Моя рыба будет жить

Купить по лучшей цене:

OZON.ru:
+ Подарок
250RUB руб. купить
My-shop.ru: 380 руб. купить
Лабиринт: 597 руб. купить
смотреть полный список магазинов

Скачать электронную книгу:

MyBook.ru: 99 руб. скачать
полный список магазинов
(4.5)
(0.0)
Читали: 70    Хотят прочесть: 66

Моя рыба будет жить, Рут Озеки
Начать читать

Авторы:

Издательство: АСТ

ISBN: 9785170856275

Год: 2014

«Во Вселенной все постоянно меняется, и ничто не остается прежним, и мы должны понимать, насколько быстро течет время, если хотим пробудиться и по-настоящему прожить свои жизни.»

Книга МОЯ РЫБА БУДЕТ ЖИТЬ вошла в шорт-лист премии "Букер-2013" и переведена уже на 34 языка!
Рут Озеки - лауреат Американской книжной премии!
Ее называют японским Сэлинджером и американским Мураками в одном флаконе!

Рут Озеки - американка японского происхождения, специалист по классической японской литературе. Также она увлекается флористикой, театром и кинематографом. В 2010 году была удостоена сана буддийского священника. Рут Озеки ведет активную общественную деятельность в университетских кампусах и живет между Бруклином и Кортес-Айлендом в Британской Колумбии, где она пишет, вяжет носки и выращивает уток вместе со своим мужем Оливером.
Ее прозу сравнивают с творчеством Мураками и Сэлинждера, а ее постмодернистский роман МОЯ РЫБА БУДЕТ ЖИТЬ уже успел стать культовым в тех странах, где был издан. Теперь этот бестселлер стал доступен и для российского читателя. МОЯ РЫБА БУДЕТ ЖИТЬ - роман, наполненный тонкой иронией. Это увлекательная, зачаровывающая история о человечности, утратах и поисках дома.
Рут Озеки разместила обложку русского издания книги на своей странице в соц.сети Facebook со следующим комментарием: "Вы видите великолепную обложку к русскому изданию МОЯ РЫБА БУДЕТ ЖИТЬ, которое выйдет в свет в ноябре. Спасибо "АСТ" за их достойную работу над оформлением и переводом, это просто невообразимо, что "Рыбу" будут читать на языке великих русских произведений".

Цитата:
"Этот дневник расскажет историю жизни моей прабабушки Ясутани Дзико. Она была монахиней и писателем, "новой женщиной" эпохи Тайсё. Еще она была анархисткой и феминисткой, и любовников у нее было полно, и мужчин, и женщин, но извращенскими делишками она никогда не занималась. Конечно, по ходу дела я могу упомянуть пару свиданий, но все, что я напишу, будет исторически верно и должно будет помогать женщинам поверить в свои силы, а всякой дурацкой мутоты о гейшах здесь не будет. Так что если ты любитель клубнички, пожалуйста, закрой эту книгу и отдай ее жене или коллеге - сэкономишь себе кучу времени и усилий". Обо всём этом и не только в книге Моя рыба будет жить (Рут Озеки)



Книга удостоена премий:


"Ты — временное существо моего типа, и вместе мы будем творить волшебство!"

18
"Для сущих во времени
Рассыпаны слова…
Разве это опавшие листья?"

В последнее время мне очень редко попадаются книги, которые захотелось бы оставить на своей полке, чтобы потом дать кому-то почитать или перечитать самой.
Рут Озеки, американка японского происхождения, открыла для меня такую книгу - "Моя рыба будет жить", которую я, пожалуй, занесу в свой личный книжный топ. Это тот самый случай, когда всё сошлось: обложка, название, язык, смысловое и жанровое наполнение.
В романе переплетаются две сюжетные линии.
С одной стороны, писательница Рут (я так понимаю, автор является прототипом), переживающая творческий кризис, находит на берегу пакет с дневником некой девушки Нао из Японии и сверток с письмами на французском языке. Она пропускает сквозь себя историю Нао и обретает себя вновь, переосмыслив свое существование.
«Фриттеры, — подумала Рут. — Это мы. Прожигаем свою жизнь».
С другой стороны, дневниковые записи той самой девушки, повествующие о ее нелегкой судьбе. Они и составляют основной сюжет. Девушка, которая с детства жила в Америке, вынуждена вновь вернуться в Японию. Здесь ее жизнь идет наперекосяк: одноклассники издеваются, отец совершает попытку суицида из-за потери работы. Единственный лучик света для нее - милая и мудрая прабабушка - монахиня по имени Дзико. Но, кажется, даже она не может спасти ее от неминуемой беды...
Этот роман цепляет своей кажущейся простотой, а потом влюбляет в себя своей глубиной. Дневник Нао - это, на первый взгляд, типичные подростковые записи, где-то с жаргонными словечками, где-то с наивно-смешными или грубоватыми мыслями, а в целом даже с юмором, поэтому поначалу складывается обманное впечатление о лекговесности, поверхностности этого романа. Но чем дальше знакомишься с героями, тем больше проникаешься их судьбами, тем сильнее под сердцем начинает трепыхаться и биться та самая рыба, которая не хочет умирать.
"Будто большая холодная рыба умирала прямо у меня под сердцем. Я просто глядела на нее и думала, блинблинблин"
Об этой книге при желании много можно написать, подбирая слова, но этого будет мало. Надо просто прочитать и почувствовать. Вообще в ней много внимания уделяется чувствам и эмоциям. Их тонкая передача отличается образностью и символизмом.
Так как сама книга называется сказкой о временном существе, то большое внимание автор уделяет понятиям времени, бытия и экзистенциализма.
"Но пока ты произносишь «сейчас», оно уже кончилось. Оно уже превратилось в тогда.
Тогда — это противоположность сейчас. Так что сейчас уничтожает собственное значение, когда его произносишь. Вроде как слово совершает самоубийство, или типа того."

Сначала кажется, что между реальностями Рут и Нао большой временной промежуток, но по мере повествования временные границы стираются, и уже не понятно где прошлое, а где настоящее.
Если рассматривать историю Нао, то в пределах ее семьи можно пронаблюдать цикличность и повторяемость времени. Ее судьба похожа на судьбу ее деда-камикадзе, участвовавшего во Второй Мировой войне. Те же издевательства, та же суицидальная склонность, та же потерянность в жизни, когда некому протянуть руку. В тексте не раз повторяются одни и те же строчки.
Склонность к самоубийству, кстати, тоже немало обсуждается, в том числе и как национальная японская черта характера. Вообще, помимо художественного интереса, книга информативна в плане традиций и жизни в стране восходящего солнца.
Ну и, конечно же, присутствует магическая составляющая.
"А если я так далеко зайду во сне, что не успею вернуться, когда надо будет проснуться? Но что, если я не успею вернуться вовремя?
— Тогда я приду за тобой и приведу обратно."

Смогут ли астральные перемещения или переселение души что-то изменить, вернуть пропавшие слова или сделать жизнь другой?
Я думаю, что ответ на этот вопрос каждый читатель найдет сам. Финал, несмотря на очевидную жизнеутверждающую завершенность, на мой взгляд, все же остается открытым. Для меня это как попытка предугадать, а что было бы, если..? А ведь могло быть иначе, стоит только перестать циклиться на самом себе и посмотреть вокруг.
Все мы временные существа в этой жизни, и не нам решать какой у нас "срок годности", наша доля - жить. Жить так, чтобы каждое мгновение было наполнено смыслом.

Лишь наш страх перед смертью придаёт ей смысл

10
Американка японского происхождения, специалист по классической японской литературе и, даже, буддийский священник просто не могла написать ничего тривиального.
Эта размеренная история, которая удивительным образом объединяет уйму проблем: разницу культур, травлю, насилие, пытки, суицид, проблемы экологии, философию Дзен, время, параллельные реальности, бытие и еще много всего. Нашлось место и для котиков и один из них - кот Шрёдингера.
Повествование ведется от лица двух героинь. Аlter ego самой Рут Озеки, переживающей творческий кризис и испытывающей страх перед вероятным Альцгеймером, однажды находит дневник японской девочки-подростка Нао, который и становится центральной линией романа.
Нао пишет историю своей семьи, но оказывается, что эта история её борьбы, становления и обретения «супапавы», так её бабушка Ясутани Дзико произносит super power, суперсилу. Бабуля, к слову, не простая. «Она была монахиней и писателем, "новой женщиной" эпохи Тайсё. Еще она была анархисткой и феминисткой, и любовников у нее было полно, и мужчин, и женщин, но извращенскими делишками она никогда не занималась».
В начале романа Нао предстаёт жертвой жестокой травли, глубоко разочарованной своими родителями. Отец алкоголик-неудачник, мать – ломовая лошадь. Девочку посещают мысли о суициде, она бросается в крайности, то непрестанно медитирует, то решает заняться проституцией. При этом, автор настолько великолепно преподносит внутреннюю мотивацию героев, что их сомнительное (с моей точки зрения) поведения обоснованно и понятно.
Постепенно, знакомясь с историей своей семьи, Нао меняет своё отношение к жизни, а вслед за ней что-то меняется и в Рут, которая настолько проникается историей девочки, переживает за неё, что в какой-то момент забывает, что после событий в дневнике прошло несколько лет.
Кстати, о времени. Этот роман относят к мистическому реализму, поскольку разнесенные по времени герои сходятся в одной точке реальности и взаимно влияют друг на друга. Мне же кажется, что это не совсем так, поскольку автор очень старательно объясняет гипотезу мультивселенной, т.е. гипотетического множества всех возможных реально существующих параллельных вселенных и с этой позиции выстраивает сюжет.
Оригинальное название A Tale for the Time Being знающие люди переводят как «Сказка о временном существе», что по-русски как-то криво и непонятно. Поэтому полностью одобряю выбранное издателем название, которое тоже очень подходит книге.
Особенно интересно было читать про японскую культуру, настолько отличающуюся от европейской, что это всегда поражает и заставляет задуматься. Нравственность, мораль, отношение к смерти – всё это человеческие выдумки, не имеющие отношения к реальности.

Будет ли жить моя рыба? Моя рыба будет жить!

9
О чем для меня эта книга? О ресурсности. Что делать, если неприятности щедро сыплются на голову, когда истощен, когда потерялся и не слышишь себя? Как выживать в холодном и оказавшимся чужом мире?

В произведении мы встречается с двумя главными героинями.
Это Нао, японка, выросшая в США и вынужденная вернуться на малую родину. Переезд сам по себе стал травматичным событием, а тут еще Нао стала объектов школьной травли, а ее отец попытался покончить самоубийством, в то время как мать вынуждена уйти в работу, чтобы хотя бы материально тянуть семью на себе. И все это на фоне подросткового периода.

Это Рут, заметившая ухудшение памяти, и это пугает: ее мать, недавно скончавшаяся, страдала синдромом Альцгеймера. Молодая женщина, привыкшая к городской жизни, переезжает на забытый остров, чтобы муж мог заниматься своими экологическими проектами и поправил здоровье. И как быть ей, писательнице, потерявшей вдохновение, потерявшей себя и ощущение жизни?

И есть еще Дзико, пожилая монахиня в разваливающемся храме, давшая обет пропустить всех в лифт.

И всех их связывает дневник.

Это не типичная история успеха, где герой берет себя в руки и, сжав зубы, преодолевает все трудности на своем пути: герои тонут, захлебываются болью, и только опустившись на самое дно вдруг приходит принятие себя и жизни и любовь.

Мне эта история показалась животрепещущей: я с напряжением ждала развития событий, сопереживала героям, отчаянно искала крупицы информации как Рут и сидела в кафе рядом с Нао.
Произведения затрагивает ряд очень важных проблем: экология, совесть, переписывание истории, разница менталитетов, конфликт отцов и детей, война, кибербезопасность, принятие, жестокость и многое другое. С каждой страницей находишь все более глубокие темы для рассуждений, едва ли оставляющие равнодушные.

В общем, да, я многое подчерпнула из этой книги, хотя какие-то вещи для себя я отвергала из-за отличия менталитетов, да и магический реализм я не особо люблю (но его мало и он вполне уместен). И все-таки в этой истории что-то показалось мне общечеловеческим. Что-то про любовь к жизни.
Средний балл оставивших отзывы: 4.88
  • Две истории: профессиональной писательницы Рут, живущей на небольшом островке вместе с мужем и котом Песто, и писательницы-любителя японской девочки-подростка с непростой судьбой Наоко. Наоко пробует писать историю единственного адекватного на ее взгляд взрослого - вечно 104-летней прабабушки-монахини Дзико. Да, прабабушка мировая, но в итоги все же выходит история Нао - местами грустная, местами жесткая, с но долей надежды. Любовь к французскому, философии и самоубийствам - оказывается делом семейным у Ясутани. О приобретении супапавы (super power - суперсилы) путем медитации, о философии времени и попытках поймать сейчас (Нао - Now), о сущности/силе/душе, живущей в каждом - о рыбине, которой нельзя дать умереть.
    По честному, эгоистично, но хотелось реалистичного финала. Если бы магический реализм не ворвался под конец книги (пусть и объясненный физикой и математикой), на мой взгляд, было бы жестче и мощнее.
  • 2
    +

    «Прошлое — странная штука. Нет, правда, оно вообще существует? Ощущение такое, что существует, но где? И если оно существовало, но сейчас не существует, то куда оно делось?»

  • 2
    +

    «Иногда, чтобы сказать, что у тебя на сердце, слова не нужны.»

Книгу «Моя рыба будет жить» Рут Озеки можно приобрести или скачать: в 5 магазинах по цене от 99 до 597 руб.

Предложений от участников по этой книге пока нет. Хотите обменяться, взять почитать или подарить? Добавьте объявление первым!



Интересные посты

Интересная рецензия

Не книга, а протухший винегрет с клюквой

Я думала, что плохих книг я видела достаточно, но нет, Майкл Суэнвик сумел меня удивить - два дня...

Интересная рецензия

Неестественная книга

В последнее время в магазинах определенный перебор книг в жанре нон-фикшн. Большинство я стараюсь...

Интересная рецензия

Походная романтика, суровость гор и перевал Дятлова

В одном придорожном кафе на трассе Екатеринбург-Тюмень установили полку с книгами – что-то вроде...

Заметка в блоге

Мой приз за участие в КМ 19

А мне книжечки пришли от ОЗОНа! Спасибо Bookmix.ru и ozon.ru!!!