А поезд на небо уходит все дальше

#властители #и_это_все_о_нем #праздные_поиски Ой, а че, сегодня да? День последнего интервью сегодня? Чернобыль же сегодня, да? Блин. У меня же история есть про это! Она, кажись, в Око силы есть. Ну, нате, короче, кто не читал.
А я смотрю, какое-то воодушевление на втором уровне наблюдателей. А вон чо.

Вчера, мы говорили дома про влюбленность, и я сказал, что состояние влюбленности достаточно сильно спаяно с чувством предвкушения. Дальше, мы перешли на обсуждение самой эмоции предвкушения, про то, что глубокая наркомания этой эмоции нам недоступна.
Я вспомнил, что любя Новый Год, я никогда не понимал этого дебильного высказывания, что предвкушение слаще самого праздника. В Союзе числа 25 декабря — не раньше, раскрашивали витрины сказками, украшали магазины, ставили елки, и поздравляли друг друга с Новым Годом, реже с наступающим. И для меня начинался Новый Год. Само празднество. Мне нравились сами дни до, я не ждал самого праздника, не ждал самого чуда, честно смотрел всякие новогодние кино, любовался витринами, вдыхал запах мандаринов, и радовался самим дням. Ну, сводят тебя еще в театр какой или на утренник. Потом был сам праздник, чаще, конечно, унылый, потому что ты ребенок, ты встречаешь его с родителями, не с приятелями, не с подружкой, потому что они же тоже вынуждены сидеть со своими родителями. Смотришь какой-нибудь Голубой огонек или чего-то там, загадываешь желание, ешь, потом идешь на елку, играешь в снежки, катаешься с горки, возвращаешься домой, убираешь посуду и ложишься спать.
Первого просыпаешься, ешь, смотришь что-то по тв, и к вечеру, пришедшие в себя взрослые начинают ходить по гостям. И вот тогда уже какое-то веселье — либо всякие любимые тети-дяди приезжают, либо

ты к ним, либо уже можно бежать к приятелям-подружкам. И так числа до второго-третьего. Потом, родители идут на работу, а у тебя каникулы. То есть, в детстве Новый Год у меня длился с раскрашенных витрин до выхода родителей на работу, плавно перетекая в каникулы.
Ну, нормальный Советский детский Новый год.

И вот дальше мы перешли на всем известное ошеломленное похмелье первого января. Когда тихо на улице и в воздухе замерло какое-то ожидание. Ну, это если ты трезвый, то ты можешь почувствовать эту атмосферу.
Мы вспомнили все эти рождества и прочие светлые праздники христовы, аллаховы и прочие. То есть, есть в нарративах такие описанные дни светлого спокойного ожидания. И вы, знаете, у меня есть такой опыт, то есть, я понимаю, почему люди так уперто хотят этого чувства. Оно очень приятное.
И знаете, это метафизическое, действительно, глубокое чувство. Да-да, божественное, я бы сказал.

Как-то весной, в деревне, вдруг стали готовиться к празднику. Светило солнце, было так светло и свежо. И это было немного необычно, потому что да не было в нашей деревне каких-то общих праздников — свадьбы-похороны только. Ну, на какую-то троицу, там, яйцами внутри семьи побьются, ну, когда ты маленький, соседи тебя достанут этими сраными яйцами. И все, собственно. А тут… вдруг стали что-то жарить-парить, бегать друг к другу в гости, меняться листами для выпечки, просить друг друга поставить что-то в печку. Я стал приставать ко взрослым — мол, а чо, а чо?
Потому что никогда такого не было. Нет весной никаких таких праздников. Взрослые отвечали на отъявись, на ровно поставленный вопрос — мол, праздник. Весна.
Бабушка пекла птушечек из теста — первый и последний раз в моей жизни. Они были пресные, не для еды. Чем внимательнее я смотрю в тот случай, тем больше подробностей вижу, например, как бабушка смущенно и юно говорит деду:
— дедок, я птушечек напеку?
А он улыбается и говорит:
— ну, пеки, да.
Я спрашивал:
— а зачем?
И мне так:
— напечем, пойдем запускать.
Я:
— а как это?
Мне
— вот напечем и пойдем.
И знаете, как это — это когда выходят тетки с листами на улицу, дают каждому по птушечке, и прямо этих тестовых птичек швыряют вверх, с каким-то заклинанием. Ну, типа, там, всякие "летите на небо, принесите хлеба", я не помню слова. Я все спрашивал "а что это?" И мне отвечали: "это солнцу, или там, это весне."
Я спрашивал:
— а почему мы не праздновали так в прошлом году? А будем ли в следующем?
И взрослые говорили:
— ну, вот раньше не праздновали, а теперь будем. Да, и в следующем так же.
Это было очень весело и радостно, взрослые тетки куда-то ходили, чуть ли не сапожки швырять. Наготовили еды, как на похороны — раздвинули столы, все ходили друг к другу в гости — никогда, никогда такого не было раньше. Но было здорово, как в языческой сказке. Так как таял снег, я вечером запускал кораблики, я любил это делать в детстве. В общем, навеселился, лег спать.

А наутро, солнце светило так ярко и чисто, и мир был такой тихий и умытый. И люди всю первую половину дня были тихие и торжественные. И я опять пристал ко взрослым, что вчера это было, и какой же красивый праздник! И бабушка сказала, мол, так праздник-то сегодня. Вчера это вот ну, вот такие предпразднества, предвкушение и радость перед сегодня. А сегодня вот он сам. Я сначала подумал фигня какая-то, вчера было так весело, а сегодня тишина, какой-то же это праздник. Но Гелиос был такой красивый и ласковый, мир такой чудесный. И я проникся этой светлой и тихой радостью. Красивое божественное чувство. Со второй половины дня стали появляться улыбающиеся люди. Умиротворение можно было просто обнять.

Но вы знаете, я так и не узнал, что это был за праздник. На следующий год, я пытался напомнить взрослым, мол, когда же, когда же, но на меня смотрели взглядом «отъявись, ребенок». Я напоминал бабушке про птушечек, она говорила — каких тебе птушечек надо? Я и делать их не умею. Я пошел к деду, но он улыбался и молчал. Мне говорили разные варианты, что я не так запомнил, выдумал, ну, все, что говорят взрослые.
Вчера, рассказав это своим, мы решили, что это эвереттика. Ну, потому что это самое логичное. И красивое же — то есть, есть ветка, где люди празднуют какой-то весенний языческий праздник. Я делился ощущением и сказал — такое ощущение, что они прихода властителя ждали. Как сейчас бы я подумал.

А потом меня озарила вспышка логики неосознанных знаний.
Я же тогда посмотрел на календарь — чтобы запомнить число. Я и сейчас вижу картинку календарного листа.
День веселья был — 25 апреля 1986 года. А Праздник Умиротворения — 26 апреля.
Последнее интервью в Благодатную землю? Второе пришествие?)) В общем, с праздником взятышей. А нас, ээ... ну, пойдите съешьте что-нибудь из 140 сортов пластмассы, штоле.

Albireo MKG Albireo MKG11 дней 6 часов 1 минута назад

Комментариев к заметке пока нет. Ваш комментарий может стать первым!

Ваше сообщение по теме: