И дым Отечества нам сладок и приятен...

Некоторые люди способны заражать тебя своей любовью к чему-то или кому-то. Не успеешь прочесть их хвалебные отзывы, как вдруг уже бежишь в том же направлении.

В детстве у нас дома стояла книжица какого-то там Сургучева, из аннотации к которой я узнала, что он мой земляк. Прочла я её много лет спустя, и оказалось, что пишет земляк хорошо. Тогда же я запланировала ознакомиться с его пьесой “Осенние скрипки”, но не смогла её найти.

Через 8 лет я наткнулась на беседу каких-то столичных дядечек, посвящённую Сургучеву. Они так убедительно хвалили его творчество и так сокрушались, что его имя ничего не говорит современным читателям, что захотелось всё бросить и читать.

Оказалось, что в интернетах ничего нет. И тогда мне на помощь пришла библиотека, внезапно открывшаяся в соседнем доме.

Прежде чем рассказать о писателе, поведаю, какая заразительная любовь была у него - любовь к нашему городу. После революции он эмигрировал. Сначала был Константинополь, потом Прага, дальше Париж. В Париже он пишет:

Тяжело и больно — и в эту минуту, такой затерянный и такой от всего родного отрешенный, я хочу хоть через эти печатные столбцы, хоть мысленно, хоть только прикосновением луча сердца быть с тобой, мой родной, мой милый и незабываемый с древнегреческим именем, самый для меня прекрасный и цветущий город на земле. < >

И как ни корми нас всякими изысканными Парижами, Биаррицами и Трувиллями, мы все равно, до скончания веков наших, всегда, ныне и присно, будем посматривать, как волки в лес, туда, где кривыми закоулками расположены наши Ясеновская, Хоперская, Армянская, Станичная, Подгорненская улицы и переулки, Нижние Базары, Ярмарочные площади, Полковничьи Яры и всё то, что так близко к родному пепелищу и к холмикам отеческих гробов. < >

Ставрополь- Кавказский, 700 футов над уровнем моря, царь пшеницы, король винограда, великий герцог бесконечных тучных стад, богач, лаццарони, творец песен и дерзких пословиц, кум всем королям, озаренный покровом Владычицы Казанской, которая, как святая Женевьева Парижская, день и ночь бодрствовала над распластавшимся у ее подножья городом И гнала от него трус, потоп, огонь, меч и междоусобную брань Отвернулась Владычица. И город святого Креста, с именем, которое было бы близко самому Гомеру, стал городом какого-то молодца, даже незаезжего. < >

Какой Париж, какой Биарриц может заменить благоухание ставропольских чайных роз, мерное покачивание на солнце наших тополей и георгин, где такие лазоревые цветы, как те, что росли на дне Полковничьего Яра, и эта степь с ястребами в поднебесье, с океанами драгоценной тяжелой ржи, которую с таким нетерпением поджидал в осенние дни славный город Марсель?

Да-да, всё так и есть!

Я прочитала два романа, две пьесы и дюжину рассказов и могу сказать, что Илья Дмитриевич - вполне достойный писатель и драматург.

“Осенние скрипки” меня не разочаровали. Сто лет назад это пьеса имела оглушительный успех, удивлявший и раздражавший Немировича-Данченко и исполнительницу главной роли Книппер-Чехову. “Осенние скрипки” называли дамской пьесой. Ну да, не спорю. Сургучев смог понять и показать женскую драму. Эту пьесу ставят до сих пор. А в 40-е экранизировали в Голливуде под довольно точным названием - «Женщина опасного возраста».

Роман “Ротонда” тоже оказался небезынтересным. Во-первых, поражаешься, как с годами изменился стиль автора (ведь я могу сравнить с первым его романом). Во-вторых, удивляешься, когда понимаешь, что он написан в 1928 году, лично мне показалось, что скорее похоже на литературу посвежее. В-третьих, я никак не могу понять, почему он так назван. “Ротонда”- это знаменитое кафе в Париже, в котором круглые сутки болтались представители богемы. В середине книге туда приходит и главный герой. Но роман вроде бы совсем не об этом. Загадка.

Короче. Если вы дочитали до этого места, то вы, быть может, запомните имя автора. Но вряд ли прочтете его произведения, если только не приедете в ставропольские библиотеки.

Илья Дмитриевич Сургучев

(1881 - 1956)

На десерт цитата из некролога:

«Их было семь... Бунин, Зайцев, Куприн, Мережковский, Ремизов, Сургучев и Шмелев... Семь было с нами, в изгнании... представляли собой русскую литературу и были духовными наследниками Девятнадцатого Века. Толстого, Достоевского, Чехова. Семеро... ушло с нами в неведомое, и неведомое длится скоро сорок лет. И будем говорить о семерых. О тех, кто разделил с русской политической и духовной эмиграцией горький хлеб изгнания, познал унижения и нищету и сквозь эти унижения и нищету нес зажженный Пушкиным и Гоголем факел русской культуры»

Хороший писатель, такой же как Шмелев. )))

@Lemonstra, на что конкретно намекаешь? А то у меня уже пара версий. 

@Aнжелика, только две? Маловато будет. )))

@Lemonstra, в угадай мелодию играть не буду 🤷‍♀️

Запомнить-то запомним, конечно. Не в первый раз читаем... Но оцифровать книги автора стоило бы. А то быстро забудем. 

Составляй петицию - подпишем. 

@Nаtалка, возможно, я не умею искать. Но как я поняла, легко найти можно только пару произведений. Остальное было издано за счет гранта, продавать это нельзя, весь тираж в библиотеках. 

@Aнжелика, может быть и в нашей каким-нибудь чудом имеется 🤔 Надо будет при случае спросить...

@Nаtалка, по поводу оцифровки, возможно она уже давно оцифрована. Если смотреть по нашему региону, то каждая библиотека оцифровывает книги авторов которые родились или жили на территории района (города). В своем районе я например оцифровал все книги наших земляков, и потом помогал республике с оцифровкой книг с авторами (или с представителями) с которыми был заключен договор. Другой вопрос есть ли данная книга в свободном доступе. Тут много нюансов которые препятствуют этому.

@mkutubi, я думаю, в разных регионах дело движется по разному. Но, да, краеведение должно быть в приоритете. А вот с доступом проблем, вроде бы, не должно возникнуть. Всё-таки это не современник... хотя, в каждой библиотеке свои правила и регламенты.

@Nаtалка, тут есть некий перегиб, который называется закон авторских прав. Там есть такие пункты как разрешено оцифровывать книги если со дня смерти автора прошло более 70 лет или со дня последней публикации прошло более определенного срока, а кто может поручиться, что некая типография не переиздала данный труд, а срок еще не прошел. А если есть наследник, то не факт, что он согласен на оцифровку бесплатно, а платить библиотеке не из чего. Тут или отказаться от сканирования или от сканировать и никому не показывать, а если не оцифровать то книга может пропасть совсем. И вот таких книг только от сканированных мною несколько сотен находиться в запасниках национальной библиотеки без доступа читателей.

@mkutubi, ох уж этот закон об авторских правах. Туманный как и все законы ((

Я просто подумала, что этого автора уже точно можно публиковать по сроку давности, но, возможно, я ошибаюсь и срок ещё не подошёл. 

Находится по поиску - постановка "Осенних скрипок в Театре русской драмы имени Леси Украинки (Киев) - 

@Аппиан, я читать люблю. Смотреть не люблю (

@Аппиан, есть постановка с Алисой Фрейндлих. 

@Aнжелика, ага, в Театре Виктюка 1997 г. с ещё стройным Александром Балуевым в дуэте.

@Аппиан,спасибо.

Спектакль замечательный.

@Irina Brutskaya, надо и самому посмотреть.

Конечно, обсуждение именно на радио "Свобода" несколько намекает)). Но проблема в известности Сургучева мне видится еще в том, что в отличии от многих эмигрантов в его творчестве нет четкой антисоветской антибольшевицкой линии. Если бы она была бы, то в конце перестройки и 90-е его бы подняли на щит и издавали бы массово, собрания сочинений и пр., да и при жизни выдвигали бы на Нобелевку, как Марка Алданова, или как сейчас уже, как писателя, преподносят нам Краснова. А так как этого  нет, то и известен Сургучев только на региональном уровне.

@Аппиан, давай сразу опрелелимся, какие СМИ предпочитаешь ты)))

У Гайто Газданова тоже вроде бы не было антисоветской линии. Но он известен больше Алданова. Поэтому...)) Но Газданов, конечно, намного талантливее Сургучева. Хотя я давно его читала. Но видится так. 

@Aнжелика, по поводу СМИ, я в поиске))

А вот Гайто Газданов "Вечер у Клэр" (описание в Википедии)

В романе ярко заявлена тема Гражданской войны, в которой решается вопрос, на какую сторону нужно перейти: за красных или за белых. Но Николай воюет за белых, так как «они побеждаемые»...

Есть значит и у него. Да, надо бы почитать Гайто, да настроения нет))

Сургучева в московских библиотеках ровно две книги : "Губернатор" с рассказами и "Детство Николая II". Оцифровывать не с чего:((

@Аппиан, я под чёткой антисоветской линией понимала то, когда на каждой странице "смерть большевикам", а воевать за белых - это прост объективная реальность для тех, кто оказался в эмиграции. "Вечер у Клэр" сне понравился, чем-то Пруста напомнил. 

@Aнжелика, эх, придется мне признаться вслед за Пьером Байяром, что я и Пруста не читал)))


@Аппиан, я читала только один роман. Поэтому не великий специалист)))) 

Замечательная заметка, спасибо. Из этой семерки двое - Сургучев и Зайцев совершенно не знакомы.Попробую в "Читай городе" найти.Очень  интересно.

@Irina Brutskaya, спасибо большое! Найти можно только "Губернатор" и про детство Николая II. 

@Aнжелика, Алетейя недавно издала пьесы, но цена дикая - https://bookmix.ru/book.phtml?id=3278900

@Aнжелика, Господи, каждый раз убеждаюсь и всем рассказываю, какие же вы здесь интересные и замечательные.Скоро вернусь на сайт

@Irina Brutskaya, обязательно возвращайтесь))) спасибо)))) 

Ваше сообщение по теме: