Зулейха открывает глаза

Купить по лучшей цене:

OZON.ru:
+ Подарок
410RUB руб. купить
My-shop.ru: 544 руб. купить
Лабиринт: 682 руб. купить
смотреть полный список магазинов
(4.6)
(0.0)
Читали: 566    Хотят прочесть: 224

Зулейха открывает глаза, Гузель Яхина

Авторы:

Издательство: АСТ, Редакция Елены Шубиной

ISBN: 9785170904365

Год: 2015

«В черном шатре не было места воспоминаниям и страхам, его плотные шкуры надежно защищали Зулейху от прошлого и будущего. Здесь было - только сегодня, только сейчас.»

Историческая драма. Всем раскулаченным и переселенным посвящается. История жизни и любви раскулаченных переселенцев в Сибири. Предисловие Людмилы Улицкой. Роман "Зулейха открывает глаза" начинается зимой 1930 года в глухой татарской деревне. Крестьянку Зулейху вместе с сотнями других переселенцев отправляют в вагоне-теплушке по извечному каторжному маршруту в Сибирь. Дремучие крестьяне и ленинградские интеллигенты, деклассированный элемент и уголовники, мусульмане и христиане, язычники и атеисты, русские, татары, немцы, чуваши - все встретятся на берегах Ангары, ежедневно отстаивая у тайги и безжалостного государства свое право на жизнь. Всем раскулаченным и переселенным посвящается. Об авторе: Гузель Яхина родилась и выросла в Казани, окончила факультет иностранных языков, учится на сценарном факультете Московской школы кино. Публиковалась в журналах "Нева", "Сибирские огни", "Октябрь". Цитата: "Роман "Зулейха открывает глаза" - великолепный дебют. Он обладает главным качеством настоящей литературы - попадает прямо в сердце. Рассказ о судьбе главной героини, татарской крестьянки времен раскулачивания, дышит такой подлинностью, достоверностью и обаянием, которые не так уж часто встречаются в последние десятилетия в огромном потоке современной прозы". Людмила Улицкая Ключевые слова: Роман, художественная проза, переселение, раскулачивание, ссылка, Сибирь, драма, переселенцы, история, СССР. Обо всём этом и не только в книге Зулейха открывает глаза (Гузель Яхина)



Книга удостоена премий:


Из Сибири с любовью

41
Зулейха открывает глаза. Начинается её день. Я, сходу ныряя в повествование, следую за ней по пятам. Осторожно, бегло осматриваюсь, иначе - никак, очень уж деятельная героиня передо мной, тянет за собой в сюжет, будто за руку ведет. Боюсь спугнуть хлынувшее с первых страниц хрупкое еще очарование.
Брызжет со всех сторон национальным колоритом. Ярко, образно, хоть сейчас на все экраны страны, не буквы перед глазами - видеоряд. Татарская деревня, 1930 год. Молодая женщина в заботах с раннего утра и до глубокой ночи, все очень традиционно - изба, хозяйство, муж-господин, свекровь-госпожа. И, естественно, со всеми вытекающими быта и нравов Востока: сказано - делай и помалкивай, бьют - терпи и помалкивай. Сама себя мысленно зовет мокрой курицей. Поездка в Казань - предел мечтаний, дитё - отдушина, и той нет. Не жизнь вовсе, служение. Уже здесь сердце начинает щемить, ведь знаю, не разжалобить меня пытается Гузель Яхина, показать, как все было хочет. Верю. Страшно. А ничего и не случилось еще.
Затянуло с головой, руками, ногами, всю целиком, не могу оторваться. Хожу по дому и твержу, что Зулейха открывает глаза.
Со всех сторон женский, роман написан женщиной о женщине и, прежде всего, как ни крути, для женщин. Это не легкое чтение между делом, сюда не подойдут маршмеллоу, ароматы карамели и модное кафе. Слишком велик диссонанс. Это и не плачь по искалеченным судьбам восточных красавиц, хотя его отголоски, конечно, тоже слышны. Я бы сказала, что роман о любви. Причем о любви объемной, заполняющей все сердце человеческое без остатка, о любви всесторонней, складывающейся из множества более мелких, маленьких любовей. Её везёшь в холодном вагоне через полстраны, притаившуюся в кармане рядом с кусочком пропитанного ядом сахара, из последних сил удерживаешь в грязном голодном теле, она не утонет в водах Енисея, ради нее и в метель, и в мороз, и собственной крови не жалко. В который раз дивлюсь мощности этого двигателя, почти безграничной, огромной силище, которой держаться уже не в чем, не на чем, жестокости власть имущих и самоотверженности тех, чьими жизнями выстлана дорога в светлое будущее, в том числе и мое. Верю в каждое слово, оттого еще страшнее.
Однажды Зулейха откроет глаза и без страха заглянет в новую жизнь, наконец поймет, что и сама стала новой, другой. Но после всего пережитого в сердце по-прежнему будет жить любовь. Красиво и немного грустно. А я подниму глаза от книги и обниму взглядом свою сибирскую деревню, стену леса, реку и высокий берег над ней. Тоже люблю.

Кому и на что открывает глаза Зулейха

26
Каюсь... каюсь. Я не поклонник творчества Яхиной. Не сторонник стиля утомительно коротких рубленых фраз, детализирующих до букв бытовые мелочи, неудобства, несчастия, испытываемых простой деревенской семьей, пострадавшей от репрессий 30-х годов.
Честно, не понимаю, как можно было поднимать на щит этот политически ангажированный роман? "Двигать" в массы довольно среднее по художественным достоинствам произведение? Хотя, скользя взглядом по страницам, - на эмоциональном уровне, - вполне сочувствую тем, кто попал в переплет и понимаю тех, кто хочет познать истину в первой и последней инстанции от людей, переживших ужасы тех лет.
Роман дотошно внимателен к судьбе татарского народа, в которой немало поистине трагических страниц, - спасибо Гузель Яхиной за это, - и он отмечен желанием автора поделиться своими чувствами, впечатлениями НЕ стороннего наблюдателя, а как бы свидетеля, летописца изнутри повествования, пользуясь привилегиями писателя.
Однако, меня озадачивает, если не сказать больше и жестче, стремление некоторых, несомненно, интересантов использовать "Зулейху" в неблаговидных целях. Это сродни тому, как инициировать идею, запустить проект "георгиевские ленточки", наградные от генерала Власова, ко Дню Победы.
Меня смущают фразы типа "советское прошлое". Это не прошлое. Это История страны. "Новые русские" успели за какие-то несколько лет не просто отринуть "советское прошлое", но и превратить в щепки его наследие: здравоохранение, образование, промышленность... Исчезла общность под названием "советский народ", все разбрелись по национальным квартирам. Провал, катастрофа с грамотностью, наконец! - не от того ли каша в головах современников, которым кому-то срочно понадобилось "открыть глаза"?
Все было, было, конечно, не маленькие, можем отделить мух от котлет. Но ЗАЧЕМ было приурочивать фальшивый в его постановочно-пропагандистской сущности сериал "Зулейха открывает глаза" к годовщине Победы? - у вас есть ответы? Полагаю, что есть, как и у меня, из поколения "дети войны".
Просто нужно ответить на вопрос: Кому выгодно?
А спорить, хорош ли роман с точки зрения канонов, разбирать его по косточкам, - нет, занятие бесперспективное. Это зависит прежде всего от мировоззренческой позиции. И это предмет спора.
Таким он и был задуман? - не знаю.
Вероятно, дело не в авторе, а в выборе темы, на что он (автор), безусловно, имеет право. И все бы ничего, но экранизация "Зулейхи", которая открывает глаза (кому и на что?) в нынешнем виде, по нашему мнению, как уже было сказано, не что иное, как политическая провокация в канун Победы.

"Скрыл от премудрых и открыл детям и неразумным..."

21
Почему-то именно эти слова приходили чаще всего при чтении романа Гузель Яхиной "Зулейха открывает глаза". "Неразумная", иначе говоря, "мокрая курица" - это тридцатилетняя татарочка, забитая, робкая, несчастная мать, потерявшая четырех дочерей, трепещущая перед мужем и свекровью. День ее бесконечен.Радости в жизни не видела никакой. На дворе 1930 год, скоро надо пахать и сеять, а Красная Татария не выполнила план по уничтожению кулачества как класса... Читать по-русски Зулейха не умеет. Лицо с усами щеточкой где-то видела, но не знает, кто это. Зато очень хорошо знает всех домовых и духов-покровителей: для спокойствия дочерей, умерших в младенчестве, для животных, для бани... Можно сказать, что это яркий образчик такового вот темного, первобытного, дремучего сознания. однако автору интересна именно она, а не представители уцелевшей интеллигенции (доктор Лейбе или Иконников). Она абсолютно послушна всем: мужу, "красноордынцам", даже Упыриха (свекровь) в следующие шестнадцать лет жизни имеет над ней власть, появляясь в сознании где-то между сном и явью. Она "открывает глаза", когда надо выжить и защитить родившегося в Сибири сына. Она стала похожа на образ с плаката "Родина-мать зовет". В конце романа ей 46 лет, сына она отпустила...
В аннотации к роману указано, что автор, Гузель Яхина, учится на сценарных курсах. Это чувствуется. Ситуации, персонажи - все показано через зрительный образ, есть даже образы-рифмы. Вот самая дорогая вещь в доме мужа Зулейхи, богатого крестьянина Муртазы, - его кафтан. Дивный, расшитый, великолепный. Вот профессорский мундир доктора Лейбе. Доктор не знает, что мундир молью траченый, потому что уже ничего не знает, он сумасшедший уже десять лет. Вот каракулевая шуба муллы. Мулла умрет в оскверненном храме. Вот шляпка с перышком петербургской барыни Изабеллы, забытая в скотском вагоне. Вот так будут гореть "Дело" и метрика Юзуфа, которые Игнатов сожжет в печке.
Порой мне казалось, что в романе есть даже и найденные давно ситуации и образы, и даже штампы. Поезд с раскулаченными с Поволжья, а также с присоединенной к ним горсткой ленинградских "бывших" едет в Сибирь, едет аж полгода. Художник с именем, на его счету 24 бюста Сталина, из хлеба лепит скульптурки. Напоминает Шаламова, а именно "Шахматы доктора Кузьменко". Только съедать их потом не пришлось. Разговоры "бывших" заставляют вспомнить "Один день Ивана Денисовича". Вопли в коммунальной квартире - это тоже, скорее, наши представления о коммуналке, а не реальные вопли.
Если вернуться к идее о зрительных образах, то они, на мой взгляд, самые сильные. Мерзавец Горелов хочет привлечь Зулейху "стучать" на Игнатова, шантажируя ее сыном. Как бы между прочим Зулейха (а она сумела стать членом охотничьей артели, у нее твердая рука и зоркий глаз, что заставляет вспомнить Алию Молдагулову, девушку-снайпера, Героя Советского Союза) подстрелила белку так близко от Горелова, что всякие грязные мысли у него сразу улетучились. Да и муки того же Игнатова, когда ему снятся все убитые им "классовые враги", напоминают судьбу Аркадия Гайдара. Ведь он страдал страшными головными болями, настигшими в тридцатые годы, года уже не надо было шашкой махать. Игнатов - единственный персонаж, где автор пускает в ход описание душевных мук. Это тот самый выбор уже далеко не архаичного сознания, нравственный выбор.
Конечно, это роман и о любви ("медом пахло его тело"), и о материнстве. Что ты можешь дать своему сыну, кроме тепла и заботы, а ему нужно и образование, и развитие, ему нужен весь мир, а что можешь ты, и так совершившая невозможное? И обиды на сына. Как мог ничего не взять у человека, прожившего с ним 12 лет под одной крышей? Мудрая Изабелла говорит Зулейхе: "А взгляд? У них же совершенно одинаковый взгляд - страстный, даже одержимый!". Юзуф - сын Зулейхи и Муртазы. По крови. А чей по духу? Может, он в какой-то мере птица Семруг, легенду о которой они с матерью рассказывают друг другу? Кстати, птица Семруг и поселок Семрук (предложение названия от первых выживших поселенцев в честь четверых главных мужиков, обустроивших жизнь, один был однорукий). Опять перекличка...
Благодаря чему люди выживают? Почему сразу погибают лучшие из лучших? И Бог, точно ли Он забыл всех?
Средний балл оставивших отзывы: 4.69
  • Роман сложный, интересный, многогранный. И очень сложно внятно выразить свои эмоции после прочтения...тяжело..., книга проникает в душу, не ты живешь в истории, а история в тебе, проникает и в душу, и в сердце, и ум, и живет, заставляя плакать, переживать, сочувствовать, ненавидеть.

    Ранняя советская власть очень любила выискивать врагов среди населения, зачастую «врагов» находили в неугодных новой власти интеллигентах, художниках, режиссерах, ученых, врачах и просто крестьянах.

    Зулейха — образ, вдохновленный бабушкой писательницы, которая застала раскулачивание маленькой девочкой. Но это не бабушка, это собирательный образ. Гузель Яхина подходит к написанию романа серьезно. Ее проза умная, живая, историческая. Зулейха — обобщенный образ всех раскулаченных и сосланных в забытые богом, аллахом, буддой, места. Иконников — образ художников, режиссеров, всех творческих людей, Изабелла — интеллигенции, которые несмотря ни на что оставались людьми, Константин Арнольдович и доктор Лейбе — образы науки, медицины, тех профессоров, разработками которых новая советская власть успешно пользовалась, но самих профессоров предпочитала ссылать куда подальше. Горелов — обыкновенная сволочь, родился сволочью и сволочью останется, чтобы ни происходило. Игнатов — одновременно зверь и человек, в котором человечность еще может проснуться, а Юзуф — символ надежды, что у следующего поколения может быть лучше жизнь, главное вырваться из сковывающих обстоятельств.

    Роман не оставляет и после прочтения, я все обдумываю, переживаю, образы продолжают жить и я с нетерпением жду сериала-экранизации, а бумажная книга непременно останется у меня на полке в моей личной библиотеке. Гузель Яхина стала еще одним именем из современных российских писателей, чьи книги хочется читать и перечитывать и следить за появлением новых книг.
Книгу «Зулейха открывает глаза» Гузель Яхина можно приобрести или скачать: в 4 магазинах по цене от 410 до 682 руб.

Предложений от участников по этой книге пока нет. Хотите обменяться, взять почитать или подарить? Добавьте объявление первым!


  • Зулейха открывает глаза

    Зулейха открывает глаза

    Издательство: АСТ, 2015

    ISBN: oz142602943

    Купить данное издание можно здесь


Интересные посты

Заметка в блоге

Букмикс. Больше, чем сайт

Удивительно бывает. когда самый обычный солнечный осенний денек вдруг оказывается праздничным. А...

Новости книжного мира

Новое издательство Inspiria: больше, чем книга

Представляем издательство Inspiria — под этим брендом будет выходить художественная литература в...

Новости книжного мира

Милан Кундера получил премию имени Франца Кафки

Литературная премия имени Франца Кафки, одна из самых престижных в Чешской Республике, в этом году...

Новости книжного мира

Объявлены победители конкурса иллюстраций к книге Роулинг

Книга на русском языке «Икабог» появится в продаже в ноябре Опубликованы иллюстрации-победители...