Сверим свои взгляды с авторскими

И.А. Гончаров был весьма обескуражен критикой в адрес романа "Обрыв", особенно же недоумевал он по поводу того, как были восприняты главные герои романа -- Райский, Волохов, Вера. Он считал, что и публика и критика заблуждались в оценке, потому что не учитывали движения времени в романе и связанных с этим эволюционных изменений образов, судя о них только в сиюмоментный период, и рассматривали типы вне связи между собой. Автору захотелось защитить своих героев. Десять лет спустя в 1879 г. он пишет критические заметки "Лучше поздно, чем никогда" («Русская речь», 1879, № 6).

{Только когда я закончил свои работы, отошел от них на некоторое расстояние и время, – тогда стал понятен мне вполне и скрытый в них смысл, их значение – идея. Напрасно я ждал, что кто-нибудь и кроме меня прочтет между строками и, полюбив образы, свяжет их в одно целое и увидит, что́ именно говорит это целое? Но этого не было.

Если молчал столько времени – зачем же теперь принимаюсь сам объяснять свою книгу или, лучше сказать, свои книги, потому что придется затронуть мимоходом и первые два мои романа, говоря о последнем, ибо скажу прежде всего, что они, особенно «Обломов» и «Обрыв», тесно и последовательно связаны между собою, как связаны отразившиеся в них, как в капле воды, периоды русской жизни. }

Было ли это авторскими уточнениями и пояснениями, обычным разговором с читателями и критиками или попыткой всё же снять их недопонимание авторских замыслов, а скорее всё вместе, заметки Гончаров пишет так же обстоятельно с терпеливой тщательностью аргументов. На современном школьном уроке знакомство с ними мне представляется не просто полезным, но и необходимым при чтении классического романа вообще и гончаровского тем более.

Мы уже успели обсудить содержание романа "Обрыв". Сверим ещё раз свои позиции со взглядами автора? Посмотрим, в каком согласии мы находимся. Начнём с Райского.

Гончаров:

{Что такое Райский? Да все Обломов, то есть прямой, ближайший его сын, герой эпохи Пробуждения.

В Райского входили, сначала бессознательно для меня самого, и многие типические черты моих знакомых и товарищей. В обществе, в образованной среде, побеги новых, свежих стремлений мешались и путались еще с терниями и волчцами обломовщины разного рода – и вольной и невольной, с разными приманками праздного житья-бытья, и с трудностями упорной борьбы с старым.

Он, если не спит по-обломовски, то едва лишь проснулся и пока знает, что делать, но не делает.

Если бы русская жизнь не раздвинула, от мановения мощной руки, своих рамок, – мы все остановились бы на той ступени, на которой остановился Райский. Под него подходили тогда многие наши интеллигентные люди, считавшиеся передовыми. Их называли романтиками, крайними идеалистами.

В Райском, вместе с влиянием на него хода времени и новых событий, я следил еще с большим интересом – любопытный, психологический или физиологический процесс проявления этой подвижной и впечатлительной натуры в его личной жизни.

Праздная фантазия в таких натурах чаще всего бросается в сферу чувств, во все виды и роды любвей, производя экзальтацию, творя идолы, порождая из всего этого какую-то горячку или шутиху, что-то жалкое и смешное.

Эти упражнения в чувствах, и особенно в любви, занимали, между прочим, также и значительный излюбленный уголок старой обломовщины!}

Волохов -- самый спорный образ, за который автору пришлось выслушать много упрёков. Критика прочитывала его как героя нового поколения, и эту мысль автор твёрдо отрицал. К новому поколению он относил Тушина.

Гончаров:

{Волохов – не социалист, не доктринер, не демократ. Он радикал и кандидат в демагоги: он с почвы праздной теории безусловного отрицания готов перейти к действию – и перешел бы, если б у нас могла демагогия выразиться ярче и перейти к действию, то есть если бы у нас была возможна широкая пропаганда коммунизма, интернациональная подземная работа и т. п.[21]. Он и пошел бы на это поле работать – искренно, потому что я взял не авантюриста, бросающегося в омут для выгоды ловить рыбу в мутной воде, а – с его точки зрения – честного, то есть искреннего человека, не глупого, с некоторой силой характера. И в этом условие успеха. Не умышленная ложь, а его собственное искреннее заблуждение только и могли вводить в заблуждение и Веру и других. Плута все узнали бы разом и отвернулись бы от него.}

И конечно, образ Веры. Главный упрёк -- такая тонкая изящная натура не смогла бы влюбиться в Волохова.

«Вера пала! как можно, какая жалость!» – говорили мне в глаза.

Не буду приводить всех аргументов Гончарова, на этот счёт, их стоит прочитать да и всю статью целиком тоже. Выбрала этот отрывок:

{ Пала не Вера, не личность, пала русская девушка, русская женщина,– жертвой в борьбе старой жизни с новою: она не хотела жить слепо, по указке старших. Она сама знала, что отжило в старой, и давно тосковала, искала свежей, осмысленной жизни, хотела сознательно найти и принять новую правду, удержав и все прочное, коренное, лучшее в старой жизни. Она хотела не разрушения, а обновления. Но она «не знала», где и как искать. Бабушка берегла ее только от болезней, от явных и известных ей зол и бед и не приготовила ни к каким неведомым ей самой бедам.

В новом друге Вера думала найти опору, свет, правду, потому что почуяла в нем какую-то силу, смелость, огонь,– и нашла ложь, которой, по неведению и замкнутости, не распознала сначала, а распознав, гордо возмечтала силою любви изменить эту новую ложь на свою старую правду и обратить отщепенца в свою веру, любовь и в свои надежды.

И горько заплатила она за самовольное вкушение от этого древа познания зла!

Она воротилась, клоня голову от боли и стыда, и пошла к новой жизни уже другим, сознательным путем.

Повторяю, я не выдумывал ничего: сама жизнь писалась у меня, как я переживал ее и видел, как переживают другие, так она и ложилась под перо. Не я, а происшедшие у всех на глазах явления обобщают мои образы.}

sibirjachka sibirjachka14 дней 2 часа 47 минут назад

Спасибо огромное за заметку! Вы всегда невероятно интересную критику отыскиваете!

Впечатления с автором сверила, мнения своего не изменила )))

@Leka-splushka, Вы восхищаете своей вьедливостью  в книгу и читательской активностью, а ещё  четкостью  своей позиции, это ценно. Мне это нравится, а ещё  больше мне нравится понять и почувствовать, какое множество мнений рождает книга .

Ваше сообщение по теме: