Печальный юзер, дух изгнанья

Печальный юзер, дух изгнанья,

Не демон и не водяной,

Сейчас поведаю сказанье

Про день и час тот роковой,

Когда на Букмиксе, печальный,

Я появился чуть живой,

И лучших дней воспоминанья

Пред мною вилися толпой.

Когда на сайте-конкуренте

Я с упоением читал

Рецензии. Одни из лучших

Мой друг Фермалион писал.

Тогда их лайкали за дело,

А не по дружбе, как сейчас.

Тогда собрать две сотни лайков

Возможно было, обходясь,

Двумя друзьями. Или тройкой.

Потом иная жизнь пошла:

Админ, занявшись перестройкой,

И накатив, видать, бухла,

Переиначил все порядки.

Теперь, кто хочет получить

Две сотни лайков без оглядки

Должон друзей поднакопить

Две тыщи. Лучше - две с полтиной.

Чтоб сразу, блин, наверняка.

И лайков тотчас станет много:

Как у Ивана-дурака.

А я «дружить» так не желаю

И добавляю во френд-лист,

Тех, про кого я что-то знаю,

Кто симпатичен и речист.

Но все же главное несчастье

Не в том. Мне гаже во сто крат

Несправедливый, богомерзкий,

Никчемно-вредный неформат.

Сего пахабного явленья

Преотвратительная суть

В том, что вообще без объясненья

Возможно рецку запихнуть,

В чулан. Почти закрыть к ней доступ

Да-да, вот легко и просто,

Коль при прочтени сочла

Группа юзеров бывалых,

Будто в рецке смысла мало,

Хоть возможно, что у них,

Этих опытных-крутых,

С рецензентами борцов,

Мало в голове мозгов.

Когда об этом безобразьи

Прознал я, чистый херувим,

Тогда отправился к админу

И попытался перед ним

Всю мерзость нового порядку

Раскрыть, но послан был в клоаку,

И, не поддержанный толпой,

Убрался прочь, едва живой.

Печальный юзер, дух изгнанья,

Над интернетом я летал,

Лелея светлые мечтанья,

В сети без устали искал

Тот сайт, где было бы возможно

Писать рецензию свободно,

Отдавшись страстно вдохновенью,

Не опасаясь, что она,

По глупому произволенью,

Хоть остроумна и смешна,

Быть может предана забвенью

Из-за каприза меньшинства.

Так над простором интернета

Изгнанник бедный пролетал.

Пред ним, как вкусная конфета,

Итог всех поисков лежал.

И дик, и чуден Букмикс был,

Он, словно Терек, грозно выл,

Ревел, скакал, подобно львице,

Свободные, как будто птицы,

Рецензии кружили тут.

И на устах моих печальных

Улыбка заиграла вдруг.

VladimirB VladimirB16 дней 23 часа 36 минут назад

Владимир, это же целая Ода Букмиксу и его преимуществам перед всякими там конкурентами 👍😄

Да, спасибо. Ничего так ода получилась =)

О, сколько нам поэтов чудных готовит конкурс от Букмúкс!

@Mаpат, спасибо за чудного поэта. Ну, просто по ходу стихотворения пришлось говорить "БУкмикс". Поэты - чего с нас возьмёшь?...

@VladimirB, Оба варианта имеют право на жизнь. В моём рифмуется лучше на последний слог. 

Не пропускать убогие рецензии...🤔 Отличная идея))

@Aнжелика,  а судьи - кто? За скудостью мышления ко креативу их вражда неистребима. 


Помните, вы заступались как-то за мою рецензию на Пищеблок? Вот на сайте-конкуренте ее бы быстренько зачислили в убогие и не пропустили. Так что идея эта не отличная, а очень фиговая.

@VladimirB, заступалась? 🤔 Вот это да. Не думала, что я на такое способна)))) Потом посмотрю, что я там писала. Да шикарная идея, зря вы мне про нее рассказали)))) 

Напрасно вы меня пугаете. Потому что вы не сможете сделать Букмиксу ничего плохого, если на нем обитают хорошие разумные люди: ваши коварные планы разобьются вдребезги и обратятся в пыль, которую развеет ветер. 

Ну, а если я заблуждаюсь насчет букмиксчан, и им придется по вкусу идея перенести сюда с Лайвлиба то худшее, что на нем есть, погубив  индивидуальность нашего дорогого Букмикса - что ж, так тому и быть.

Тогда я не пролью и слезинки по милому мне сайту, потому что любой сайт - это, прежде всего, люди, его посещающие. А мне и в голову не придет плакать о людях, которым  захотелось превратить свой маленький уютный сайт в уменьшенную копию его старшего брата, который и сам-то давно уже стал лишь уродливой пародией на себя прежнего.

Тогда я просто сверну мою активность здесь и вновь отправлюсь на поиски своей маленькой уютной книжной Швейцарии. Не привыкать.

@VladimirB, вы меня недооцениваете)) 

...Здесь было дико и чудно,
А ныне - погляди в окно!...

Здорово!!! Я так не умею. А если еще и рецензии писать в стихах так это вообще высший пилотаж.

Товарисч начинал здесь с устранения конкурентов в лице любимца учпедгиза, предъявляя его роману - критика, мол - более чем странные претензии (жалобы на качество дорог, и неполное погружение в любовную интригу и её описание и тп). Подобности здесь

Теперь у нас дороги плохи: прохожих жалят злые блохи 

Что не могло оставить меня равнодушным и пройти мимо. И вот результат...

Энтомологическое

ЧиталогоанатомНедавно я прочитал рецензию-письмо на "Евгения Онегина"
http://bookmix.ru/review.phtml?rid=179404#comment180755
где любимцу Учпедгиза были высказаны претензии!
Пришлось припомнить некоторые актуальные досель энтомологические мотивы любимейшего произведения. Помните, конечно, вот эти "... и мух давил", "толпа жужжит, за стол садясь", "... клопы да блохи уснуть минуты не дают"? Показательно, что писатель и литературовед В.Набоков был также ещё и энтомологом. В.Г. Белинский о наивных критиках писал в том же энтомологическом духе: "Если рыцарей добродушной, искренней личной критики, отличающейся вдруг и невежеством и ограниченностью, мы называли тлёю, то витязей пристрастно-личной критики можно назвать саранчою литературною. Здесь чем умнее критик, тем вреднее он для вкуса неустановившегося общества: его литературному бесстыдству и наглости нет никаких преград, и он безнаказанно может издеваться над публикою".

Теперь кретинствуют не лохи -
От Кафки к Пушкину оне -
Не дохнут резвой скуки блохи,
Как в осень мухи на окне.
Их превращение - на счастье,
День рож ли, или юбилей -
Будь осторожен, свой елей
Не лей им, даже из участья.
«Пришла пора...» Оне книжонку
Оттащат милую в сторонку,
Потом рецензию строчат,
Да пальчик меж страниц сучат.
"Дороги плохи", - что за дело,
Высокопарные друзья, –
Вся насекомая семья
Здорова ль?..
Кланяться велела.

Страницы, теша «праздный взор»,
В глазах мелькают, как забор
Чтоб их читатель «насладился»
Бессмыслицей любви вполне,
Как Таня в непонятном сне,
Сквозь зубы, сплюнув, поглумился.

Но полно возбуждать надменных
Болтливый и несносный вздор,
Невежества сплошной позор
Не стоит строчек вдохновенных.
Ни мудрых истин, ни картин…
Ни то, ни сё… et cetera…

«Ну много всякого добра»
Не мог бы оценить кретин.
«Но ни Вергилий ни Росин,
Ни Скотт, ни Байрон, ни Синека,
Ни даже дамских мод журнал»,
Его бы так не занимал:
Дай наплевать на оба века!
Плевать на всё, и на роман,
На школьный про роман обман -
Прочь лишнее печальных глав,
Май Пушкин, ол ю нид из лав!

Да, кстати, вот она картина,
Изобразил как мог тотчас
Всесущий образец кретина,
Как аккуратный Вас ис дас.
Во-первых, светлая легка
Заботой дума дурака,
А, во-вторых, без власти страсти,
Его спасает от напасти,
Прямолинейный как осины
Взгляд основательной дубины.
Там места нет цветам и шуму
Ничто не проникает в думу,
Там вбит во всё прилежный кол,
Про всё составлен протокол.

Там равнодушное забвенье
До гроба – весь иконостас,
И чувств, и мыслей молкнет глас,
Пока хватает нам терпенья
Тащиться сквозь писаний бред,
Своей теряя мысли след,
Там, там в горячке юных дней
Кто б пожалел учителей?

Кретин читает – землю роет,
Кретин в рецензиях блажит,
Как буря мглою небо кроет,
Как Демон изнутри кипит.
Круг всех возможных разночтений
Он презирает как Евгений,
Он критик! Огорчённо важен,
Кругом, кругом обескуражен.
Ни Пушкин, ни Толстой, ни Блок –
Ничем никто из них не смог,
Его утешить между строк,
Когда могущих мыслей скок
Напоминал блохи метанье:
Скажите ж, в чём очарованье?
Ума и чувств супермашина
Зачем заглохла? А вершина
Всё высока, огнём горит?
Что ж у подножия темнит?

Майн Пушкин, зря прохорошели
«У Ольги плечи, что за грудь» –
Два века! Нет, не обессудь,
Душа моя. Читая в школе,
Понять про это у живых,
Помог бы твой игривый стих,
Когда «пророчествуя взгляду
Неоцененную награду»,
То ножки обласкаешь слогом,
То вот (учитель, не психуй!):
«Младой и свежий поцелуй»,
То кляч сгоняешь на дорогу.

Нет! Им пиши «любви послушный»,
Но так, чтоб лишнего ни-ни!
Про ножки дам?! Да чтоб они
Не заблуждались к школе скушной
По дивным «узеньким следам».
Нет, стройных ножек не отдам!
И вкривь, и вкось пускай ведут,
Пусть шар с утра влетает в лузу,
Пусть мымры объяснений ждут,
Кляня эпическую музу.
Умом прыщавый, плюй себе!
И вспоминай, спустя, с досадой,
Что не обломится тебе,
Кретину, так оно и надо!

@Читалогоанатом, Как же, как же, помню...

Эти прерасные строки напомнили мне надпись на стене в туалете:

Твои стихи прочел я, братец,

В них сразу истина видна.

Пусть я кретин средь рецензентов,

Но ты - говно среди говна.

Ваше сообщение по теме: