищением.

«Похищение не прошло незамеченным в литературных кругах Лондона. Вордсворт сказал по этому поводу: “Итак, Роберт Браунинг и мисс Барретт уехали вместе… Надеюсь, они поймут друг друга — никто другой их понять не в силах”».

Исповедь

Что шепчет пастор в ухо мне?
"У смерти на пороге
Презрел ли ты сей мир?" О нет!
Лишь подвожу итоги…

Мне склянок ряд, что врач припас,
Обманывает взгляд
И ясно вижу, как сейчас,
Домов предместных ряд.

Там, на холме, была стена,
За ней сад зеленел,
Но он, как неба пелена,
Казался синим мне.

Старик Июнь устроил пир,
Звучал повсюду смех,
Как тут бутылка с надписью "эфир",
Тот дом был выше всех.

А на террасе, там, в тени,
Ждала меня она…
В уме – лишь девушка и те в июне дни…
Господь! Моя вина!

Как лабиринт – огромный сад
И в нем – секретный путь.
Лишь на её наткнуться взгляд,
А не на чей-нибудь!

Я входа не имел в тот мир,
Я проникал тайком
В высокий, как тут склянка с надписью "эфир",
Согретый солнцем дом.

Никто не видел нас вдвоём
И все же каждый день
Она, пройдя ворот проём,
Спускалась по ступеням,

Меня встречала в розах. Да,
Друг друга мы любили…
Грешно, смешно, сплошная ерунда,
Но как прекрасно было! Пер. Э. Ермакова

«Но стихам трудно не быть темными, если поэт вступает в конфликт одновременно и со своим временем, и с самим собой. В Браунинге соединились элементы байроновского бунта и атеизма Шелли; он вышел из семьи, где почитались домашние добродетели, и жил в эпоху, когда созревало викторианство. Быть непонятым — в этом крылось особое достоинство».

Совместное упоение друг другом таяло по мере познания друг друга, и вот уже Элизабет пишет подруге: “Должна Вам признаться, что Роберт и я по-разному смотрим на события… У нас было несколько сцен по этому поводу”.

«Любопытный и многозначительный факт: как только супруги Браунинги перестали жить душа в душу, оба вернулись к работе: он напечатал томик “Мужчины и женщины” — стихи, которые для публики оказались не более понятными, чем предыдущие; она опубликовала длинную поэму “Аврора Ли”, имевшую огромный успех. По общему мнению, в этой чете гением была она».

“Мне представляется, — говорила она, — что сейчас он бесконечно красивее и привлекательнее, чем во время нашего знакомства шестнадцать лет назад, и женщины восхищаются им куда больше, чем то допускают приличия…”

«Для Элизабет было важно, что она умирает, не успев ничего потерять. “Если бы она продолжала жить, их любовь несомненно умерла бы. Но раз умирала Элизабет, любви суждено было выжить; так что Элизабет Барретт Браунинг одержала победу и, сознавая это, заснула со счастливой улыбкой на сделавшемся вдруг детским лице...”»

Стихотворение на смерть жены поэта, Элизабет Баррет-Браунинг (1861 г)

Prospice

Страх смерти? – горло душит горький дым,
Лицо обмерзло вмиг,
Так снегом извещен и ветром ледяным,
Что места я достиг.
Здесь ночь сильна, и верховодит шторм,
И, сей страны жилец,
Стал Древний Враг[28] в чреде ужасных форм,
Но устоит храбрец:
Вершина здесь, и путь отсюда – вниз,
Барьер последний пал,
Но вечной быть борьбе за высший приз,
Ее растет накал.
Я был бойцом, и – мне ли отступать,
Сведем последний счет!
Не смерти наложить отступника печать,
И я иду вперед.
Вкус боя я ценю; то – прадедов черта,
Героев древних дней.
Удар держать, в срок оплатить счета
Страданий и смертей!
Для храброго стать может зло добром,
Минуте тьмы – конец,
Враг замолчит, и бури стихнет гром;
Глупец, подлец и лжец
Изменятся, жизнь возлюбив в тиши,
Зажжется свет, чтоб смог
Тебя обнять я вновь, душа моей души! –
И сохрани всех Бог! Пер. С.Маршака

«Эпилог истории удивителен. Браунинг тотчас решил бесповоротно порвать с прошлым. Через несколько дней после смерти Элизабет Пену отрезали локоны; костюмчики с бантами заменили на строгую мальчишечью одежду; Роберт поспешил уехать из Италии, чтобы мальчик воспитывался как английский boy».

«После смерти жены он не испытал тех мук, в которые погрузила его кончина матери. Он вспоминал Элизабет со спокойной душой, без горечи и угрызений совести. Он знал, что их большая любовь не переросла в ту духовную общность, которую он себе вообразил и о которой мечтал. “Я не хотел бы воскресить свое прошлое… Хотя, кажется, оно и было моей настоящей жизнью: ни до, ни после у меня не было ничего».








            



Спасибо за эту заметку, Люда. Читаю как раз сейчас письма. Развитие отношений героев, понимая их положение (насколько его может понять человек нашего времени) и, благодаря твоей заметке, вижу, как могло бы сложиться их будущее, решись они на побег-сближение, вызов обществу... Пожалуй, счастливее они точно не были бы.

@Nаtалка, может быть, самое счастливое в любви - это предвкушение обладания, ожидание "взаимодушия", по признанию Элизабет. И это у них было.

@sibirjachka, да. Скорее всего так и есть. Но какие страсти... какие образы. Как описаны чувсва... восхитительно!

@Nаtалка, тебе, Наташа, спасибо, что к этой истории взимоотношений повернула внимание. Что интересно в отношениях Элизабет и Роберта, так это, как в них развивалось осознание своих чувст - пока они были поглощены началом своей любви, то писали в основном друг другу письма. Два тома писем! И лишь через какое-то время,  они смогли вылить свою любовь в стихи. 

@sibirjachka, вот ведь раньше отношения были... не то, что сейчас )) Три коротких эс-эм-ски и замуж. Да, неторопливое было время и обстоятельное. 

@Nаtалка, так ведь в наших силах вернуть есмэскам длинные слова. 

@sibirjachka, нет-нет ( В смсках специально мало места, чтобы не рассусоливали и придумывали новояз ( Это надо заново письма бумажные в обиход вводить... но тогда не будет времени на интернет.

@Nаtалка,так ведь в электронной почте можно возродить письмо в традиционном стиле. Просто жаль, если мы утратили эпистолярные навыки.

@sibirjachka, да. Жаль. Тем более, что мы, в большинстве своём, уже их утратили. 


@Nаtалка, а может, восстановить? Не открыть ли нам такую рубрику?

@sibirjachka, это как? Сделать группу? А кому письма писать? 

Помнишь, у нас была тема в Конкурсе заметок - Письмо любимому писателю. Но это была специальная тема. А для группы надо более широкую тематику, наверное. И потом, письма - они ведь личное - не всякий захочет публиковать их в открытом доступе. 

Или я не поняла твою мысль?

@Nаtалка,в группе, ты правильно поняла, можно выделить тему. Письма могут быть, например философские, о культуре, помнишь у Лихачёва Письма о прекрасном. 

@sibirjachka, ох. Это будет (если будет) высокоинтеллектуальная группа. Для того, чтобы писать такие письма нужно быть немного писателем. Надо подумать над этой идеей)

@Nаtалка, конечно, такая попытка на любителя, но было бы интересно попробовать.

Отличная заметка. А "Флаш" Вирджинии Вулф рекомендуете?

@Аппиан, советую непременно прочитать. Написано в духе психологичекой новеллы, Флаш не только живописный персонаж, но и соучастник развивавшихся взаимоотношений между Элизабет и Робертом, свидетель того, что называется - от любви до ненависти один шаг и наоборот. Кстати именно через отношение Элизабет к Флашу она раскрывается как психологический тип.

Большое спасибо. Прочла с удовольствием и интересом.

@Kamila2, и Вам спасибо, что заглянули. Приятно, что тема заинтересовала.

Как хорошо, что зашла и увидела.Спасибо за такую чудесную тему.

А вот этот комментарий поразителен и точен по сути: может быть, самое счастливое в любви - это предвкушение обладания, ожидание "взаимодушия", по признанию Элизабет. И это у них было. 

Тепло-тепло на душе.

@Irina Brutskaya, вот так неожиданно с этой заметкой получилось, я была просто потрясена этой историей, так хотелось ею поделиться, но она как-то ушла не замеченной, потом Наташа её вытащила, и я так рада, что история ожила и затронула ещё и тебя, Ира. Спасибо.

Ваше сообщение по теме: