Музыканты и книги. От (A)листера до (Z)oso. Часть II

4
+

Джефф Бакли. Культовый музыкант и вокалист. В одном из певческих рейтингов умудрился обскакать всех, кроме Фредди Меркьюри. Единственный прижизненный альбом Джеффа "Grace" вышел в 1994 году, принеся автору всеобщее признание, которого он так упорно добивался (отец музыканта был известным исполнителем и автором песен, поэтому сыну пришлось доказывать миру, что природа на нём "не отдохнула"). Молодому таланту пророчили славу рок-идола, но пока мы строим планы, бог, как известно, хихикает в кулачок - в 1997 году жизнь Джеффа Бакли трагически оборвалась.

Обидно, что он погиб в 30 лет. Нужно было на 3 года раньше - попал бы в "клуб 27" и приумножил свою славу в сотни раз. Хо-хо. Он бы затмил вездесущего Кобейна, и сейчас бы его знали не только как исполнителя "Халлелуйи" из "Шрека". А если серьёзно, то мир потерял настоящего гения...

Джефф был очень умён и начитан, так что тут только малая часть его библиотеки: Герман Гессе "Степной волк", Джим Кэррол "Дневники баскетболиста", Уильям Берроуз "Билет, который лопнул", "Интерзона"," Дикие Мальчики", Салман Рушди "Стыд", Хантер Томпсон "Страх и отвращение в Лас-Вегасе", Умберто Эко "Путешествия в гиперреальности", Жан Кокто "Белая книга", Джон Керр "Самый опасный метод", Артюр Рембо "Одно лето в аду".

Патти Смит. Одна из "крёстных мам" панка (кроме неё этот титул носит Нина Хаген, хотя кого вообще волнуют эти регалии?). Взлёт её карьеры пришёлся на 70-ые, когда панками не становились только ленивые. Хотя, нет. В панки шли как раз ленивые, которым не хотелось ни работать, ни доводить музыку до ума.

Патти никогда не была "Вишезом/Роттеном в юбке", она не хамила и не плевала в лица зрителям, не резала себя на сцене и не устраивала "большой проблёв" в оркестровую яму, но её панк был всем панкам панк, потому что Смит вместо визуальных образов предпочитала (и предпочитает сейчас) воздействовать на толпу словом, а слово - сильнейшее в мире оружие. И нужно отдать честь этой потрясной тётке - словом она владеет так, как настоящий самурай владеет мечом.

На литературном поприще у Патти были очень хорошие учителя и друзья. Среди первых Смит выделяет Бодлера, Жана Жене, Жана Кокто, Владимира Маяковского, Джима Моррисона и Алескандра Трокки (или Троччи), помимо которых у неё целый список поэтов XIX века. Среди друзей, разумеется, самым известным является Уильям Берроуз, за ним гуськом идут Аллен Гинзберг, Люсьен Карр, Грегори Корсо (именно его, наряду с Нилом Кэссиди, Джек Керуак увековечил в романе "Ангелы Опустошения" под именем Рафаэль Урсо), иными словами, вся керуаковская банда. Ах, да! Боб Дилан, куда ж без него. Кроме всех вышеперечисленных господ у Патриции Ли Смит есть настоящий Литературный Бог, имя которому Артюр, а фамилия которому, ясен пень, Рэмбо.

Не трудно догадаться, что с таким "багажом" Патти рано или поздно сама взялась бы за перо (помимо стихов и песен), что она и сделала. На мой взгляд, ученица превзошла своих учителей, но это уже совсем другая история.

Сэр Мик Джаггер. Бессменный вокалист и лидер The Rolling Stones.

Если бы "Школа рока" действительно существовала, то в любом учебнике обязательно красовалась бы заезженная история о том, как Марианн Фейтфулл, известная исполнительница песен, а также подруга и муза "роллингов", втюхала Джаггеру фолиант нашего Михайло Афанасьевича Булгакова. Истории о Киеве революционных времён Мика не заинтересовали, а вот "Мастер и Маргарита" увлекли его настолько, что будущий Сэр на полном серьёзе начал считать себя... Воландом (жаль, что не Маргаритой). Любовь к сему персонажу оказалась настолько сильной, что музыкант увековечил её в песне "Sympathy for the Devil" (1968).

К сожалению, кроме сего опуса из жизни достопочтенного "роллинга", о читательских вкусах Джаггера почти ничего не известно (разве что факт знакомства с Кеннетом Ангером, учеником Алистера Кроули), хотя в интервью он нередко говорит о любви к книгам и поистине "королевской" личной библиотеке.

Курт Кобейн. Можно я ничего не буду о нём писать? Все и так знают, кто он. Более того, я думаю, книжные представления Кобейна тоже не являются тайной, покрытой мраком. Так или иначе, вот они: Уильям Берроуз "Джанки", Сэлинджер "Над пропастью во ржи", Патрик Зюскинд "Парфюмер", Лоренс Ван Дер Пост, Лев Толстой.

    Комментариев пока нет. Ваш комментарий может стать первым.


Ваш комментарий к заметке: