Путешествие в Арзрум и не только

Так исторически сложилось, что литературный туризм — это почему-то не моё. Если я и попадала в какие-то места, связанные с книгами или их авторами, то это было скорее нечаянно, чем целенаправленно.
Например, я была на месте дуэли Лермонтова, бродила по пятигорскому некрополю в поисках места, где он был первоначально захоронен, а также посещала домик-музей, где он жил. Но только лишь потому, что Пятигорск совсем рядом со мной, а что в нем еще делать, как не посещать лермонтовские места? (Ведь минеральную воду я терпеть не могу).

Гуляя по Пражскому Граду, я очутилась около домика, где жил Кафка.

А когда приехала любоваться Араратом, выяснилось, что арка, воздвигнутая на смотровой площадке, носит имя армянского поэта Егише Чаренца, которому нравилось прогуливаться здесь, наслаждаясь видом на гору.

Наверное, единственное, что я посетила специально, — это институт древних рукописей в Ереване.

Если бы у меня было много-много денег, свободного времени и гарантированно долгая жизнь, то я бы всё же занялась литературным туризмом. На всякий случай у меня уже намечены направления:
в «Белой гвардии» Булгаков так восхитительно описывает Киев, что хочется срочно ехать и смотреть на это своими глазами;

много лет мне не дает покоя один вопрос — что же такого было в крохотном городишке Лайм-Риджисе, что Джон Фаулз заперся там почти на 40 лет вместо того, чтоб жить в Лондоне как все приличные люди. Надо разобраться;
Швейцарию хочется увидеть по многим причинам, но есть еще и специфическая — такое количество людей принимало решение доживать там жизнь. Например, Борхес и Набоков. Необходимо присмотреться;
ну и сразу же стоит сказать о кладбище Сент-Женевьев-де-Буа, которое хотелось бы посетить, чтобы навестить Бунина и прочих моих знакомых;
логичным продолжением будет Коктебель, где Волошин собирал богему. Ведь таким образом можно мысленно переместиться в Серебряный век, который так нравился мне в школьные годы;
было бы правильно увидеть прерии, по которым скакали мои выдуманные книжные индейцы. Мне они обязательно понравятся, ведь я люблю степи;

рядом с этим пунктом должно быть Карибское море, где плавали мои выдуманные и невыдуманные пираты;

все вышеперечисленные пункты в моей голове давно, а вот этот пришел только что. Дублин 16 июня! Нет, я не фанатка Джойса, но это, наверное, очень забавно, когда в один день в городе появляются любители «Улисса» со всего мира и шатаются по маршруту Блума и Дедала;

и т.д., и т.п.

А еще мне очень нравятся путешествия не в пространстве, а во времени, когда ты с помощью букв попадаешь в свои же родные места много лет назад. К сожалению, глупые писатели мало пишут о моем городе, хоть сама садись и пиши. Спасибо, что Александр Сергеевич мимо проезжал:

В Ставрополе увидел я на краю неба облака, поразившие мне взоры ровно за девять лет. Они были всё те же, всё на том же месте. Это — снежные вершины Кавказской цепи.

Да еще жил Сургучев, о котором я уже писала. В его книгах я всё узнаю. И «бульвар, разделяющий улицу на две части», и «дом с балконом, который поддерживали четыре согнувшиеся гипсовые женщины», и «соборную лестницу,похожую на одесскую лестницу к морю», и многое другое. Прошло сто лет, но ничего не изменилось – ни виды, ни климат, ни нравы: «губерния была богатая, богомольная, черноземная, в урожайные годы – щедрая и веселая»; «Соня улыбалась и говорила, что она не думала, что здесь, в этом городе, все так дорого стоит»; «купцы катались мимо губернаторского дома и старались обгонять друг друга. Это было воспрещено постановлением, и полиция к вечеру составила за быструю езду одиннадцать протоколов»; «вот уж октябрь кончается. У нас-то еще теплынь, благодать, а в России мужики-то, небось, уже по паре валенок сносили».

Еще одна радость - замечательный русский писатель Гайто Газданов, который был по совместительству осетином, приезжал к дедушке на Кавказ и как и я в детстве часто бродил по Кисловодску. Опять я всё узнаю. И тоже люблю "Замок коварства и любви (и ресторан).

...я уезжал в Кисловодск, который очень любил, — единственный провинциальный город со столичными привычками и столичной внешностью. Я любил его дачи, возвышающиеся над улицами, его игрушечный парк, зеленую виноградную галерею, ведущую из вокзала в город, шум шагов по гравию курзала и беспечных людей, которые съезжались туда со всех концов
России. Но начиная с первых лет войны Кисловодск был уже наводнен разорившимися дамами, прогоревшими артистами и молодыми людьми из Москвы и Петербурга; эти молодые люди ездили верхом на наемных лошадях и отчаянно трясли локтями, точно кто-то подталкивал их под руку. В Кисловодске я пил нарзан, разбавленный сиропом, ходил по парку и
взбирался в гору к маленькому белому
зданию с колоннами, которое стояло высоко над городом; оно называлось «Храм воздуха». Я не знал, кому принадлежало это претенциозное название, достойное уездного поэта с длинными волосами и тремя классами высшего начального училища в прошлом. Но я любил подниматься туда: там ветер, как воздушная река, журчал и струился между колоннами. Белые стены были покрыты надписями, в которых изощрялись российская безнадежная любовь и тщеславное стремление увековечить свое имя. Я любил красные камни на горе, любил даже «Замок коварства и любви», где был ресторан, а в ресторане прекрасные форели. Я любил красный песок кисловодских аллей и белых красавиц курзала, северных женщин с багровыми белками кроличьих глаз. Я проходил в парке мимо того пустячного утеса на Ольховке, где постоянно дежурил фотограф, который снимал дам и барышень, стоящих над падающей водяной стеной; эти снимки я видел везде, в самых глухих углах России.

— А это я в Кисловодске снималась...

— Как же, как же, — говорил я. — Я знаю.

P. S. Зря я это всё написала. Захотелось срочно куда-нибудь поехать.

    Я вот прочитала, и такое чувство, что съездила )) так что не зря ))

    Насчет многих красивых мест из классики - скорее всего все давно уже не то и не так, эх, нам бы еще машину времени к поездам прицеплять )) Читала про Киев: Прогулка по "Яме" Куприна: agritura — ЖЖ - все перестроили даже в Яме, что говорить о престижных районах с дорогой землей и красивыми видами. Жаль, но с другой стороны вечного ничего нет ))


    @Leka-splushka, вот как хорошо) 

    Я отдаю себе отчёт, что всё уже не так. Но мне и не нужна какая-то конкретика. Когда кто-то с любовью пишет о каком-то месте, ты заражаешься этой любовью. И тут не принципиально, чтоб все здания остались на том же месте. Просто хочется видеть то место, которое так сильно вдохновляло кого-то. 

    Ох, да, срочно хочется поехать в прерии или к океану...иии на Аляску во времена золотой лихорадки

    @Стопченко, так-так. Не пойму причину: хочется приключений и обогащения или просто прохлады? )) 

    @Aнжелика, приключений и экстрима! (о прохладе даже не подумала)

    @Стопченко, я на всякий случай спросила, ибо на работе некоторые ноют, что хотят прохладу. Желаю приключений и экстрима! 

    Какая классная заметка.

    Она прям зовёт в дорогу. Карибские моря и прерии 😏 Я о таких фантастических далях даже не мечтала... а ведь могла...

    @Nаtалка, спасибо 😊 А я мечтала, но не помогло 🤣

    😍 ах, и мне захотелось путешествовать 😍 первым делом отправилась бы посмотреть институт древних рукописей в Ереване , и много других интересных исторических мест в Армении. Ах 😍

    @Tirui, желаю посетить! Не знаю, сколько нынче стоят билеты, но во всяком случае туда легко попасть. 

    Какой неожиданный Кисловодск! Совсем не Кисло... Я, видимо, невнимательно читала Газданова. На деле хочется проверить.

    @sibirjachka, просто люди замечают то, что им близко. Я уже ничего не помню о книге (кроме того, что мне она понравилась), а про Кисловодск помню. 

    Так и ради этого тоже стоило её прочитать!

    @sibirjachka, ну это уж слишком)) 

    Ваше сообщение по теме:

    Прямой эфир

    Все книги

    Реклама на проекте

    Поддержка проекта BookMix.ru

    Что это такое?